Алёнушка (bel_ok) wrote in namarsh_ru,
Алёнушка
bel_ok
namarsh_ru

Categories:

Как старые привычки Китая мешают борьбе с распространением нового коронавируса

Я перевела статью As New Coronavirus Spread, China’s Old Habits Delayed Fight написанную Chris Buckley и Steven Lee Myers и опубликованную в https://www.nytimes.com

Первоначальные действия правительства по борьбе с эпидемией позволили вирусу окрепнуть. Желая избежать общественной тревоги и политического возмущения в критические моменты чиновники решали сохранить всё в тайне и укрепить порядок вместо того, чтобы открыто противостоять растущему кризису.


Больница Красного Креста в Ухане 25 января - через пять дней после того, как Китай признал,
что новый вирус может передаваться от человека к человеку,
но через несколько недель после того, как он начал распространяться.
 Гектор Retamal / Agence France-Presse - Getty Images

Ухань, Китай - таинственная болезнь охватила семерых пациентов в больнице, и врач попытался предупредить своих одноклассников из медицинской школы: «Помещен в карантин в отделении неотложной помощи», - написал доктор Ли Вэньлян в группе онлайн-чата 30 декабря, обращаясь к пациентам и коллегам.

"Так страшно", - ответил один из получателей, прежде чем спросить об эпидемии, которая началась в Китае в 2002 году и в конечном итоге привела к гибели почти 800 человек.
Ночью чиновники из управления здравоохранения в центральном городе Ухань вызвали доктора Ли, требуя сказать, почему он поделился информацией. Три дня спустя полиция вынудила его подписать заявление о том, что его предупреждение было незаконным.


Болезнь была не SARS, а чем-то похожим: коронавирус, который сейчас беспощадно идет из Ухани по всей стране и по всему миру, убив по меньшей мере 304 человека в Китае и заразив более 14,380 по всему миру.

Первоначальные действия правительства по борьбе с эпидемией позволили вирусу окрепнуть. Желая избежать общественной тревоги и политического возмущения, в критические моменты чиновники решили сохранить всё в тайне и укрепить порядок вместо того, чтобы открыто противостоять растущему кризису.

Реконструкция решающих семи недель от появления первых симптомов в начале декабря до решения правительства заблокировать город на основе двух десятков интервью с жителями Уханя, врачами и должностными лицами, заявлений правительства и сообщений китайских СМИ, показывает нам те действия, которые задержали принятие необходимых мер по охране общественного здравоохранения.

В те недели власти принудили умолкнуть врачей и других людей, которые сигнализировали об опасности. Чиновники преуменьшали угрозу для населения. 11 миллионов жителей города не подозревали, что должны защитить себя. Власти закрыли продовольственный рынок, где, как полагали, начался вирус, но сказали публике, что это для ремонта.

Нежелание чиновников публично выступать отчасти основано на политической мотивации, поскольку местные должностные лица готовились к своим ежегодным конгрессам в январе. Даже по мере роста числа случаев чиновники неоднократно заявляли, что, вероятно, инфекций больше не было.

Эксперты в области общественного здравоохранения утверждают, что не предпринимая активных действий по предупреждению общественности и медицинских работников, правительство Китая упустило один из своих лучших шансов не допустить превращения болезни в эпидемию.

«Это вопрос бездействия, - сказал Янчжун Хуан, старший научный сотрудник по глобальному здравоохранению изучающий Китай в Совете по международным отношениям, - в Ухане не было никаких действий со стороны местного департамента здравоохранения, чтобы предупредить людей об угрозе».

Первый случай, подробности которого ограничены, а конкретная дата неизвестна, был в начале декабря, и к тому времени, когда 20 января власти начали действовать, болезнь превратилась в грозную угрозу.

Доктор Ли Венлян

Сейчас эта глобальная чрезвычайная ситуация в области здравоохранения вызвала ограничения на поездки по всему миру, потрясла финансовые рынки и, возможно, создала, пожалуй, самую большую проблему для лидера Китая Си Цзиньпина. Кризис может перевернуть повестку дня г-на Си на месяцы или дольше, подорвав его видение политической системы, которая предлагает безопасность и рост в обмен на подчинение железному авторитаризму.

В последний день 2019 года, после того как послание доктора Ли было распространено за пределами группы, власти сосредоточили внимание на контроле над повествованием, и полиция объявила о расследовании в отношении восьми человек, якобы распространявших слухи о вспышке.

В тот же день Уханская комиссия по здравоохранению, подкрепленная этими «слухами», объявила, что 27 человек страдают от пневмонии по неизвестной причине. В своём заявлении она призвала не беспокоиться: «Заболевание можно предотвратить и контролировать»

Доктор Ли, офтальмолог, вернулся к работе после выговора. 10 января он лечил женщину от глаукомы. Он не знал, что его пациентка уже заражена коронавирусом, возможно, от своей дочери. Позже они обе заболели, как и доктор.

Оптовый рынок морепродуктов Хуанань в Ухане 11 января.
Он был закрыт 1 января - для ремонта, как сообщали государственные СМИ.
Noel Celis / Agence France-Presse - Getty Images
Костюмы химзащиты и дезинфицирующие средства

Ху Сяоху, который продавал переработанную свинину на оптовом рынке морепродуктов Хуанань, к концу декабря почувствовал, что что-то не так. Рабочие начали болеть лихорадкой. Никто не знал, почему, но, по словам г-на Ху, несколько человек были в больничном карантине.

Рынок занимает значительную часть квартала в новой части города. Такое его расположение производит впечатление резкого контраста между находящимися рядом многоквартирными домам и магазинами, обслуживающими растущий средний класс и множеством торговых палаток, продающих мясо, птицу и рыбу, а также экзотические блюда из живых рептилий и дичи, которые некоторые люди в Китае ценят как деликатесы.

Ухань 27 января. В середине января в городе провели гигантский банкет.
Гектор Retamal / Agence France-Presse - Getty Images
Городские власти сделали оптимистичные заметки в своих объявлениях. Они предположили, что остановили вирус в его источнике. Кластер болезней был ограничен. Не было никаких доказательств распространения вируса между людьми.
«Распространение оптимизма и уверенности, если у вас нет данных, является очень опасной стратегией», - сказала Александра Фелан, преподаватель исследовательской работы факультета микробиологии и иммунологии в Джорджтаунском университете.
«Это подрывает законность действий правительства при обмене сообщениями, - добавила она, - а общественное здравоохранение зависит от общественного доверия».
Спустя девять дней после закрытия рынка умер человек, который регулярно совершал там покупки (согласно отчету Уханьской комиссии по здравоохранению Агентства по надзору за общественным здравоохранением и санитарией). Цзэн в возрасте 61 года уже страдал хроническим заболеванием печени и опухолью в животе и попал в больницу Ухань Пурен с сильной лихорадкой и затрудненным дыханием.
Власти сообщили о смерти человека на два дня позже того, как это произошло, и не упомянули важную для понимания хода эпидемии деталь.   Спустя пять дней после его смерти у жены г-на Цзэна появились симптомы.
Она никогда не посещала рынок.

Отделение интенсивной терапии в госпитале Чжуннань университета Ухань в Ухане, Китай,
24 января. Сюн Ци / Синьхуа, Associated Press


Гонка на опережение Убийцы
Примерно в 20 милях от рынка ученые Уханьского института вирусологии изучали образцы пациентов, проходивших регистрацию в городских больницах. Один из ученых, Чжэн-Ли Ши, был частью команды, которая выследила происхождение вируса атипичной пневмонии, возникшей в южной провинции Гуандун в 2002 году.
Поскольку публика оставалась в значительной степени в неведении относительно вируса, она и ее коллеги быстро сообразили, что новая вспышка связана с атипичной пневмонией. Генетический состав предположил наличие общего исходного хозяина: летучих мышей. Эпидемия атипичной пневмонии началась, когда коронавирус перепрыгнул с летучих мышей на Азиатские пальмовые циветы. Циветы - это своебразные кошки, которых законно выращивают и потребляют. Вполне вероятно, что этот новый коронавирус пошел по тому же пути - возможно, где-то внутри или на пути к рынку Хуанань или другому рынку, подобному этому.
Примерно в то же время доктор Ли и другие медицинские работники в Ухани начали пытаться предупреждать коллег и других людей, видя, что правительство этого не делает. Лу Сяохун, глава гастроэнтерологии в городской больнице № 5, сказала China Youth Daily, что она 25 декабря услышала, что болезнь распространяется среди медицинских работников. То есть на целых три недели раньше, чем власти признали этот факт! Она не обнародовала свои опасения, но в частном порядке предупредила школу рядом с другим рынком.
К первой недели января в больнице № 5 больными было заполнено отделение неотложной помощи, в число которых были члены одной семьи, что свидетельствовало о  распространении заболевания через контакты между людьми. По мнению правительства, это было маловероятно.
Никто не осознавал, сказал доктор, серьезность положения, пока не стало слишком позднодля того, чтобы остановить это.
«Я поняла, что мы недооценили врага», - сказала она.
В Институте вирусологии доктор Ши и ее коллеги идентифицировали генетическую последовательность и вирусный штамм в течение первой недели января и использовали образцы от семи первых пациентов, шесть из которых работали продавцами на рынке.
7 января ученые института дали новому коронавирусу его имя и начали ссылаться на него по техническому обозначению 2019-nCoV. Через четыре дня команда поделилась генетической структурой вируса в общедоступной базе данных, которую ученые всего мира могут использовать.
Это позволило ученым во всем мире изучать вирус и быстро делиться своими выводами. Поскольку научное сообщество быстро приняло решение о тестировании на подверженность, политические лидеры по-прежнему неохотно действовали.
«Политика всегда превыше всего»
Когда в начале января вирус распространился, мэр Уханя Чжоу Сяньвань рекламировал футуристические планы здравоохранения для города.
Это был политический сезон в Китае, когда официальные лица собирались на ежегодные собрания Народных конгрессов - законодательных органов Коммунистической партии, которые обсуждают и хвалят политику. Это не время для плохих новостей.
Когда г-н Чжоу выступил с ежегодным отчетом на городском народном конгрессе 7 января на фоне ярко-красных национальных флагов, он пообещал городским медицинским школам высшего класса, World Health Expo и футуристическому индустриальному парку для медицинских компаний. Ни разу он или любой другой лидер города или провинции публично не упомянул о вспышке вируса.
«Политика всегда превыше всего, - заявил 17 января чиновник губернатора провинции Хубэй Ван Сяодун, сославшись на наставления г-на Си о послушании сверху вниз. - Политические проблемы в любое время являются наиболее фундаментальными основными проблемами».
Вскоре после этого Ухань организовал массовый ежегодный банкет для 40 000 семей из городского округа. Позднее критики назвали банкет доказательством того, что местные лидеры слишком легко восприняли вирус.
Во время конгресса комиссия по здравоохранению в ежедневных обновлениях новостей о вспышке заболевания снова и снова утверждала, что нет никаких новых случаев заражения, нет четких доказательств передачи вируса человеком и не было заражения медицинских работников.
«Мы знали, что это не тот случай!», - говорится в жалобе, поданной позже в Национальную комиссию здравоохранения на правительственном веб-сайте. Анонимный автор сказал, что он был врачом в Ухани, и описал всплеск необычных заболеваний грудной клетки, начинающийся 12 января.
Чиновники сказали врачам в одной из ведущих городских больниц: «Не используйте слова вирусная пневмония в изображениях», - говорится в жалобе, которую позже удалили. Люди были довольны, «думая, что если в официальных отчетах ничего нет, то мы преувеличивали", - объяснил доктор.
Даже те, кто был поражен, чувствовали себя успокоенными.
8 января в Ухане у Донга Гуанхэ поднялась температура, и его семья не встревожилась, сказала его дочь. Его лечили в больнице и отправили домой. Затем, через 10 дней, жена г-на Донга заболела такими же симптомами.
«В новостях ничего не говорилось о серьезности эпидемии, - сказала дочь Донг Минцзин, - я думала, что у моего папы простуда».
Усилия правительства по минимизации публичного раскрытия убедили не только неподготовленных граждан.
«Если в ближайшие несколько дней новых случаев не будет, вспышка закончится», - заявил 15 января Гуан Йи, уважаемый профессор инфекционных заболеваний в Университете Гонконга.
Заявления Всемирной организации здравоохранения в этот период перекликаются с обнадеживающими словами китайских чиновников.
Однако, вирус распространился. Таиланд сообщил о первом подтвержденном случае за пределами Китая 13 января.

Медицинские работники в Ханчжоу, Китай, измеряют температуру пассажиров поезда после их прибытия из Уханя 23 января.
China Daily, и Reuters


Осажденный город

Первые смертельные случаи и появление болезни за границей, казалось, привлекли внимание высших властей в Пекине. Национальное правительство направило в Ухань Чжун Наньшаня, известного и теперь полуоткрытого эпидемиолога, который сыграл важную роль в борьбе с атипичной пневмонией.

Он прибыл 18 января, как раз в тот момент, когда тон местных чиновников заметно изменился. Конференция по вопросам здравоохранения в провинции Хубэй в тот день призвала медицинских работников обратить серьёзное внимание на это заболевание. Внутренний документ из больницы Ухань Юнион предупредил своих сотрудников о том, что коронавирус может распространяться через слюну.

20 января, более чем через месяц после появления первых симптомов, поток тревоги, который неуклонно набирал силу, вырвался на публику. В интервью на государственном телевидении д-р Чжун заявил, что нет никаких сомнений в том, что коронавирус распространяется среди людей. Хуже того, один пациент заразил по меньшей мере 14 медицинских работников.

Г-н Си, только что из государственного визита в Мьянму, сделал свое первое публичное заявление о вспышке, выпустив краткий набор инструкций.

Только с приказом г-на Си бюрократия начала действовать: на тот момент погибло три человека, а в последующие 11 дней оно превысит 200.

В Ухань городские власти запретили принимать туристические группы, а жители стали носить маски.

Гуан Йи, гонконгский эксперт, который ранее выражал оптимизм по поводу того, что вспышка может сгладиться, теперь встревожен. Он упал на одном из других продовольственных рынков города и был шокирован самоуспокоением, сказал он. Он сказал городским чиновникам, что эпидемия был «уже вне контроля» и уходил. «Я поспешно забронировал отъезд», - сказал доктор Гуань Caixin, китайской новостной организации.

Два дня спустя город объявил, что закрывается, что могло произойти только с одобрения  Пекином.

В Ухане многие жители заявили, что они не осознавали серьезности эпидемии до момента закрытия города на карантин. Массовая паника, которой чиновники опасались в начале, стала реальностью, усиленной предыдущей нехваткой информации.

Толпы людей ринулись в аэропорт и на вокзалы, чтобы выйти до того, как утром 23 января город запечатают. Больницы были забиты людьми, отчаянно желающими узнать, не заражены ли они тоже.

«Мы не носили масок на работе. Это испугало бы клиентов», - сказала о днях перед закрытием официантка из Хубэй Юй Хайянь. «Когда они закрыли Ухань, только тогда я подумала: «О это действительно серьезно, это не какой-то обычный вирус»

Мэр Уханя Чжоу Сяньвань позже взял на себя ответственность за задержку с сообщением о масштабах эпидемии, но сказал, что ему мешает национальный закон об инфекционных заболеваниях. Этот закон позволяет провинциальным правительствам объявлять эпидемию только после получения одобрения центрального правительства. После того, как я получу информацию, я смогу раскрыть ее только тогда, когда у меня есть разрешение», - сказал он.



Доктор Ли в Уханьской центральной больнице в пятницу.

Официальный рефлекс для подавления неприятной информации сейчас, похоже, рушится, поскольку чиновники на разных уровнях пытаются свалить вину на правительство.

В связи с обострением кризиса усилия д-ра Ли больше не считаются безрассудными. В комментарии к аккаунту Верховного народного суда в социальных сетях критикуют полицию за то, что она преследует людей за распространение якобы слухов.

«Возможно, лучший способ предотвратить и контролировать новый коронавирус был бы, если бы общественность поверила «слухам» тогда и начала носить маски, выполнять санитарные меры и избегать рынка диких животных», - говорится в комментарии.

Доктору Ли 34 года. У него есть ребенок. Его жена беременна вторым, рождение которого ожидается летом. Сейчас он выздоравливает от вируса в больнице, где работал. В интервью с помощью текстовых сообщений он сказал, что был огорчен действиями полиции: «Если бы чиновники раскрыли информацию об эпидемии ранее, я думаю, что это было бы намного лучше. Должно быть больше открытости и прозрачности».

Эта статья основана на сообщениях и исследованиях Элси Чен, Шери Финк, Клэр Фу, Хавьера Эрнандеса, Зои Моу, Эми Цинь, Кнвул Шейха, Амбер Ван, Ивей Вана, Суи-Ли Ви, Ли Юаня, Алби Чжана и Раймонда Чжуна.

Tags: СМИ, власть, за честную власть, коммунисты, кризис, свидетели, цензура, экозащита
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments