Съеденный накхом (idealblog) wrote in namarsh_ru,
Съеденный накхом
idealblog
namarsh_ru

Итальянцы

Вот такая фраза:

"Между Шефом и Народом налажена прямая связь через каналы СМИ, через голову парламента -- куда, кстати, Шефу ходить совершенно не обязательно. Незачем ему испрашивать согласия парламента, потому что консенсус ему и без всякого похода гарантирован и парламент у него ручной. Парламент у него на роли нотариуса, который регистрирует соглашения между ним и телеведущими."

О ком, о чём это сказано? О Путине и его очередном общении с народом? Ещё о каком-то тоталитарном вожде? Нет, это об итальянском премьер-министре Сильвио Берлускони (сказано в период, когда он ещё был премьером, в 2005 году). Автор этих слов -- Умберто Эко, всемирно известный автор интеллектуальных романов, учёный и общественный деятель. Цитата -- из недавно вышедшей по-русски книжки "Полный назад" (стр. 263).

Ура! Мы не одиноки во вселенной. Оказывается, недавно, то есть буквально только что в Европе люди сталкивались с теми же проблемами! А главное, этот сборник статей настолько актуален, что газетам вроде "Лимонки" стоило бы перепечатывать по одной статье Эко в каждом номере, а может кому-то стоило бы даже пригласить писателя в Москву для политической лекции. Ниже я приведу много цитат из книги Эко и даже почти не буду комментировать, и начну с почти буквального, анекдотического совпадения.

"Председатель итальянского сената Марчелло Пера напомнил публике, что политику надо делать не на площади, а в собрании депутатов... Это он так выразил своё неудовольствие по поводу мероприятий оппозиции... Мы, конечно, уважаем суждения главы сената, но эта реплика противоречит духу западных демократий... Если принять как данность, что местом для дискуссий должен быть исключительно парламент, где же тогда могут граждане страны... осуществлять своё право надзора за работой основных трёх властей?" (стр. 264-265)

У нас, как известно, аналогичное высказывание, тоже принадлежащее главе одной из палат парламента, было более радикальным -- в России местом для дискуссий даже и парламент быть тоже не может. Отсюда видно, что проблемы у нас и впрямь схожие, но также понятно, что в России власть на пути создания деспотии пошла значительно дальше.

Другие цитаты из той же книги:

"Прения на тему: насаждает ли Берлускони деспотизм, были сформулированы неудачно, поскольку деспотизм ассоциируется обязательно с "фашистским режимом", а тогда, истины ради, следует возразить, что Берлускони не отменяет ни свободу печати, ни право на выборы, и не высылает диссидентов в Вентотене. Но, может быть, если бы в своё время проговорили, что "деспотизм" есть просто одна из известных форм правления, стало бы ясно, что Берлускони день ото дня устанавливает именно деспотическую форму правления, при которой партия, страна и государство становятся стопроцентно приравнены к сумме корпоративных интересов правителя. Это делается не прибегая к полицейским операциям, к аресту депутатов. Это делается посредством захвата главных средств информации." (стр.232-233) Не правда ли, актуально? Разъяснение сути путинского режима -- а именно того, что и без массовых репрессий и злодейств Путин представляет угрозу для России -- это и правда проблема. "Он же всё делает правильно!" -- это вечный аргумент, и главное непрошибаемый. Ведь и правда, ВВП растёт, пенсии повышаются, все танцуют. Тезис, что деспотия тоже может "всё делать правильно", и это не уменьшает её опасности, ещё пока не стал общим местом, увы.

Ещё о механизме построения деспотии (статья 2001 года, поэтому в будущем времени).

"Единый хозяин, лично владеющий тремя телеканалами, получит политический контроль ещё над тремя. А шесть основных каналов вещания в государстве воздействуют на общественное мнение больше, чем все газеты взятые вместе... Дальше постепенно пойдёт известный процесс: остальные органы печати подстроятся к генеральной линии -- отчасти по привычке, отчасти потому, что их хозяевам покажется, что целесообразно искать главных редакторов, близких к правящим кругам. Короче, получится деспотизм. Деспотизм получится сам собой, будь Берлускони даже самым корректным на свете джентльменом... Любой человек, оказавшись в роли фактического управителя всеми источниками информации в стране, даже если этот человек - святой, не устоит перед соблазном: он начнёт расставлять акценты согласно логике собственной системы. Даже если он станет изо всех сил сопротивляться соблазну, деспотизм устроят его сотрудники. Никогда в истории ни одной страны не было видано, чтобы газета или телеканал самопроизвольно повели кампанию против собственного владельца" (стр. 207) Тоже важное замечание. Иной раз говорят -- цель в избрании Каспарова (Лимонова, Буковского, Геращенко, не важно кого) президентом, в получении власти. А вот нет! Деспотическая власть -- кому бы ни принадлежала, лучше от этого не становится. Цель -- не захват, а реформа власти: даже если реформированная власть не достанется демократам, реформа должна оставаться их целью.

Следующая цитата - как будто о Жириновском, но на самом деле к Путину тоже подходит, и даже в первую очередь.

"В Берлускони поражает (и, к сожалению, многих забавляет) торгашеская манера поведения... Он гипнотизирует недоразвитую публику. Он работает в точности как торговый представитель автомобильной фирмы. Первым делом он говорит, что предлагаемая им машина - зверь, ступнешь на газ - она уже едет двести... Но после того как продавец узнаёт, что у вас пятеро детей и теща в инвалидной коляске, машина без всякого перехода оказывается идеалом безопасного вождения... Потом, по наитию, в порыве великодушия агент предлагает коврики бесплатно. Торговому агенту нет дела, воспримете ли вы его высказывания как последовательные. Ему нужно, чтобы среди всего упомянутого вас зацепила какя-нибудь одна тема... Техника Берлускони явно относится к тому же типу: "я увеличу пенсии" и "я сокращу налоги"." (стр. 236-238)

"Избирательная кампания "Полюса Свобод" оказалась до того успешной, что многим хотелось бы теперь понять её секрет -- ну, если не секрет, хоть формулу и основную идею. Прежде всего приходит в голову..., что политики "Полюса" и в особенности Берлускони... взяли себе за образец коммерческую рекламу. И в соответствии с рекламными шаблонами, решили постоянно показывать один и тот еж символ, озвучивать одни и те же несколько быстрозапоминающихся слоганов... Слоганы сработали именно потому, что были примитивны, в точности как примитивна реклама потребительских товаров. Агитация основывалась на том же принципе, который господствует в рекламе: а именно, что правдоподобие не имеет значения. Ни один потребитель не верит, быдто "Скаволини -- кухонная мебель в каждой семье, в каждой квартире" (спросите статистиков - они опровергнут)... И всё же потребители берут ту продукцию, которую запомнили благодаря слоганам... Сила слоганов не в осмысленности, а в запоминаемости." (стр. 215-216). Чем не "План Путина - победа России"? Лозунгов прошлых выборов я уже не помню, но можно в этом же ряду назвать кампанию за повышение рождаемости, удвоение ВВП, борьбу с терроризмом и т.д..

У Эко есть пример и из истории:

"В 64 году до нашей эры Марк Туллий Цицерон... собрался баллотироваться в консулы. Брат его Квинт Туллий написал ему руководство к действию... Удивительно, до чего походит на первую Римскую республику наша итальянская... По Квинту, политик вообще не несёт своему электорату смелого проекта, и не выходит на споры с оппонентами, и не старается заиметь новых поклонников как премию за проявленную убедительную силу, за яркую утопию. Как отмечено Лукой Канелли, Цицерон не метил в провозвестники каких-то ярких идей, более того -- он советовал кандидату воздержаться от политической полемики, дабы не наделать себе врагов. Кандидат, идеальный в представлении Квинта Цицерона, обязан... никому никогда не отказывать, намекая: раньше или позже что-то будет сделано... Память у избирателей короткая, про обещания они забудут... Закончив чтение, думаешь: что же -- демократия действительно только форма завоевания поддержки, основанная лишь на срежиссированных видимостях и на стратегии обмана? Да, несоменно. Всё так. Мы реалисты. Не может быть иначе внутри системы, основанной на передаче власти тому, у кого более многочисленная поддержка... Не забудем же: рецепты Квинта для воображаемой рекламной кампании создавались в эпоху, когда римская демократия уже входила в глубокий кризис... И не возможно избавиться от мыслей насчёт того, что демократия Рима устремилась к гибели тогда, когда римские политики догадались, что не обязательно относиться с серьёзностью к избирательным программам, а следует по большей части изобретать способы, чтобы понравиться (теле?)зрителям." (стр. 269-273) Ну вот это просто точное описание действий Путина, ни разу не участвовавшего в дебатах.

Об избирателях, голосующих за партию власти:

"Часть электората, назовём её Очарованным Электоратом... не имеет политических установок. Система ценностей этих людей складывалась в течение многих лет под воздействием телевидения -- не обязательно берлускониевского. Для этого контингента ценны идеалы материального благосостоятия, в той же мере ему присуще романтическое видение жизни, не слишком отличное от представлений того, кого я условно назову Беженцем из Албании. Албанец и не подумал бы бежать в Италию, если бы телевидение транслировало на Албанию кадры из картин Росселини "Рим - открытый город", "Наваждение", "Пайза"... Но он бежит в Италию, ибо видит в телевизоре богатое и красочное место... Этому электорату... совершенно неважно, что может установиться деспотизм, потому что деспотизм не уменьшит, даже наоборот - увеличит количество зрелищ, которыми электорат заворожён. Поэтому смешно наблюдать, как такому избирателю указывают, что Берлускони создал "конфликт интересов"..." (стр. 209-210)

Наконец, основной вопрос -- кто мы? какие опасности нас подстерегают? и что нам делать?

"Сплошь и рядом антиберлусконизм превращается в междусобойчик, объединяющий тех, кто и так всё понимает, а резкая критика (если и звучит) не доходит до ушей именно тех наших соплеменников, которым следовало бы задуматься: кому же всё-таки они отдали голоса несколько лет тому назад?.. Травля [Берлускони] рискует выродиться в светскую салонную говорильню, где все соглашаются друг с другом и все поносят Берлускони, потому что это бонтонно... Критика властей доходит лишь до той аудитории, для которой в этой критике ничего нового не содержится." (стр.232)

"Если учесть, что та пресса, которая пока ещё не под Берлускони, достигает в наше время только тех, кто и сам по себе против Берлускони, а остальному обществу достаётся информация от прикормленных журналистов, понятно, что самое разумное -- послать прессу к чёрту. У нас уже появились первые ласточки новых методов борьбы -- митинги, "хороводы". Впрочем, если первый, второй "хоровод" могут вызвать интерес, к десятому образуется привыкание... Информация, что программа новостей замалчивает важную новость, не может оглашаться этой самой программой новостей. Значит -- назад к тактике листовок, к раздаче видеокассет, к уличному театру. Устроить передачу данных по цепочке. Шуметь на чатах в Интернете. На улицах ставить телеэкраны. Транслировать на любительских частотах... В то же время через самые традиционные сети распространения партийных мнений -- через посредство интервью и телепрограмм (но помним: главное -- действовать неожиданно и громко) оппозиция должна устраивать свои собственные провокации... Дело оппозиции -- разгадывать намерения правительства в таких вопросах, к которым общественное мнение наиболее чувствительно, и выявлять, чем это всё угрожает всем нам, формулируя свои упреждения таким образом, чтобы средства массовой информации просто обязаны были заняться этими упреждениями не меньше, чем они занимаются Берлускони." (стр. 248-250)

"Голос электората должен звучать не только в день выборов. Слышать суждение электората полезно и парламенту, и правительству... Подчеркиваю, что это голос избирателей никак не эквивалентен "воле народа", к которой популисты апеллируют. Популизм заключается в прямом обращении к народу (и произвольной интерпретации "народной воли"), и исходит он сверху. А демонстрации на улицах выражают не неопределённый "голос народа", а свободное волеизъявление групп, партий и различных ассоциаций граждан" (стр. 265-266)

Последнее особенно важно: не надо забывать, что оппозиция -- не народ. Мы только часть народа, партия, даже не вполне единая в своих мнениях, постоянно раздираемая дискуссиями и несогласная даже с самою собой. Нельзя выступать от имени народа -- это удел популистов и диктаторов. Но у нас, у меньшинства, есть права. Их мы и должны защищать -- ради себя и других граждан.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment