Alexandre Myslenkov (myslenkov) wrote in namarsh_ru,
Alexandre Myslenkov
myslenkov
namarsh_ru

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Мои впечатления от митинга "Москва для всех"

Только что вернулся с митинга, который мне так хочется назвать митингом Шендеровича, настолько рьяно он его организовывал, продвигал, и вёл.
Впечатление двойственное. С одной стороны, мне понравилось, было круто - столько людей. 3-4 тысячи. Вся площадь, между памятником Пушкину и кинотеатром была заполнена, причём стояли люди плотно, локоть к локтю; настолько плотно, что мне даже трудно было записывать в блокнотик перлы ораторов.
Ощущения, разумеется, приятные. Когда столько твоих единомышленников собирается в одном месте, чтобы выразить свой протест, начинаешь прозревать, чувствовать энергию народную. Может, дело в том, что редко московские митинги отличаются такой сплочённостью, и  многолюдством.
С другой стороны, сам митинг,  не произвёл впечатления, именно выступления. Очередная скучная говорильня. Никто не взорвал толпу, и очень мало кто зажёг. Типичное собрание московской интеллигенции, умеющей красиво говорить только тихо, на кухне. А вот митинговать, произносить настоящие речи, ораторствуя - не могут. Вот и стоят, по обе стороны микрофона, говоруны. Тот же Шендерович, который вёл весь митинг, он говорит интересно, но тихо и не зажигательно. Ну не вдохновляет его голос на гражданские подвиги! И кричалки его поддерживали меньше, чем могли бы при таком-то стечении народа.
Не за этим на митинг приходят. На свободное собрание в центре города неравнодушные люди идут, чтобы зарядиться энергией , подпитать своё недовольство и протест, получить от лидеров заряд непримиримости и гнева, насладиться чувством локтя в толпе соратников и настоящих товарищей. 
А теперь - обо всём по порядку. Традиционно я опоздал, в половине первого пришёл, правда, на этот раз вполне сознательно, заранее зная, что не пропущу ничего особенного, не надеясь на яркие речи.
Когда выбрался из-под земли, на сцене блистала Евгения Чирикова, но я, к превеликому сожалению, не успел разобрать, о чём речь: пока пробирался в толпу, её сменил Шендерович. Он объявлял выступающих, ну и сам старался: читал письма поддержки разных людей, и давал толпе лозунги. Я подоспел как раз к чтению письма Елены Георгиевны Боннэр.
Для меня митинг начался с героя России, Магомеда Толбоева. Он говорил тихо и немного, запомнились два лозунга: "Россия для всех", и "Слава России". После Толбоева Шендерович призвал скандировать "Москва для всех".
Я оглядывался. Нашёл братьев Варламовых, Илья zyalt всегда очень заметен, и огненно-рыжую девушку, тоже фотографа, со знаменитой фотографии, где ей ОМОН заламывет руки. На каждом митинге или пикете, где бываю, её встречаю.
Кстати, вскоре подошёл и новый знакомый - экскурсовод Адольфович, я с ним познакомился в Клину, на фабрике ёлочной игрушки "Ёлочка", но запомнил только отчество.
Затем вышел Дмитрий Быков. Его речь, как всегда, была красива, и интересна. Сперва он говорил о том, что напишут про митинг" собрались 150 маргиналов". Затем фантазировал, что через 15-20 лет будут вспоминать этот митинг, и тогда окажется, что на нём было 50 тысяч человек, и каждый поделится воспоминаниями очевидца.
Лучшая сентенция Быкова касалась погоды. Мол, говорят, с погодой нам на митинге не повезло. А я считаю, наоборот, "Погода соответствует эпохе, как всякая дозволенная оттепель: тепло - но противно".
"Мы живём в стране доброй, великой, огромной", сказал Быков. Своё выступление он заключил цитатой из дневника Блока за сегодняшний день, 1916 года: мол, всё будет хорошо, но как же долго этого придётся ждать.
Затем Шендерович кинул клич "Фашизм не пройдёт!", и пригласил на сцену Мариэтту Чудакову, которая напомнила об исконном великодушии русского народа.
После клича "Россия для всех" Шендерович вызвал сына Гарри Бардина, Павла Бардина, упомянув фильм, который он снял, не показанный у нас в России. Я очень удивился двум вещам: во-первых, фильм был показан, я его в кинотеатре "Эльдар" смотрел, когда он вышел. А во-вторых, Шендерович не назвал сам фильм, "Россия-88", что тоже странно: забыл, что ли.
Бардин очень коротко призвал всех привести на митинги по другу, сыну, отцу и т.д.
Шендерович выкрикнул "Фашизм не пройдёт!", и вызвал Алексея Кирилловича Симонова, зачитавшего длинное стихотворение, начав его со слов "Сталин взял бокал вина, или коньяку". Стих был про терпенье.
Следующим был режиссёр Тодоровский-младший. Он сразу честно признался, что "немитинговый человек", и пришёл потому, что многие его друзья пришли.
Тут ко мне, прямо в толпе, подошёл Илья Яшин. Он прямо судьба моя какая-то, второй раз уже встречаю его вот так, случайно, в большом скоплении народа. ЧТо-то же значит! Вот только что.
Мы поздоровались, и я, не медля, спросил его, почему он не на сцене. Он ответил, что митинг не политический, без политиков. Постоял рядом со мной, немного, и отправился дальше, пробираться поближе к сцене. А я остался жалеть, что он не выступает: уж Яшин-то, с его громким голосом, мощной энергетикой и оригинальными лозунгами, смог бы зажечь людей.
Но без политиков так без политиков, и вот, на сцене уже Юрий Рыжов, старик, бывший депутат Верховного Совета СССР. Шендерович назвал его бывшим депутатом ГосДумы. Я даже не знаю такого, Яшин пояснил, что он живой классик и очень известный. Что ж, буду знать.
Между прочим, рядом со мной стояла девушка, рыжеватая, со знакомым лицом. Помучившись, но так и не вспомнив, я спросил её, она ответствовала ,что каждое 31-ое ходит на Триумфальную. Наверняка я там её видел, 31 октября.
За Рыжовым Шендерович объявил, что будущего нет. Есть только прошлое, и настоящее, которое надо бы анализировать. А будущего нет, мы сами его творим. Где-то я это уже слышал ... ах да - в "Терминатор-3", "Восстание машин": там главный герой, Джон Коннор, пришёл к такому же выводу. Да ещё в "Терминаторе-2" Сара Коннор нацарапала ножом на деревяшке стола "No fate".
Дальше говорил Павел Лунгин. Народ кричал "Громче!", и "Микрофон!", потому что Лунгин начал уж больно тихо. Лунгин
Шендерович кинул "Фашизм не пройдёт!", и позвал Генриэтту Яновскую. Она тоже начала с признания, что "я абсолютно не митинговый человек".
Затем был неизвестный мне старик, представившийся этническим белорусом. Потом лозунг Шендеровича "Россия для всех", и - Андрей Нечаев, бывший министр экономики. Он мне понравился: "У меня нет и не будет друзей среди той шпаны, что собралась на Манеже". Он обвинил власть в разгуле экстремизма: "Не вы ли взрастили эту молодёжь?".
Шендерович в перерыве покричал, что "Фашизм не пройдёт!", и на сцену вышел Виноградов, главред журнала "Континент". Кто это? Что за журнал? Он тоже критиковал власти, пытающиеся разбить народ на стаи. "Но мы не стая, мы - народ!".
Последним письмом, прочтённым Шендеровичем, стал текст Максима Виторгана. Очень жаль, что Максим не пришёл, его харизма пришлась бы очень кстати.
Тимур Шаов, любимый бард моих родителей, тоже выступил, и так же спокойно и бледновато, как большинство. Он призвал воспитывать детей достойно, терпимыми и демократичными: давать им хорошие книги, ставить хорошую музыку, Битлз, Шевчука. А если не захотят слушать - приматывать наушники скочем к ушам. Шаов кинул клич "All you need is love", но его мало кто поддержал.
Шендерович зачитал очередное письмо, на этот раз с цитатой речи Достоевского при открытии памятника Пушкину, за спиной которого мы митинговали сегодня.Посетовав, что фашисты и националисты не читали Достоевского, он закончил митинг. На часах была половина второго.
Я расходиться не стал, остался музыку послушать: из динамиков раздалась моя любимая песня Леннона "Imagine", люди подпевали, двигаясь к выходу с площади, входу в метро. Дальше была "Осень" ДДТ, и "Зоология" в исполнении Кортнева.
На опустевшей площади я наконец-то разглядел кучку молодёжи с плакатами, внимание на каковые обратил ещё на митинге Шендерович. Вот их лозунги: Я люблю чак-чак, Я люблю рис, Я люблю чурчхелу, Я люблю шашлык, Я люблю плов, Я люблю хачапури, Я люблю лаваш, и Я люблюПушкина. Ещё были плакаты с иероглифами какими-то, также на грузинском, и татарском: последние кириллицей, Мин "сердечко" маскауне, и Мен "сердечко" москваны. Что за языки? ТАтарскиЙ, башкирский, чувашский, или узбекский.
Неподалёку встретил знакомых, фотографов и журналистов, в том числе того бородача с Коммерсант ФМ, который боал у меня комментарий на акции в поддержку Ходорковского 14-го декабря. Он из Беларуси вернулся недавно, я его про Настю Рыбаченко спросил, но ничего нового нет, никакой определённости, отпустят ли её.

В общем, митинг мне понравился людьми. Они передавали друг другу, как в маршрутке, деньги для политзаключённых, через всю толпу путешествовали сотни рублей. Желающих оказалось настолько много, что одному из активистов, уже после митинга, пришлось через микрофон звать мужика  с аквариумом. Активист так и выразился, извиняющеся:  "Подойдите пожалуйста. Понимаю, вы охренели от денег". И действительно, пожертвований было много. Мохнаткин, Тарбеев, Рыбаченко смогут рассчитывать на хороших адвокатов.
А вот выступающие в большинстве своём не понравились. Не впечатлили. То есть, замечательные люди, рафинированная интеллигенция, высокоморальные и нравственные типажи. Но такие спокойные и тихие фашизм не остановят. Нужны энергичные, активные и молодые политики, способные мобилизовывать. Такие, как Яшин, Чирикова, Рыбаченко. Нужны более яростные и непримиримые митинги. Такие, как 31-го.
Поэтому я пойду на Триумфальную, а там уже посмотрим, кто кого.
Tags: Москва, Шевчук, антифа, митинг, плакат, политзаключенные
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments