Maria Savelyeva (kirjach) wrote in namarsh_ru,
Maria Savelyeva
kirjach
namarsh_ru

Пытки оборонцев в Архангельске

Оборонцы Архангельска написали заявление в прокуратуру против так называемых сотрудников милиции, которые в последние дни били, пытали наших товарищей, издевались над ними, угрожали уголовным делом. Под этим предлогом ребят без протокола допрашивали об их общественно-политической активости.

Мы полностью публикуем этот страшный документ. Просьба к слабонервным и беременным: не читайте.

В прокуратуру Архангельской области

От: Железникова Алексея Яковлевича,

Онегина Андрея Владиславовича,

Равдиной Елизаветы Анатольевны 

Заявление

29 декабря около 14.30 я с Андреем Онегиным пришёл в Ломоносовское РОВД. Мы пришли потому, что нам позвонила наша общая знакомая – Елизавета Равдина, она сказала, что у неё проблемы, и она находится в РОВД. Мы поднялись на 2 этаж и подошли к 216 кабинету. Нам сказали подождать. Сначала пригласили Андрея, меня пригласили примерно через час после того, как мы пришли. Сотрудник правоохранительных органов не представился и стал обвинять меня с Андреем в краже ноутбуков вечером 28 декабря. Я сказал, что ничего про это не знаю. Так как вечером 28 декабря я был дома, а на квартире, из которой пропали ноутбуки, я был в ночь с 22 на 23 декабря. Потом зашёл другой сотрудник, он привязался к тому, как я сижу. Я сказал, что всегда сижу, положив нога на ногу, после чего он ударил меня несколько раз кулаком по лицу и в живот. Я упал. После того как встал, сотрудник продолжил бить меня по лицу и в живот. После этого первый сотрудник спросил: «Всё ли теперь ясно?». Угрожали, что новый год я проведу в СИЗО. Далее стали расспрашивать про мою общественно-политическую деятельность. Спрашивали: «Кто вас спонсирует?», «На кого вы работаете?», «Как пришли в политику?». На нежелание отвечать на их вопросы отвечали жёсткими угрозами. Закончив эту часть, сказали подождать в коридоре. Дальше допрос начали по-новому. Сломав психологически, заставили подписать бумагу о конфиденциальном сотрудничестве с милицией. Сказали, что если я кому-то скажу об этом, то мне не жить. Дальше привели в другой кабинет, в котором я просидел около полутора часов. Потом в третий раз привели в 216 кабинет. На этот раз в кабинете уже было 4 сотрудников. Они всячески издевались над моей общественно-политической деятельностью. Они выражали недовольство, что я занимаюсь защитой прав призывников, отстаиваю конституционный принцип отделения церкви от государства, активно участвую в общественно-политической жизни страны. В конце сказали, чтобы я подписал бумагу о том, что обязан по первому требованию явиться в Ломоносовское РОВД. И пригрозили сломать мне ноги, если я появлюсь хоть на одном митинге. Данные действия сотрудников правоохранительных органов нанесли мне огромные моральные страдания. Я стал опасаться за свою жизнь, у меня периодически стали пропадать сон и аппетит. Я не могу нормально отдохнуть, порой я вздрагиваю от стука в дверь или звука подъезжающей машины, у меня иногда трясутся руки, когда я рассказываю эту историю.

Железников А.Я.

 

Заявление Железникова Алексея дополняю следующими фактами. 28 декабря 2010 года около 10 часов вечера ко мне в общежитие приехал мужчина в милицейской форме. Он не представился и потребовал от меня «проехать в отделение». Примерно в половине одиннадцатого меня привезли в Ломоносовское отделение милиции, провели в дежурную комнату, где я просидела около часа. При входе в здание милиции, прямо в коридоре, двое сотрудников милиции (мужчина и женщина) стали допрашивать меня о, якобы, совершённой мной краже ноутбука. Когда и у кого кража совершена, мне не сообщили. В дежурной комнате милиции меня продержали примерно час, затем ко мне подошёл мужчина в гражданской одежде. Не представился. И потребовал пройти в кабинет на втором этаже. Когда я вошла в кабинет, там уже находилась женщина, также в гражданской одежде. Они стали требовать от меня, чтобы я призналась уже в краже двух ноутбуков. Допрос длился примерно 1 час, после чего мне дали на подпись моё письменное объяснение. Я его подписала. Поскольку время было позднее, меня оставили ночевать на диване в коридоре милиции. Это было 28 декабря. Утром 29 декабря 2010 года около 9 часов утра меня вызвали в кабинет №216 и продолжили допрос о краже ноутбуков. Допрос длился с перерывами с 9 утра до 9 вечера. В этот период я не завтракала, не обедала и не ужинала целые сутки. В течение дня сотрудники менялись и меня допрашивали по очереди 6 сотрудников милиции. Никто из них не представился. В ходе допроса в мой адрес высказывались нецензурные, оскорбительные и оскорбляющие честь и достоинство выражения. Примерно в 21 час 29 декабря меня выпустили из милиции, и я вернулась к себе в общежитие.

17 января 2011 года с телефона номер 216700 на мой мобильный телефон поступил звонок. Не представившийся мужчина потребовал, чтобы я немедленно явилась в Ломоносовский РОВД в кабинет №216. Я ответила, что без повестки я никуда не поеду. Примерно в 16 часов того же дня я была задержана на входе в общежитие и принудительно доставлена в Ломоносовский РОВД. Где не представившиеся мне сотрудники милиции продолжили допрос о краже ноутбуков, в которой обвиняли меня. В ходе допроса вновь высказывались угрозы, нецензурная брань и оскорбительные выражения в мой адрес. Кроме словесных угроз меня заставили встать на корточки в углу кабинета и таким образом продержали около часа. Каких-либо письменных объяснений от моего имени в этот день не оформлялось. Я категорически отвергла обвинения в свой адрес по поводу кражи ноутбуков. В ходе допроса меня вынудили открыть мою странице на сайте vkontakte.ru, и от моего имени по разным адресам отправили нецензурные оскорбительные предложения. В этот день меня допрашивали трое сотрудников милиции. Примерно в 19 часов с нецензурной бранью и словами «вали отсюда в свой Вельск и чтоб мы тебя больше не видели здесь» меня выпустили из Ломоносовского РОВД.

Равдина Е.А.

Дополняю предыдущие сообщения следующими фактами. Примерно в 12 часов 29 декабря 2010 года на мой мобильный телефон поступил звонок от моей знакомой, Елизаветы Равдиной о том, что она находится в Ломоносовском РОВД и у неё большие проблемы. Примерно в 14.20 вместе с моим коллегой по общественно-политической деятельности Железниковым Алексеем мы явились в Ломоносовский РОВД на второй этаж, в кабинет №216. По моему мнению это помещение было закреплено за сотрудниками криминальной милиции (уголовный розыск), так как они были в штатском и в дальнейшем не представлялись. На мой вопрос «в чём дело» один из двоих милиционеров, который находился в этом кабинете, попросил меня подождать, заявив, что с меня надо снять объяснения по уголовному делу в связи с кражей двух ноутбуков. Попросив подождать в коридоре на втором этаже Алексея Железникова, двое данных сотрудников начали мой допрос без ведения протокола. В начале проведения допроса мне показали объяснение Равдиной Елизаветы о том, что мы причастны к данной краже, как организаторы. Я им ответил, что «мне кажется, что данное признание вы выбивали силой», так как тон данных сотрудников милиции в мой адрес изначально был грубый и жёсткий. В ответ на мою реплику начались угрозы в мой адрес, а именно требования забыть о своих конституционных правах, в частности о презумпции невиновности, унижали мою честь и достоинство, угрожали применением физического насилия. Кроме того один из сотрудников милиции наполнил на моих глазах медицинский шприц жидкостью похожей на чай и заявил, что сейчас поставит мне «укол правды». После этого он направил шприц иглой на меня и прыснул данную жидкость мне в лицо, заявив, что если я буду громко кричать, то он меня ударит и сломает мне левую руку. Допрос «с пристрастием», с оскорблениями, с нецензурной бранью и угрозами физической расправы продолжался примерно шесть с половиной часов, с 14.20 до 20.50. По завершению допроса меня вынудили подписать письменное объяснение, которое они написали, якобы, с моих слов. Боясь физической расправы, я вынужден был подписать данное письменное «объяснение».

17 января 2011 года примерно в 18 часов с мобильного телефона 89095533408 мне позвонил сотрудник милиции и потребовал, чтобы я явился в Ломоносовское РОВД через 15 минут. Я отказался исполнить требования сотрудника милиции без предъявления мне повестки. Требование явиться сотрудники сопровождали нецензурной бранью и угрозами в мой адрес. В ответ на поступившие в мой адрес угрозы я ответил, что без повестки я никуда не пойду, и обращусь с жалобой в прокуратуру Архангельской области.

Онегин А.В.

Просим:

Проверить изложенные в данном заявлении факты и принять меры прокурорского реагирования по отношению к сотрудникам милиции: за нарушение прав личности, угрозы физического насилия, циничные и нецензурные оскорбления в наш адрес.

Приложение: Распечатки интернет-писем с нецензурной бранью – 2 экземпляра.

Примечание. Все подписанты ознакомлены со статьёй №306 УК РФ «О даче заведомо ложных показаний».

 Железников А.Я.

Равдина Е.А.

Онегин А.В.

18 января 2011 года

 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments