Oleg_Loskutov (oleg_loskutov) wrote in namarsh_ru,
Oleg_Loskutov
oleg_loskutov
namarsh_ru

Фальш-старт диалога власти и общества.

11 декабря 2010 года на Манежной площади в Москве власти и правоохранители вдруг узнали, что если с 1 по 10 и с 12 по 31 число каждого месяца можно безнаказанно «держать и не пущать», таскать за волосы и бить дубиной по башке собственных граждан, то по 11 числам можно и отпор получить.

Срочно пришлось предпринимать неординарные шаги. И вот уже сам премьер, их полуимператорское величество, вынужден тряхнуть стариной, вспомнить молодость, поработать по специальности, провести вербовочную акцию среди руководителей футбольных фанатских организаций России, склонить их на сторону власти участием в ряде денежных проектов. Удалось ли фанатов поставить под контроль, посредством подкупа их лидеров, покажет будущее.

Одновременно, видимо, в регионы был спущен циркуляр неформально обласкать и осчастливить несистемную, неформальную молодежь провинциальных городов России. Конечно, хотели как лучше для общих благ и польз. Поговорим о том, что получилось.

«УВД и неформальная молодежь договорились» - так озаглавлено сообщение на сайте ulgrad.ru http://ulgrad.ru/?p=56836 http://uvd73.ru/blog/2010/12/30/nachalnik-uvd-vstretilsya-s-predstavitelyami-neformalnyx-molodezhnyx-obedinenij/#more-967
Что такое УВД более или менее понятно. Тем более что названо имя переговорщика со стороны УВД – это начальник УВД области полковник А.П. Ларионов. Чего хотел полковник, он, надо отдать должное, сформулировал по- военному лапидарно точно: «Мне важно знать реальные настроения в молодежной среде». А вот с «молодежной средой», которую привели для встречи с полковником, похоже, накладка вышла. Как гласит официальная информация, «начальник УВД области провел встречу с представителями неформальных молодежных объединений региона, в том числе Национального союза области». Однако, кроме «союза», о котором ниже, в отчете названа только одна «молодежная» организация – некий благотворительный проект «Россия в детских руках», который представляла Арина Могилинская. Мнение этой гражданки оказалось важным настолько, что попало в официальную информацию о результатах встречи. «Я думаю, что встреча очень даже продуктивная, потому что нас впервые приглашают в такое учреждение, представляющее власть. Мы поняли, что нас слышат, нас видят». Комментарии излишни.


Пресс служба УВД так объясняет необходимость встречи за чашкой чая. «В последнее время в общественном мнении сложилась неблагоприятная тенденция ставить сотрудников органов внутренних дел и представителей различных молодежных объединений по разные стороны баррикад. Но на самом деле этот вопрос нельзя рассматривать настолько односторонне. Когда работа таких молодёжных объединений носит деструктивный характер, связана с экстремизмом и совершением преступлений – естественно милиционеры пресекают это. Но если ребята отстаивают своё мнение и идеи в рамках закона, милиция не только не препятствует, но в ряде случаев готова даже поддержать их начинания». Фраза эта, мягко говоря, не только не соответствует практике деятельности милиции по отношению к молодёжной политической активности, но и демонстрирует всю глубину непонимания представителями органов внутренних дел своего конституционного положения , своих функциональных задач в нормальном демократическом обществе. Не дело милиции определять конструктивный или деструктивный характер тех или иных организаций и их деятельности. Такое различение может дать только суд, вступивший в силу судебный приговор. Поэтому все милицейские базы данных по якобы экстремистским организациям и проявлениям без судебного решения абсолютно незаконны, нарушают фундаментальные права человека и гражданина, все разгоны и задержания по этим основаниям незаконны, противоправны. Конституционная обязанность милиции обеспечить гражданам и их организациям возможность в полном объёме реализовывать конституционные права, а не препятствовать их осуществлению, чем постоянно занимается милиция. Так же граждане и их организации ни в коей мере не нуждаются в милицейской «поддержке», а милиция не имеет права кого-либо поддерживать: это не её дело, а закон един для всех.

Теперь о баррикадах. Напомним, что в данном контексте этот термин предложен именно милицейской стороной. Каждый сам выбирает свою сторону баррикад. Медведев недавно объяснил причины переименования милиции в полицию: милиция – это самоорганизация народа для защиты общественного порядка, а полиция профессиональный орган исполнительной власти государства. Милиция у нас в стране давно на деле была и есть полиция. А суть дела в том, что, если народ признаёт государство своим, полезным для себя, то и полиция, как орган такого государства, может быть полезной народу. Если народ не признаёт государство своим, легитимным, то международное право, его основополагающие документы, оговаривают право народа убрать такое правительство и его органы, вплоть да признания за народом права на насилие по отношению к узурпаторам государственной власти. Лишь народ может и должен быть источником власти и, соответственно, контролировать все его органы. Поэтому, среди прочего, и встречи подобные той, о которой мы говорим, должен в нормальных общественных условиях инициировать не начальник УВД, а общественные организации, в том числе и молодёжные, а представители УВД должны по первому требованию организаций, представляющих общественные интересы, «отчитаться и доложить о проделанной работе».

Каково же реальное отношение ульяновской милиции к представителям политической оппозиции? Это слежка: «нас видят и слышат», то есть следят и прослушивают, систематически ведут профилактические беседы. В преддверии больших праздников и визитов больших федеральных чиновников с нас в письменном виде берут обязательства отказаться на это время от политической деятельности. Целые подразделения милиции зарабатывают себе на жизнь борьбой с «экстремизмом», то есть с политической оппозицией. Такова реальность.

Однако, вернёмся к отчёту пресс службы УВД о состоявшейся «чайной церемонии». «Значительная часть встречи была посвящена обсуждению одного из больных вопросов современной России – крайних проявлений национализма и национальной вражды». Что в этой связи конкретно обсуждалось, какие мнения высказывались, какие выводы были сделаны? Конкретная информация отсутствует напрочь. Из чего можно сделать вывод, что имело место переливание из пустого в порожнее. И ни чем иным в таком составе участников подобное обсуждение быть не могло. В то время как основой для действительного обсуждения данного вопроса мог стать наказ Народного схода 4 ноября 2010 года, участники которого были задержаны оперативниками центра противодействия экстремизму, когда после схода шли возлагать цветы к мемориалу 30-летия Победы. http://community.livejournal.com/ulpolit/126276.html Кстати, мы бы спросили у полковника, почему был запрещён Русский марш в Ульяновске? Отчего лозунг «Россия - русская земля» экстремистский? Хотелось бы услышать разъяснения полковника, чья же эта земля, если она не русская? Но вот именно реального разговора с реальными людьми полковник и не хотел. Надо было отчитаться об исполнении циркуляра, а для этого именно и подходил формат разговора Сотникова с А.Могилинской.

А далее «дети» (по разуму) и инфантильные взрослые посредством невыносимо интенсивного умственного напряжения пришли к выводам, что проституция, наркомания и алкоголизм - это плохо – бяка, а здоровый образ жизни, патриотическое воспитание, организация детского досуга – это хорошо – няка. С удовольствием позволим себе процитировать ещё один пассаж из официального отчёта пресс-службы УВД. «В итоге обе стороны остались довольны встречей. «В ходе беседы мы нашли точки соприкосновения. Мы согласны, что нужно бороться за справедливость, за закон, и что закон для всех должен быть равным. В стране, регионе, мире существуют проблемы, которые необходимо решать: алкоголизация, наркомания, радикальная молодёжь», - сказал представитель неформального объединения «Национальный союз Ульяновской области» Илья Сотников». Итак, теперь бороться с радикальной молодежью Ларионов будет вместе с Сотниковым. Что называется, вербанули «националиста». А еще под эгидой УВД молодые неформалы благоустроят песочницы, совместно будут раздавать детям продовольственные наборы «Жизнь не удалась навсегда» и бесплатно качаться в ларионовской качалке.

Таким образом, можно констатировать, что «молодёжная сторона» переговоров была выборочно неполной, удобной власти, а диалог постановочным. Если к проблеме диалога власти, милиции с оппозицией, молодежной и не молодежной, подходить серьезно, то кроме сверхценных мнений граждан Сотникова и Могилинской полковнику А.П.Ларионову можно было выслушать и точки зрения представителей ульяновской организации ДПНИ, СКМ – молодежной организации КПРФ, партии «Другая Россия», движения «Солидарность», «Левого фронта», анархистов. И разговор этот может быть только гласным, а не в формате отчета пресс службы УВД. Но нужен ли такой разговор власти? Пока гром не грянет власть не перекрестится, как в Москве 11 декабря .

Так, что же это было? Строительство «потемкинской деревни» - молодежного совета при УВД – для отчета в Москву, мол «порешали вопрос»? Или начальника УВД его подчиненные сотрудники водят за нос, подставляя для переговоров и Совета удобных представителей, так называемой, неформальной молодежи?

К.К.Трошин председатель УРО партии «Другая Россия»
И.В.Топорков сопредседатель УГО ОДД «Солидарность»
Д.В. Штылев координатор УРО ДПНИ
К.С. Горшков 1-й секретарь УРО СКМ
Tags: Ульяновск
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments