?

Log in

No account? Create an account
ОГФ, Оборона, нацболы, НБП, Марш несогласных

Марш несогласных

Сообщество российской оппозиции

Previous Entry Share Next Entry
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО председателю Следственный комитет РФ Бастрыкину А. И. от Петра Милосердова
ирисы
bel_ok wrote in namarsh_ru

Пётр Милосердов написал ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО председателю Следственный комитет Российской Федерации Бастрыкину А. И. Отправлено из СИЗО как жалоба в порядке ст. 124 УПК РФ, то есть срок рассмотрения — трое суток, в исключительных случаях — 10.

***

Уважаемый Александр Иванович!

К Вам обращается Милосердов Пётр Кимович. В основе обвинения лежит ст. 282.1 УК РФ в ред. ФЗ от 24.07.2007 года № 211-ФЗ и 07.12.2011 года № 420-ФЗ — преступление средней тяжести.

Уголовное дело № 385102 находится в производстве следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления по ЦАО ГСУ СК РФ по г. Москве Талаевой Н. А.

Сам я уже 9 месяцев нахожусь в СИЗО-2 Бутырка.

Я вынужден обратиться к Вам в связи с многочисленными нарушениями моих прав, допущенными следствием. Дабы не быть голословным, начну с фактов волокиты и непрофессионализма следствия, имеющих документальное подтверждении. А именно:

— следователь Талаева неоднократно не отвечала на мои ходатайства. Эти нарушения зафиксированы в том числе постановлениями Хамовнического районного суда г. Москвы: №3/12-81/18 от 30.07.2018 года, № 3/12-82/18 от 30.07.2018 года и № 3/12-241/18 от 17.09.2018 года;

— следователь Талаева Н. А. не уведомляла меня о продлении сроков предварительного следствия, эти нарушения зафиксированы постановлениями Хамовнического районного суда г. Москвы: № 3/12-201/18 от 30.07.2018 года; № 3/12-242/18 от 17.09.2018 года;

— в июле 2018 года следователь Талаева Н. А. подала ходатайство о продлении мне срока содержания под стражей в ненадлежащий суд — не в Московский городской, а в Хамовнический районный. Разумеется, впоследствии это решение было отменено Мосгорсудом (постановление от 15.08.2018 года);

— следователь Талаева Н. А. допустила недостатки, препятствующие утверждению обвинительного заключения и направления его в суд. Они были выявлены зампрокурора ЦАО г. Москвы и послужили основанием для возвращения уголовного дела для производства дополнительного следствия (решения прокурора ЦАО от 19.09.2018 года и прокурора г. Москвы от 12.10.2018);

— следователь Талаева Н. А. совершила служебный подлог, внеся исправления в материалы уголовного дела. Это легло в основу заявления о преступлении, поданного мною в ГСУ СК по г. Москве от 14.08.2018 года, номер 50/ТО/2/2 7-М-515.

Александр Иванович, мне интересно, какой квалификации должен обладать следователь, чтобы ошибиться в том, в суд какого уровня (районный или субъекта федерации) надо подавать ходатайство? Квалификации на уровне стажёра? А ведь речь идет о следователе по особо важным делам!

Примечательно, что волокиту по делу сама следователь Талаева официально оправдывает «особой сложностью расследования» уголовного дела. О какой сложности дела может идти речь, если оно состоит из 12 томов, из которых 8 — полностью взяты из материалов дела Поткина А. А.? А собственно деятельность Талаевой, отражённая в оставшихся 4 томах, — это назначения экспертиз и получение их результатов. Никаких очных ставок, никаких допросов предполагаемых участников преступлений ею не проводилось. Деятельность следствия в основном заключалась в почтовой переписке. Кстати, об экспертизах: какова была необходимость направлять на экспертизу макет автомата Калашникова? (Экспертиза вполне ожидаемо подтвердила, что это макет.)

Замечу также, что для расследования этого преступления СРЕДНЕЙ тяжести была создана целая следственная группа, усилиями которой и были рождены эти 4 тома. Если так пойдёт дальше, то для расследования карманных краж следователь Талаева создаст межрегиональную следственную группу. О чем это свидетельствует, если не о непрофессиональной организации расследования?

Разумеется, я и мои защитники неоднократно заявляли отвод следователю Талевой. Но, видимо, её низкая квалификация не является с точки зрения руководства СУ СК по ЦАО г. Москвы существенном недостатком.

Хотел бы отдельно остановиться на ещё одном грубом нарушении моих прав. Как известно из УПК РФ (ст. 109, ч. 2), максимальный срок содержания под стражей на период следствия обвиняемым в преступлении средней тяжести (это мой случай) — 6 месяцев. Этот срок предельный и продлению не подлежит. А я нахожусь в СИЗО уже 9 месяцев. Так получилось потому, что мне продлевали стражу на срок ознакомления с материалами дела, продлевали на срок принятия решения по делу прокуратурой. Но теперь, когда дело возвращено на дополнительное расследование, почему я всё ещё под стражей? А вот почему. 15 октября 2018 года следователь Талаева, получив из прокуратуры моё уголовное дело для дополнительного следствия и, очевидно, понимая, что возможности держать меня за решёткой на период следствия у неё нет, поступила следующим образом: 15.10.2018 года она возобновила следствие, а на следующий день, 16.10.2018 года, не проведя ни единого (!) следственного действия (в том числе и тех, о которых ходатайствовала защита), его завершила и, в соответствие со ст. 215 УПК РФ, уведомила об окончании следствия и начала ознакомления с делом. Далее, 19.10.2018 года, на заседании Мосгорсуда по продлению мне срока стражи Талаева, ничуть не смущаясь, заявила судье (есть в протоколе заседания): «Я формально возобновила следствие, чтобы начать ознакомление Милосердова с делом». То есть следователь СК прямым текстом признаёт, что не собиралась добросовестно расследовать дело, а специально, в ускоренном темпе (за 24 часа!) «вывела» меня на ознакомление с делом, чтобы иметь формальный повод продлить мне стражу на период ознакомления. В подтверждение этого предположения: вечером того же дня, 19.10, через считанные минуты после завершения заседания Мосгорсуда (!) следователь Талаева разослала моим адвокатам смс с уведомлением о том, что именно в этот день, 19.10, она вновь возобновила следствие и намерена завершить его 25.10!

Поразительная откровенность со стороны сотрудника СК — «я формально начала и прекратила следствие, чтобы держать обвиняемого в СИЗО». То есть нормы УПК РФ используется как замазка для затыкания прорех в работе следствия.

Александр Иванович, как Вы оцениваете подобную циничную эквилибристику в исполнении ваших подчинённых? Цель (держать меня под стражей) оправдывает средства — злоупотребление правом? А как Вы оцените отказ следователя Талаевой допросить обвиняемого, то есть меня? А отказ допросить ключевых свидетелей? В том числе и якобы моего подельника Поткина А. А.? Хотелось бы узнать Ваше мнение как юриста и профессионала.

Александр Иванович, мне известно, что следователь — лицо процессуально независимое. Но здесь я вижу независимость от здравого смысла, профессионализма, наконец, от норм УПК. Могу предположить, что «качество» этого «расследования» в полной мере выявится в зале суда.

Для меня очевидно, что деятельность следственной группы под руководством Талаевой Н. А. наносит, как минимум, репутационный ущерб Вашему ведомству.

В связи с изложенными выше многочисленными фактами нарушения закона со стороны следствия

ПРОШУ ВАС:

— отменить незаконные процессуальные решения следователя по ОВД Талаевой Н. А.;
— взять под личный контроль расследование моего уголовного дела.

22.10.2018 года.