vensant (vensant) wrote in namarsh_ru,
vensant
vensant
namarsh_ru

Что нас ожидает новая перестройка или революция? (Виктор Поляков)

"Бориса дней прекрасное начало" закончилось тем, что мы получили наследника из далекого прошлого. Вдумываясь в те изменения, которые произошли с пугающей быстротой после 2000 года, невольно приходишь к выводу, что перестройка не смогла разрешить ни одной проблемы, которые стояли перед российским обществом в конце 80-ых, кроме одной, а именно удалось ликвидировать монополию на власть КПСС. Эпоха партийного феодализма перетекла без больших затруднений в эпоху бюрократического феодализма. Все признаки феодализма, которые мы изучаем на примере Священной Римской империи германского народа, мы находим сегодня в социальном строении России. Очевидно, что перестройка и 90-е закончились пшиком нулевых. Лидер, которому в 2000 году доверили власть избиратели, приложил все силы к тому, чтобы реформы сошли на нет, а власть навсегда осталась в его руках. Страна скатилась в социальном отношении гораздо ниже 80-ых годов прошлого века и даже до 56 года, когда стали выпускать политических заключенных. С 2000 года в России появились новые полит заключенные, а после 2003 пошел поток осужденных (формально по самым разным статьям) на самом деле по отмененной 58 статье. Ходорковский только самый известный заключенный по этой статье. Десятки тысяч людей, чья вина не была доказана обвинением, а они получили реальные сроки - есть узники совести. В концентрационных лагерях сегодня сидят невинные люди, которые виновны только в том, что прокуратуре нужны были раскрытые дела. Хватают кого попало. На основании личной неприязни, на основании полученной взятки, на основании любом, кроме доказанной вины. Похоже, мы вступили в фарсовое повторение последних дней Сталина. Экономика страны фактически рухнула. Если убрать сырьевую составляющую, то катастрофа будет совершенно ясна. Техногенные катастрофы происходят по нарастающей. Выход из перманентного кризиса может быть по сценарию перестройки - власть реагирует на происходящее, затыкая рот недовольным и разгоняя саперными лопатками демонстрации недовольных (как было в Казахстане и Грузии). Потом, когда вспыхнет везде, начинаются лихорадочные уступки и изменения законов. Так, например, Горбачев сумел провести закон об уравнивание автономий с союзными республиками, заложив бомбы под устройство России. Потом был проведен референдум о сохранении СССР, который невозможно было выполнить. Есть ли у сегодняшней власти такие же по значимости пряники, которые можно кинуть народу, чтобы он замолчал? Есть ли сегодня тот огромный резерв прочности, который был у Горбачева в 1985 году, после периода застоя, тем более, что сегодня годы застоя смотрятся как годы бурного развития, по сравнению с нулевыми. Наконец, есть ли у власти харизматические лидеры, которым может поверить народ? Путин исчерпал запас народной любви. Верить в то, что он сможет возглавить движение вперед, после того как он повернул страну назад и с колен поставил страну на карачки, невозможно. Г-н Грызлов с его вкладом в развитие отечественной науки и сотрудничеством с народным академиком Петриком, герой, скорее, небольшого разбирательства на тему, что такое коррупция, чем двигатель реформ. Нынешний президент, который пугается при любом упоминании значимого лица и готовый бороться с коррупцией на уровни санитарки и продавца магазина как реформатор смотрится бледно. Вывод - у нынешней верхушки нет нового Ельцина, который сможет повести за собой массы и, не имея возможности остановить движение недовольных, возглавит его. Значит, возможность для новой перестройки, маловероятна. Остается революционный путь, когда быстрая диффузия режима приводит к тотальной смене персоналий. Времени на то, чтобы пройти нынешний кризис по рецептам перестройки всё меньше и Путинскому клану силовиков нет места в процессе реформирования. Виктор Поляков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment