lolita_tsaria (lolita_tsaria) wrote in namarsh_ru,
lolita_tsaria
lolita_tsaria
namarsh_ru

К отчетно-выборному Собранию московского ОГФ

В связи с чрезвычайной ситуацией, создавшейся вокруг очередного отчётно-перевыборного собрания московского отделения Объединённого Гражданского Фронта (ОГФ), вынуждена опубликовать следующее заявление.

     14 марта 2012 г.  на заседании Регионального Совета московского отделения ОГФ было принято решение о проведении очередного отчетно-перевыборного собрания.

А 20 марта  мне позвонил член федерального бюро ОГФ Иван Тютрин, который  сообщил мне о роспуске  регионального совета московского отделения ОГФ  и о моём отстранении от должности председателя  до отчётно-перевыборного собрания. Данное решение, по словам Тютрина, было принято в ходе телефонного (!) совещания членов Федерального Бюро ОГФ. Впоследствии Иван Тютрин, видимо более тщательно изучив  Устав организации, изменил эту версию. Теперь он утверждает, что решение принималось в ходе телефонных разговоров с членами Федерального Совета, а не Бюро. Не буду здесь утомлять читателей нюансами Устава. Замечу только, что этот Устав не предусматривает «телефонного права». К тому же решение о роспуске руководящих органов крупнейшего и реально функционирующего московского отделения ОГФ  принималось за спиной у организации, без приглашения ее представителей к обсуждению вопроса.



Я, конечно же, поинтересовалась, кто конкретно проголосовал за это решение, но ответа не получила.  Когда позже на специальной встрече членов регионального Совета с  Иваном Тютриным и его помощником  Александром Лукьяновым нам продемонстрировали текст решения Федерального Совета ОГФ, то под ним не было ни одной подписи, и  Иван Тютрин  так и не назвал фамилии тех, кто проголосовал за это решение.

      Теперь об озвученных причинах роспуска московского Регионального Совета ОГФ и моего отстранения от должности председателя.

Иван Тютрин  сообщил, что  руководство Московского отделения обвиняется в нанесении политического ущерба движению. Я попросила его поподробнее рассказать, на основании чего были сделаны  подобные выводы.

Претензии,  изложенные  Иваном Тютриным, были следующие: ОГФ – это лидерская организация и лидер в ней Гарри Каспаров, а московское отделение ОГФ  ориентировано на Лолиту Цария и проводит слишком самостоятельную политику, перпендикулярную, как выразился И. Тютрин, позиции лидера движения.

К числу таких перпендикулярных действий, якобы нанесших политический вред ОГФ,  И. Тютрин  назвал следующие: 

1) мой выход на Лубянскую площадь 5 марта. «Вы поддержали «изгоя» Лимонова, в то время как лидер ОГФ Гарри Каспаров находился на Пушкинской площади, – заявил И. Тютрин.

 Следует отметить, что участники московского ОГФ в течение месяца проводили акции возле здания Центризбиркома с целью агитации  за выход на митинг на Лубянской площади 5 марта. 

( http://msk.rufront.ru/4A2F42A4604AC/4F5916AFDB38C.html ; http://msk.rufront.ru/4A2F42A4604AC/4F598C83480F0.html  ; http://msk.rufront.ru/4A2F42A4604AC/4F591B2C5E187.html)

Я вместе с Э. Лимоновым, В. Буковским,  Н.  Авдюшенковым, Е. Архиповым, М. Злотниковой была  заявителем этой акции. Лидер ОГФ Гарри Каспаров вплоть до согласования Сергеем Удальцовым и Сергеем Пархоменко митинга на Пушкинской площади также высказывался за участие в «несанкционированном» митинге на Лубянке.  После того, как стало известно о согласовании акции на Пушкинской площади, Гарри Каспаров изменил свою позицию.

 Имела ли я моральное право, являясь заявителем акции и человеком в течение месяца за неё публично агитировавшим, не придти на Лубянку?! В связи с изменением позиции Гарри Каспарова, участники московского ОГФ тактически разделились. Мною было организовано присутствие активистов Объединённого гражданского фронта вместе с символикой движения  на Пушкинской площади.  Но те, кто посчитал, что придти на первоначально заявленное место важнее, пришли на Лубянку.

 Уверена, что политическая репутация ОГФ от этого не пострадала. Скорее, наоборот, улучшилась. Выход на незаконно запрещённый митинг не может идти  в минус радикальной оппозиционной организации.

 2) мои критические высказывания в адрес потенциальных союзников Гарри Каспарова – Алексея Навального и Сергея Удальцова.

Вообще-то подобные обвинения  дурно пахнут.  Для начала хотелось бы выяснить, где размещены эти мои высказывания. Иван Тютрин сослался на частные разговоры, не указав источник. Ссылка на критику в  «частных разговорах», это уже, как говорится за гранью. Тем более, ни Навальный, ни Удальцов не являются членами ни ОГФ, ни «Солидарности». Поэтому их критика в публичном пространстве или тем более в частных разговорах, в которых меня обвинили, нанести ущерб движению не может. Я действительно критически отношусь к этим деятелям, но моя позиция никак не связана с личными эмоциями или предубеждениями.  Расистские лозунги Алексея Навального я считаю чрезвычайно опасными для территориальной целостности России. Политические и даже просто этические соображения не позволяют мне находиться в союзе с человеком, сравнивающим приезжих и наших сограждан другой крови с вредными насекомыми. Что касается Сергея Удальцова, то я  постоянно выступала в его поддержку до тех пор, пока не стали очевидны его соглашательство и, по сути, коллаборационистская позиция во время протестных выступлений минувшей зимы. А как ещё можно назвать его визит к Дмитрию Медведеву, участие в «рабочей группе по подготовке политической реформы» под председательством зам. главы президентской администрации Володина, походы в Госдуму, выборы в которую он сам объявил сфальсифицированными и, наконец, отказ от митинга на Лубянке 5 марта в пользу Пушкинской площади?! Защитники Удальцова настаивают на том, что 10 декабря Сергея либо обманули, либо вынудили каким-то образом поддержать увод людей с площади Революции на Болотную.  Предположим, но как тогда объяснить его дальнейшее соглашательство?

    Помимо  чисто политических, приводились также претензии организационно-технического характера.  По утверждению Ивана Тютрина,  поступали устные заявления от  нескольких участников организации  о препятствиях, чинимых мною и Региональным Советом  при  принятии новых активистов  в московское отделение ОГФ.

На мой вопрос, кто эти люди, кому конкретно из потенциальных сторонников чинились препятствия,  каким образом это делалось, и  вообще, почему  эти люди лично не высказывали подобных замечаний, получила  удивительный ответ: «Я не могу назвать Вам этих людей, они просили не называть их, так как боятся Вас».

На моей памяти был  случай, когда Региональному Совету было предложено перейти на новый принцип приема в организацию,  меняющий прописанную в Уставе процедуру. Предлагалось принимать людей в организацию помимо Регионального Совета. Т.е.  чтобы любой участник движения мог привести в организацию группу  людей, которые автоматически (под ответственность приводящего) становились  бы участниками движения.

Данное предложение не получило поддержки Регионального Совета ввиду того, что

во-первых, это противоречит Регламенту московского регионального  отделения  ОГФ о приеме  в участники движения (изменения в Регламент правомочна вносить только Конференция или  Общее Собрание организации), во-вторых,  не соответствует, как уже говорилось, форме приема, прописанной в п.п. 7.2.5.7  федерального Устава Движения (http://www.rufront.ru/materials/4411A3E0B3FB7.html ).

 Кроме всего прочего, стоит отметить, что человек, решивший стать политическим активистом организации, но не желающий знакомиться с ее руководящим органом, вызывает, по меньшей мере, недоумение.

      После разговора с  Иваном Тютриным я попыталась поговорить с Гарри Каспаровым, чтобы получить подтверждение сказанного  Тютриным, поскольку решение ФС ОГФ нигде обнародовано не было. Во время  телефонного разговора с Гарри Кимовичем  мне так и не удалось получить ни четкого подтверждения слов Тютрина, ни  опровержения.  Не получила я ответов и на вопросы, поставленные ему в личном письме.

Это  долгое молчание я воспринимаю как ответ.

 Роспуск Регионального Совета  и отстранение  его председателя  накануне отчетно-перевыборного Собрания были осуществлены не случайно. Иван Тютрин объявил нам, что Собрание будут готовить он сам и Александр Лукьянов, которому поручено и ведение Собрания. Подготовка и проведение отчетно-перевыборного Собрания третьими лицами, не заинтересованными в конечном результате, по словам Тютрина, будут способствовать прозрачности и честности выборов.

Члены Регионального Совета  настояли  на своем праве войти в рабочую группу  по подготовке к Собранию.

Но на заседании рабочей группы, где обсуждались вопросы, связанные с повесткой дня Собрания, выяснилось, что его организаторы (Тютрин и Лукьянов) не намерены включать в него отчетный доклад председателя и выступления членов Регионального Совета. Предполагается только выступление лидера движения Гарри Каспарова и выборы нового руководства регионального отделения. Таким образом, я и  члены Регионального совета фактически лишаются возможности полноценно донести свою позицию до других участников ОГФ. Собрание будут вести люди, которые ни малейшего участия в работе московского отделения Объединённого гражданского фронта ранее не принимали. Подавляющему большинству участников московского ОГФ ни Тютрин, ни его товарищ Лукъянов, намеренный вести собрание, не знакомы даже визуально.

     В ответ на совершенно закономерные возражения со стороны московского Регионального Совета, Иван Тютрин открыто заявил, что ОГФ не является демократической организацией, что все решения принимает её единоличный и несменяемый лидер Гарри Каспаров. «Не нравится - уходите!»

Надо сказать, что московский  ОГФ руководствовался в своей работе совсем иными принципами. Я никак не воспринимаю себя в качестве работника фирмы, выполняющего любые поручения босса. Убеждена, что так не воспринимают себя и мои соратники.

      В конечном итоге под вопросом оказалось и проведение самого отчётно-перевыборного собрания. Уполномоченный Тютрин объявил, что собрание будет проводиться только в том случае, если я не буду озвучивать в своём выступлении никаких острых вопросов и не стану выставлять свою кандидатуру на переизбрание. В противном случае, никакого отчётно-перевыборного собрания не будет, а московское отделение ОГФ просто-напросто будет  распущено.

    Мое избрание председателем московского регионального отделения Объединённого Гражданского Фронта состоялось в 2008 году в ходе  демократических выборов открытым голосованием. Была повторно избрана на этот пост в 2010 г.

 Всё это время я следовала программным установкам ОГФ, недвусмысленно обозначенным в Манифесте организации. Провозглашенная цель нашей деятельности – мирный демонтаж путинского режима. К сожалению, Гарри Кимович Каспаров не проявил необходимой решимости  в судьбоносный, исторически переломный, а возможно и решающий момент для России.  Его согласие уйти под давлением  власти с площади Революции на Болотную 10 декабря, с Лубянки на Пушкинскую 5 марта, планы тесного сотрудничества с дискредитированным  постыдными компромиссами Сергеем Удальцовым, отказ от сотрудничества с радикальной частью оппозиции – прямое тому подтверждение. Показательны также колебания Гарри Каспарова в период парламентских и президентских «выборов». То тотальный бойкот, то голосование «по методу Навального».  Неопределённость тактики никогда не приводит к победам. Никаких попыток обсуждения этой тактики внутри ОГФ Гарри Кимович не предпринимал.

    В сложившейся ситуации я не считаю для себя приемлемым баллотироваться на пост председателя московского отделения Объединённого Гражданского Фронта. Нормы демократической организации, в качестве которой до сих пор работал московский ОГФ, попраны самым грубым образом. Сделана эта грязная работа совершенно чужими для нас людьми, но, увы, с согласия Гарри Каспарова. Тем не менее, я по-прежнему собираюсь активно сотрудничать с людьми, которые мне стали очень дороги за годы  труда в ОГФ. Из политики, разумеется, уходить не намерена. Борьба продолжается!



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments