kasparovru_lj (kasparovru_lj) wrote in namarsh_ru,
kasparovru_lj
kasparovru_lj
namarsh_ru

Прокомментировал сегодня события последних дней вокруг расследования убийства Анны Степановны.

Хорошие люди порекомендовали мне вывесить комментарий отдельным постингом в комьюнити.

Если кому-то и вправду интересно - что ж, вывешиваю.

Оригинал новости и комментария.

До сих пор не утихают вроде бы совершенно безосновательные споры: считать ли убийство Анны Политковской делом политическим? Простите, а каким же делом его считать? Бытовым? Нет, все мы прекрасно помним, как сразу после известия об этом убийстве некоторое чересчур ретивые охранители постарались предугадать настроения "начальства" и на полном серьезе "зондировали общественное мнение" версиями о "грабеже" и даже "буйнопомешанном одиночке". Гулял, дескать, по улице псих с пистолетом, решил в подъезд зайти, глянь – а там тетка какая-то. Ну, вот и получилось пренеприятное.

Возможно, кого-то смутит и даже возмутит некорректность моего тона, но спешу заметить, что я только лишь цитирую людей, "весьма авторитетных для определенных социальных прослоек". Лидеров мысли, так сказать. Какая прослойка, такие и лидеры.

Убийство Политковской – дело, безусловно, политическое. Причем не только сам факт этого убийства, но и его расследование стремительно превращается в политический инструмент. Странную и уродливую виолончель с гипнотическим звуком, смычок которой, по мнению многих, находится в руках у президента РФ Владимира Путина.

Представьте себе "властную вертикаль". Тяжелый монолит, воздвигнутый на "силовом фундаменте" из МВД, ФСБ, прокуратуры и иных замечательных организаций. Пульт, управляющий системой жизнеобеспечения этой махины, находится в руках у одного человека. Однако это вовсе не значит, что к этому пульту ничьи больше руки не тянутся. Тянутся, и еще как. Человек с пультом обязан следить, чтобы эти руки не смогли нарастить достаточно мускулов. И чтобы обладатели этих рук охотнее били бы по рукам друг друга, чем лазали непосредственно к пульту.

Структура власти вертикальна и неприступна только с виду. За ее стенами происходит порой такое, что куда уж там броуновскому движению. Это давно уже очевидная вещь, но данная присказка была необходима, чтобы перейти непосредственно к сути.

Суть же в следующем. Чем нам запомнился последний год? Много чем, но не в последнюю очередь громкими, скандальными делами, в которых фигурировали сотрудники ФСБ. Дело "Трех Китов", дело "Раффайзен-Банка" и так далее, и так далее. Теперь еще и дело Анны Политковской. Изо всех этих дел чекисты выходили изрядно потрепанными, но, в общем, без каких-то особенных последствий. Доходило до комичного – президент своим указом увольняет начальника управления собственной безопасности ФСБ РФ Александра Купряжкина. А Александр Купряжкин, как ни в чем не бывало, продолжает ходить на работу. До сих пор продолжает. В той же должности.

Далее. Честное расследование обстоятельств гибели Анны Политковской, безусловно, нанесло бы сокрушительный удар по и без того подмоченной репутации ФСБ и вообще "силовых ведомств". Шутка ли – "бывшие и действующие сотрудники" организовали убийство всемирно известной журналистки. Более того, виновность этих "бывших и действующих" не вызывает сомнения у многих компетентных, знакомых с ситуацией людей. Главный редактор "Новой Газеты" Дмитрий Муратов не сомневается, что следствие задержало именно тех, кто причастен к убийству. Ну так и что же? Неужели следствие по делу "Трех Китов" указывало на тех, кто не причастен к контрабанде? И вон они, эти причастные. Все живы, здоровы. На работу ходят.

Почему, как только на скамье подсудимых оказывается сотрудник ФСБ, дело немедленно прекращают или затягивают? И если "кремлевская вертикаль" действительно настолько вертикальна, каким образом эти дела вообще появляются? Видимо, потому, что кому-то в Кремле очень хочется, чтобы чекисты не забывались и не считали себя всемогущими. Один и тот же вопрос я задал многим знакомым политологам. Вопрос звучал так: "Чайка, он чей человек?". "Он ничей", - единогласно ответили мне политологи, - "он Путина человек".

Если суммировать полученную информацию, и принять ее как верную, то итог получается следующий. Задача по поиску виновных была выполнена. У кого-то от этого поиска серьезно попортились нервы. "Вот так вот", - сказали этому нервному человеку. - "Ты не очень-то фрякай, а то…". После чего всех обвиняемых из-под обвинения вывели. Дело вроде даже передали новой команде следователей. Теперь выясняется, что не передали. Мало ли какая может возникнуть чрезвычайная ситуация. Вдруг тот, кто нервничал, опять расслабится.

Владимир Путин имеет все основания опасаться собственной, как говорят пользователи Интернет, "гэбни". Существует вероятность, что эта самая "гэбня" поступит с ним в итоге так, как он однажды поступил с собственным политическим отцом Борисом Березовским. Этого Владимиру Владимировичу очень не хочется. Он желает сохранить свое влияние и неуязвимость и после ухода с поста президента. Разделяет и властвует.

Одно только, скажем так, расстраивает. В деле "Трех Китов" и "Раффайзена" речь шла всего лишь о деньгах. О больших деньгах. О ворованных деньгах. Очень неприятно, незаконно, и все такое. Но дело, в конце концов, наживное. Чиновники в России воровали всегда. Особенно чиновники в погонах.

Но. В деле об убийстве Анны Политковской речь идет об убийстве Анны Политковской. О жизни и смерти. О государственном терроре. О честности журналиста и расплате за эту честность. Но это для нас. А для Владимира Путина это всего лишь существенный козырь в колоде его персональной игры. "Папочка с компроматиком". Ни о каком реальном наказании заказчиков этого убийства речи не шло с самого начал, не зря на маковку довольно убедительной системы обвинения нахлобучили, будто тряпичную марфушу на чайник, Бориса Абрамовича Березовского.

Узнаем ли мы все-таки правду?

Кто убил Анну? За что? Что чувствовали эти люди, отдавая такой приказ? Чем руководствовались?

Узнаем, конечно. Но только в одном случае. Если Владимир Владимирович Путин будет поставлен в условия, в которых ему придется идти ва-банк. При любом другом итоге все, что мы получим, – это "кровавый Лондон" и "следствие зашло в тупик". Еще бы оно не зашло. В тупике ему уютно и спокойно.

Станислав Яковлев, обозреватель Каспарова.Ru 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments