na6luDatelb (na6ludatelb) wrote in namarsh_ru,
na6luDatelb
na6ludatelb
namarsh_ru

Пиписькин и крокодил

Сегодняшняя система строится на непрерывной симуляции. «Симулякр на симулякре едет и симулякром погоняет». Оппозиция, сама постоянно симулируется властью, что еще сильнее разрушает ее смысл и еще больше интегрируется в систему, так как способ действий оппозиции положен за образец для симуляции ...

Идеальный пример подобного рода симулякров - различные пропутинские молодежные движения: «Наши», «Россия молодая», «Молодая гвардия», «Местные», ...

Симуляция как средство нейтрализации оппозиции - всего лишь одно из многих ее проявлений как системообразующего принципа. Симулякры окружают нас со всех сторон. Чего стоит только повязывание так называемых «георгиевских ленточек»: я повесил ее на выхлопную трубу джипа, ты повесила ее себе на задницу, министр Иванов приколол ее себе на пиджак ...

Но, конечно, на сегодняшний момент главный симулякр - наш президент. Пожалуй, никто его не превзошел в искусстве говорить громкие и пустые слова с такой значительной и заботливой интонацией. Что он сделал? Назовите хоть одну задуманную им реформу, хоть одну его оригинальную идею, хоть что-то новое и особенно притягательное, что он предложил избирателям? Нет ничего. ... Так за что же так любят Путина, если он ничего собой не представляет? А за то и любят: за успешную симуляцию. Президент Путин, как всякий настоящий симулякр, - это не плохой президент, это президент, который скрывает, что его нет.

Для нас существует лишь один способ борьбы: «приходится доводить всё до предела, и тогда-то оно само собой обращается в свою противоположность и рушится. Именно поэтому необходимо превзойти систему в симуляции». Симуляция выборов будет совершенной. Нам предложат не только видимость выборов, но и видимость выбора: вот вам левая оппозиция, вот вам центристы, вот вам демократическая оппозиция.

Вы предлагаете нам симулякр выборов? Ну тогда мы предложим вам симулякр нашего политического участия в жизни страны. Вы хотите услышать от нас протест и сделать оппозицией себе? Но вы увидите на наших митингах резиновых крокодилов. Крокодил - это симулякр нашего протеста, который уже невозможно симулировать. Можно симулировать разгневанные толпы, закидывание помидорами, разбрасывание листовок с крыши - пропутинские молодежные движения уже давно этим занимаются. Но если вы попытаетесь симулировать нашего крокодила, вы просто попадете в психбольницу. Крокодил значит только себя, то есть резиновую надувную игрушку. И потому именно крокодилом мы симулируем наше участие в политической жизни.

Вы можете начать нас преследовать. Вы можете посадить меня за то, что я сделал из вашего бюллетеня бумажный самолетик. Но преследования, направленные на симулякры, обречены. ОМОН может бить тех, кто кидает в него камнями. Но усаживая меня в милицейский автобус за «превед медвед», вы отрицаете тем самым самую суть репрессий. Нельзя посадить в тюрьму мыльный пузырь. До чего же глупыми выглядят омоновцы, в полной экипировке ловящие надувного крокодила! Они сами чувствуют абсурд ситуации. Вы можете бороться с Лимоновым. С медведом вы бороться не сможете. Потому что медвед - это идеальный симулякр, он захватывает исключительно тем, что ничего не означает. И в тюрьму вы его бросить не можете, так как его попросту нет, он начисто лишен всяческой референции. Интернет сейчас несет в себе громадный потенциал симуляции. И кремлевские симулякры неизбежно сами будут симулированы в массовом порядке.

Зубков - преемник, который скрывает, что его нет. Зачем назначать преемника? Выбирай кого хочешь - и всё равно выберешь симулякр ... Но и мы можем просимулировать в ответ. Уже появились в Живом Журнале предложения - выдвинуть единым кандидатом Пиписькина. А что, это идея. Ее стоит поддержать. Плакат «Пиписькин - наш президент», висящий рядом с плакатами, агитирующими за Зубкова или Иванова - это удар по системе симуляции, делающий ее не возможной и показывающий ее абсурдность. Особенно, если ответная симуляция примет массовый характер и за Пиписькина будут агитировать везде. Пиписькин как симулякр нашего участия в ваших выборах. Как симуляция, доведенная до предела

Александр Храмов




Пиписькин и крокодил

Для того чтобы противостоять системе, надо для начала хотя бы научиться ее адекватно описывать. Вы живете в 2007 году, а не в 1937. Поэтому если Вы начинаете сравнивать Путина с Гитлером или Сталиным, попутно говоря о «кровавом терроре» и «репрессиях», вы только сами доказываете свою неадекватность и даете повод в очередной раз назвать вас «демшизой».

Когда больше года нацболы ворвались на всемирный газетный конгресс в Государственном Кремлевском Дворце, Путин с улыбочкой заявил, что старое прошло, и там, где раньше выслушивали выступления партийных деятелей, теперь он выслушивает критику в свой адрес. Он отлично понимает, что от сравнения с Советским Союзом нынешний режим может только выиграть. В самом деле, если раньше могли посадить за анекдот на кухне, то сейчас за критику режима на страницах газет и на митингах почти никого не сажают. Ну, а это самое «почти» всегда можно оправдать: ну да, посадили мы оппозиционера, но это мы его за неуплату налогов посадили. Зато посмотрите – все остальные на свободе...


Ложь и симулякр

Другое обвинение в адрес нынешнего режима – обвинение в постоянной лжи – более оправдано, но не более точно. Да, нам врут чиновники, нам врут телеканалы… Но эта ложь – не тот бравурный поток пропаганды, лившийся при советском строе и всё охватывавший своими волнами. Новости про сбор зерновых и про борьбу с американским империализмом в какой-нибудь доблестной республике. Потом – художественный фильм про хороших красных и плохих белых. Потом – «правильный» концерт с советскими песнями. Сейчас же «ложь» совсем другая. Здесь ругань в сторону Америки и Украины и выступления Путина чередуются с рекламой прокладок, с юмором ниже пояса Петросяна и ему подобных, с питьем мочи в передачах Малахов+Малахов. Не то что бы ложь в данном случае была более застенчивой, чем советская пропаганда, но она существует совсем в другом информационном контексте и живет по совсем другим принципам.

Поэтому стоит для описания этих принципов использовать и другое понятие – понятие симуляции. Сегодня мы имеем дело не с ложью, а с симулякрами. Ведь ложь – это то, что скрывает истину. Нам лгут, желая нас ввести в заблуждение и спрятать истину. Поэтому, стоит только разоблачить ложь, и откроется истина. Но сколько раз «ложь» этой власти разоблачали – книгами, статьями, передачами на «Свободе» и «Эхе Москвы», а истины не стало больше.

Обычно ложь боится, что ее «выведут на свет божий». Поэтому для сохранения системы лжи нужен мощнейший аппарат цензуры, затыкающий любую щель, сквозь которую мог бы пробиться луч правды. При советском строе даже из детских книг выкидывались строчки, которые могли подтолкнуть к правдивому восприятию режима. Только после долгих препирательств удалось Успенскому в «Простоквашино» протащить фразу Шарика: «в магазине лучше мясо покупать, там костей больше». Органы цензуры волновались: как же, из этой строчке можно догадаться о качестве мяса в магазинах страны Советов.

Но, удивительное дело, сегодняшняя «ложь» не боится разоблачений: система симулякров не нуждается в цензуре. Пожалуйста, пишите, что солдата в нашей армии лишили ног. Напишите еще про сто таких солдат. Но путинскому режиму – как об стену горох. Советская ложь тряслась от строчки в детской книжке – как бы из нее ни узнали, что мясо при социализме дрянное. Путинский симулякр ничего не боится. Сравните – дрянное мясо в магазине – и призывники, которых калечат и убивают в армии. Советская ложь не перенесла бы и тысячной доли тех разоблачений, которые сыплются на нынешний режим. Потому что наш режим – это не режим лжи, а режим симулякров. Они – непривычны, перед ними – мы безоружны. Перефразируя Бодрийяра, можно сказать о симулякрах эпохи Путина: «симулякр – это не неправильная политика вместо правильной, это политика, которая скрывает, что ее нет».


Бинарность

Считая симулякры обычной ложью – мы думаем, что истина затаилась где-то поблизости. Стоит только разоблачить ложь и неправильную политику, и истина поспешит открыться. Ничего подобного. В рамках когда системы нет ни лжи, ни истины в привычном смысле слова. Эта система целиком строится на симуляции, которой подчинены любые бинарные оппозиции ее кода. Тот, кто действует в рамках этой политической системы – протестует на отведенных для этого улицах или баллотируется в качестве оппозиционного кандидата на предназначенных для этого выборах – ни в коем случае не истина, а просто еще один из симулякров. В лучшем случае, надеясь разоблачить симулякр как обыкновенную ложь и неверный курс, мы остаемся с тем, чем были. Симулякр стоит, как стоял. В худшем случае, отталкиваясь от одного симулякра как от лжи, мы попадаем во власть другого симулякра, думая, что нашли истину. Если Путин – это ложь, то Касьянов или Явлинский – истина, что ли? Нет, все они – симулякры, занимающее свое место в системе. Ведь для устойчивости системы необходимо существование оппозиции, противостоящий основной линии в пространстве самой системы. «Всякая унитарная система, если она хочет выжить, должна обрести бинарную регуляцию» (Ж. Бодрийяр). Если имеется оппозиция, то существование симулякра, то есть политики, скрывающей, что ее нет, возможно. Если нас кто-то критикует, значит, мы кому-то нужны и наши действия принимаются за серьезный политический курс. Значит мы не просто придаток к газовой и нефтяной трубе. Значит, можно говорить о существовании политического процесса, которого давно уже нет. А существует лишь одна нефтяная промышленность и поток нефтедолларов от нее, с которым толком никто не знает, что делать. Оппозиция, противостоящая власти, позволяет симулировать, то есть говорить о политике, в то время как осталась лишь одна нефть.


Почкование

И Яблоко или СПС, занимая вакансию оппозиции в рамках всеобщей симуляции, становятся ее частью, эдаким ноликом в бинарном коде, в то время как Кремль – единица. Оппозиция не представляет своим существованием угрозы для системы, ибо вписывается в нее и нужна ей. Настоящим ударом по власти было бы, если бы в одно прекрасное утро она бы не обнаружила оппозиции, если бы хоть сколько-нибудь оппозиционные партии в полном составе подали бы заявления о вступлении в «Единую Россию». Тогда симуляция сделалась бы невозможной. Сбились бы все коды, основные на бинарности: «0-1», «оппозиция – власть». Какая же тут симуляция нормальности политического процесса, где тут бинарный код, если в один момент исчезли все партии, оставив единственного распухшего монстра? Для своего спасения системе бы немедленно пришлось отпочковать от этого распухшего тела столь необходимую оппозицию. Это – чисто гипотетическая ситуация. Но и на практике подобный механизм работает, просто в меньших масштабах – власть потихоньку отпочковывает от себя (своих чиновников, парламентариев) нужную и удобную ей «оппозицию», способной взамен демократов «старой закалки» быть идеальным ноликом - например, «Справедливую Россию» Миронова или «Гражданскую силу» Барщевского.



Симуляция

Сегодняшняя система строится на непрерывной симуляции. «Симулякр на симулякре едет и симулякром погоняет». Оппозиция, ставшая элементом в рамках кода системы, сама постоянно симулируется властью, что еще сильнее разрушает ее смысл и еще больше интегрирует в систему, так как способ действий оппозиции положен за образец для симуляции. Идеальный пример подобного рода симулякров – различные пропутинские молодежные движения: «Наши», «Россия молодая», «Молодая гвардия», «Местные», да мало ли их еще есть? Если еще несколько лет назад подобный симулякр был единственным в своем роде – вспомним «Идущих вместе», то теперь система перешла к их тиражированию и воспроизводству. За короткий срок была создана масса организаций, действующих по схожим принципам. Эти принципы – симуляция оппозиции, которая, пусть и существует в рамках системы, но, еще во многом сохраняет черты подлинного. Молодежные организации симулируют всё – и флэш-мобы, придуманные в свое время как средство действия оппозиции на улицах. Симулируют активность в Живом Журнале: когда читаешь блоги нашистов или молодогвардейцев, тебя не покидает ощущение, что и радости, и негодования, и кросспосты – лишь искусственно генерируемые по законам кода модуляции. Симулируется даже радикализм нацболов – пищевой терроризм, развертывание на крышах плакатов, попадание в милицию… Они так любят власть, что даже готовы столкнуться с властью, лишь бы тем самым доказать ей свою любовь. Можно только восхищаться бесстыдством такой симуляции, такой антиоппозиционной «оппозиционностью».


Симуляция как средство нейтрализации оппозиции – всего лишь одно из многих ее проявлений как системообразующего принципа.
Симулякры окружают нас со всех сторон. Чего стоит только повязывание так называемых «георгиевских ленточек»: я повесил ее на выхлопную трубу джипа, ты повесила ее себе на задницу, министр Иванов приколол ее себе на пиджак. Все остались довольны своей «памятью о событиях войны и приобщением к великой Победе». Всенародная симуляция заботы о ветеранах и настоящей исторической памяти. Чего стоят все «резкие заявления» Путина и его окружения об Америке и НАТО: высказали резкость, симулировали наличие самостоятельной политической воли. А там и дальше можно продолжать поставлять энергоресурсы мнимой «геополитической угрозе». Чего стоит праведное негодование единороссов в адрес Зурабова. Все почему-то удивляются тому, что Зурабов до сих пор остается на своем месте. Ничего удивительного. Удали Зурабова – и на месяц поднимешь себе рейтинг, не больше, но зато разрушишь бинарность системы. Зурабов - необходимый нолик в бинарном коде, противостоя которому, можно продолжительное время симулировать заботу о пенсионерах и наличие какой-то собственной позиции. Зурабов – залог устойчивости системы, и никто ради сиюминутной политической выгоды не пойдет на его отставку.


Олимпиада в Сочи станет, пожалуй, апогеем симуляции: нефтедолларовой симуляцией могущества России. Уже сейчас миллионы жующих бутерброды под телевизором волновались, пройдет ли в отчизне олимпиада, или нет. Поволновался сегодня перед теликом за честь родного государства, почувствовал себя патриотом – иди с чистой совестью его обворовывать завтра, в очередной раз давать гаишнику и получать зарплату в конверте. Ложь всегда раздражает: никто не хочет чувствовать себя обманутым. Ложь вообще слишком затратная и хрупкая вещь. Сколько средств необходимо, чтобы поддерживать заблуждение и обманывать. Симулякр обходится гораздо дешевле, он несоизмеримо устойчивей, так как он удобен слишком многим людям. В отличие от иерархической системы «обманутый-обманывающий», где от лжи получает выгоду лишь одна сторона, симулякром остается доволен каждый. Если ложь есть власть немногих, она по-своему аристократична, то симулякр дает иллюзию равенства, солидарности и равного участия всех в «общем деле». Происходит обмен симулякрами, их свободная циркуляция в обществе: мы по телевизору симулируем наше державное могущество, вы у телевизора симулируете патриотизм и участие в жизни страны.



Путин как симулякр

Но, конечно, на сегодняшний момент главный симулякр – наш президент. Пожалуй, никто его не превзошел в искусстве говорить громкие и пустые слова с такой значительной и заботливой интонацией. Что он сделал? Назовите хоть одну задуманную им реформу, хоть одну его оригинальную идею, хоть что-то новое и особенно притягательное, что он предложил избирателям? Нет ничего. Где не копни – «стабилизация», «увеличение расходов на образование», «демографическая политика» - везде найдешь нефтедоллары. Так за что же так любят Путина, если он ничего собой не представляет? А за то и любят: за успешную симуляцию. Президент Путин, как всякий настоящий симулякр, - это не плохой президент, это президент, который скрывает, что его нет.


Циркуляция симулякров

Цель симуляции – не обмануть, а, пользуясь интернет-словечком, зафлудить. Отсюда – огромное количество симулякров, постоянно сменяющих друг друга и еще большее – оставляемых в резерве на черный день. Разоблачать их бесполезно. Вы разоблачите один, вам предложат разоблачить еще сотню. В движении «Наши» платят активистам? Ну так докажите, что и в «Молодой гвардии» платят. Вы показали бредовость нашего заявления? Ну так только это было такое неудачное, а мы их сделали еще тысячу. Это только в одной части солдата изувечили – а в других всё хорошо. Симулякры не боятся разоблачений. Они просто заполняют всё информационное пространство и делают невозможным любую критику. Никто не просит, чтобы вы поверили симулякрам («Наши» никогда особо и не скрывали свою проплаченность). Вы должны лишь привыкнуть к симулякрам. А потом потихоньку начнете им симпатизировать: «ну раз это существует, и этого так много, то, несмотря на «отдельные недостатки», разве тут нет совсем ничего хорошего?...»



Выборы как симуляция: прогноз

Возникает вопрос: как противостоять симулякрам, не встраиваясь в код и не становясь очередным ноликом в системе? Разумеется, нельзя играть по правилам системы. В декабре и марте будут реализовано два крупных симулякры – парламентские и президентские выборы. Участвуя в них в качестве оппозиции, вы лишь создадите видимость нормального политического процесса. Впрочем, система уже научилась сама создавать необходимую ей бинарность, не привлекая чью-либо личную инициативу. Она совершенствуется в симуляции подлинного. Мы больше не увидим такой серой и единообразной Думы, и таких серых и совершенно предсказуемых выборов, какими они были в прошлые разы. Мы получим громкие и совершенно пустые дискуссии, скрывающие, что не о чем дискутировать, и борьбу, скрывающую, что ее нет. Я уверен, на парламентских выборах мы станем свидетелями «серьезного противостояния» Единой России и Справедливой России. А на президентских – «серьезной борьбы» - Медведева и Иванова. До последнего никто не будет знать, кто же победит. Это создаст интригу и видимость настоящих выборов. Ходя этот выбор будет происходить по закону бинарного кода системы. Она кодирует свои действия в ноликах и единичках, и предоставляет нам право выбирать между ними. И, выбрав одну из мнимых «противоположностей», мы лишь лишний раз подтвердим правомочность сложившегося кода, на который нам предлагают раскладывать реальность. Поэтому для каждого должно быть однозначным: не выбирать и не выставлять своей кандидатуры, чтобы не принять тем самым участия в тотальной симуляции.



Крокодилья революция

Существует лишь один способ борьбы: «приходится доводить всё до предела, и тогда-то оно само собой обращается в свою противоположность и рушится. Именно поэтому необходимо превзойти систему в симуляции» (Ж. Бодрийяр). Раньше симуляция выборов была несовершенной. Выборы были, но выбора не было. Поэтому можно было предлагать свою оппозиционную кандидатуру и тем самым совать системе палки в колеса. Теперь же симуляция выборов будет совершенной. Нам предложат не только видимость выборов, но и видимость выбора: вот вам левая оппозиция («Справедливая Россия»), вот вам центристы («Единая Россия»), вот вам демократическая оппозиция («Гражданская сила»). Теперь симуляция совершенна – но нам стоит пойти в симуляции еще дальше, доведя ее до предела. Вы предлагаете нам симулякр выборов? Ну тогда мы предложим вам симулякр нашего политического участия в жизни страны. Вы хотите услышать от нас протест и сделать оппозицией себе? Но вы увидите на наших митингах резиновых крокодилов. Крокодил – это симулякр нашего протеста, который уже невозможно симулировать. Можно симулировать разгневанные толпы, закидывание помидорами, разбрасывание листовок с крыши – пропутинские молодежные движения уже давно этим занимаются. Но если вы попытаетесь симулировать нашего крокодила, вы просто попадете в психбольницу. Конечно, крокодил как предельный симулякр не может быть символом (что предлагает из него сделать Широпаев, говоря о новгородском вече и неоязычестве). Симулякр – это знак, утративший означаемое. Крокодил значит только себя, то есть резиновую надувную игрушку. И потому именно крокодилом мы симулируем наше участие в политической жизни.

Не стоит пытаться политизировать молодежь. Ее не привлечешь старыми демократическими лозунгами. Да и не стоит – иначе молодежь пополнит ряды симулякров. Молодежь надо выводить на улицу такой, какой она есть. Революция не произойдет, когда люди выйдут на площадь с флагами оппозиционных сил. Произойдет очередной митинг или разгон митинга. Революция будет, если в ответ на призыв участвовать в выборах молодежь соберется с крокодилами, Ктулху и Медведом на забавную тусовку или флэшмоб. Если мы будем делать из бюллетеней на выборах самолетики. Если в борьбе с Эстонией мы устроим гильотинирование одной эстонской шпротины при многотысячном стечении народа. Короче, если мы просимулируем вашу симуляцию, которую вы так долго совершенствовали и наконец довели до совершенства. Мы победим систему, если не будем всерьез воспринимать ее симуляцию, а в свою очередь просимулируем участие в ней.

И тогда режиму останется только два выхода: или пытаться превзойти нас симулякрами следующего уровня, симулируя наш симулякр своей симуляции, или начать преследовать нас. Если вы станете соревноваться с нами в симуляции, вы сделаете из России дурдом. Я могу выйти на улицу с крокодилом. Это прикольно. Но если вы заплатите кому-то денег и свезете их на автобусах, чтобы они постояли с какой-нибудь игрушкой, пытаясь симулировать наших крокодилов, вы докажете всем свое безумие.


Поймай медведа!

Вы можете начать нас преследовать. Вы можете посадить меня за то, что я сделал из вашего бюллетеня бумажный самолетик. Но преследования, направленные на симулякры, обречены. ОМОН может бить тех, кто кидает в него камнями (власть и хочет, чтобы несогласные поскорее начали это делать). Но усаживая меня в милицейский автобус за «превед медвед», вы отрицаете тем самым самую суть репрессий. Нельзя посадить в тюрьму мыльный пузырь. До чего же глупыми выглядят омоновцы, в полной экипировке ловящие надувного крокодила! Они сами чувствуют абсурд ситуации. Вы можете бороться с Лимоновым. С медведом вы бороться не сможете. Потому что медвед – это идеальный симулякр, он захватывает исключительно тем, что ничего не означает. И в тюрьму вы его бросить не можете, так как его попросту нет, он начисто лишен всяческой референции. Интернет сейчас несет в себе громадный потенциал симуляции. И кремлевские симулякры неизбежно сами будут симулированы в массовом порядке.

Надо сказать, что я не первый высказываю мысль о том, чтобы обрушить систему симуляции, доведя симуляцию до предела и обратив против системы ее же главный принцип. Во время прошлогодней «антигрузинской компании» «Новая газета» провозгласила: «Не довести до войны. Довести до абсурда». Так, там освящалась акция, в которой протестовали против «засилья грузинских актеров» в театрах России1.

Подобным образом можно было бы симулировать, например и «борьбу с Эстонией», доведя до предела ее абсурдность.


Моя борьба – мой крокодил

Не знаю, как другие, но если я пойду на Марш Несогласных, то я не буду там держать плакат «Свободу Ходорковскому». Я пойду на марш с большим зеленым крокодилом. Попробуйте его симулировать. Если система симулякров, дойдя до предела, схлопнется, и возникнут настоящие партии, настоящая борьба, тогда я буду в ней участвовать и буду голосовать. А пока уж извините, моя борьба – этой мой крокодил.



P.S. Пиписькин – мой президент!

Весь этот текст, за исключением данного абзаца, написан до смены правительства и назначения Зубкова премьер-министром. Но это назначение лишний раз подтвердило высказанные в статье мысли: в России давно не осталось нормального политического процесса. Есть лишь симулякры. Они наглы и беззастенчивы: а как иначе объяснить наглость вчера никому не известного аппаратчика, который сегодня заявляет, что «не прочь бы баллотироваться в президенты». Путин готовит нам на выборы целый букет симулякров – аж пять штук кандидатов, о чем он заявил сразу же после назначения Зубкова. Вряд ли Зубков – преемник, но симулякр он – безусловно. Возможно, он (пустышка без политического лица) примет участие в выборах, но изберут не его, а, скажем, Иванова. Вот отличная симуляция свободных выборов: смотрите, какая у нас свобода, президент назначил преемника, а в ходе «жесткой борьбы» победил «другой кандидат». Другой путинский симулякр.


Зубков – преемник, который скрывает, что его нет. Зачем назначать преемника? Выбирай кого хочешь – и всё равно выберешь симулякр. В этом смысле очень показательна обошедшая всю блогосферу новость про премьера Пиписькина. Пьяный редактор в Ленте.ру вместо Зубкова, чью фамилию он забыл (что не мудрено), указал Пиписькина. И это так и попало в ленту новостей. Здесь примечателен вовсе не пьяный редактор, а то, что ему, хотя он и выпил изрядное количество пива, удалось уловить суть нынешнего режима симуляции: что Зубков, что Медведев, что Иванов, что Пиписькин – это политически не существующие, фантомные личности. Они лишь симулируют.

Но и мы можем просимулировать в ответ. Уже появились в Живом Журнале предложения – выдвинуть единым кандидатом Пиписькина. А что, это идея. Ее стоит поддержать. Плакат «Пиписькин – наш президент», висящий рядом с плакатами, агитирующими за Зубкова или Иванова – это удар по системе симуляции, делающий ее не возможной и показывающий ее абсурдность. Особенно, если ответная симуляция примет массовый характер и за Пиписькина будут агитировать везде. Пиписькин как симулякр нашего участия в ваших выборах. Как симуляция, доведенная до предела.


Александр Храмов
http://www.nazlobu.ru/publications/article2195.htm
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments