elena_n_s (elena_n_s) wrote in namarsh_ru,
elena_n_s
elena_n_s
namarsh_ru

Тольятти: преследования общественных активистов

В воскресенье утром мне позвонил журналист Александр Зимбовский и сказал, что его задерживают в Тольятти. В трубке были слышны голоса милиционеров, доносились слова: "Мы не задерживаем, мы приглашаем для установления личности". В "приглашении" между тем отчетливо чувствовался насильственный характер. У всех троих задерживаемых - Александра Зимбовского, Юрия Короткова и Галины Дмитриевой - были при себе паспорта, что для установления личности достаточно. Вскоре телефон Зимбовского перестал отвечать. Это было около 9-ти часов утра в воскресенье 21 марта.
Шесть часов спустя Зимбовский позвонил мне и сказал, что их, наконец, отпустили. Вечером в телефонном разговоре я узнала следующие любопытные подробности.
Есть в Тольятти такой общественный активист и профсоюзный деятель Алексей Виноградов. Не знаю, коммунист он или нет, да это не так уж важно. Вместе с двумя другими общественными активистами он подал 16 марта заявку на проведении пикета в центральной части города на пересечении улиц Фрунзе и Революционной (вот что значит во-время не менять названия улиц! :)) )
Ранее предполагалось в этом же месте 21 марта в 12-00 по местному времени провести митинг КПРФ, но власти отказали, потому и возникла идея подать заявку на пикет (пикет хоть проведем, раз не согласовывают митинг). Однако не согласовали и пикет. Отказ выглядел комично. В заявке было написано, что на пикете не предполагается звукоусиление, а власти отказали на том основании, что пикетирование... не предполагает звукоусиления.
Подавать новую заявку уже не оставалось времени. Тогда депутат тольяттинской гордумы Степан Филатов заявил, что будет в этом же месте и в это же время проводить встречу с избирателями. Отказали и в этом!
Вот что пишет об этом сам "красный депутат" Степан Филатов:
http://reddeputat.livejournal.com/14110.html
Итак, во всех общественных мероприятиях 21 марта активистам Тольятти отказали.
А в пятницу вечером Алексея Виноградова неожиданно задержали. Причем не одного его - вместе с коллегами по работе, с которыми он в это время просто сидел за столом. Три милицейских машины в этом участвовали. Виноградова обыскивали, нашли листовки и газеты левого толка, предъявили ему и начали расспрашивать. Виноградов сказал, что набрал все это на различных митингах и пикетах (что и соответствовало действительности). Допрашивали и приятелей, те ничего плохого на товарища не показали. Допрашивали люди из разных структур, в т.ч. из ФСБ, многие не представлялись. Спрашивали, что за партия "Воля", что за «Рабочая демократия»... Сослуживцев отпустили, а Виноградова оставили в милиции на ночь. На следующий день повезли в суд, где приговорили... к двум суткам административного ареста за то, что "был пьян, ругался, приставал к прохожим". Невзирая на то, что Виноградов был трезв, не ругался, а мирно беседовал с товарищами по работе (чему есть множество свидетелей).
Содержали Алексея Виноградова в спецприемнике для административно задержанных.
Ну так вот, а Юрия Короткова, Галину Дмитриеву и Александра Зимбовского задержали утром 21-го, надо полагать, для того, чтобы не присутствовали в 12-00 на пересечении улиц Фрунзе и Революционной.
Причем обстояло все это так.
Задержав Юрия, Галину и Алекандра на бульваре Королева, сотрудники милиции отвезли их в городское отделение милиции. Продержали какое-то время, "выяснили личность" и отпустили - и тут же подъехали другие сотрудники милиции, вновь задержали "для выяснения личности" и отвезли в Автозаводское ОВД. Оттуда выпустили в начале третьего дня, когда общение народа с депутатом Филатовым на пересечении улиц Фрунзе и Революционной окончилось. (В общей сложности их продержали "для выяснения личности" заведомо дольше 3-х часов, но применили для продления положенного срока занятный прием: выпустили и снова забрали. Эдак до бесконечности можно человека задерживать на "не более 3-х часов").
Ближе к вечеру выпустили после 2-х суток административного ареста и Алексея Виноградова.
Александр Зимбовский мне сказал, что знает фамилии двоих из задержавших его первый раз, это сотрудники уголовного розыска УВД по Тольятти Задорожный и Зимин. Задержавшие во второй раз никак не представились, а допрашивал его в отделении милиции начальник отд. УГРО Автозаводского р-на Тольятти Самойлов Павел Алексндрович. Спрашивал - зачем это Александр приехал в Тольятти?
- Для мониторинга нарушений прав человека, - дал Александр вполне подходящий ситуации ответ.
Протоколов на задержанных не составляли, настаивая на том, что все происходящее суть проверка документов и установление личности.
Все, как говорится, в дежурном порядке, ничего нового, но настораживают то давление, которому подвергалась все эти "не более 3-х часов" Галина Дмитриева. Нужно уточнить, что ее-то как раз не выпускали, а все время держали в городском ОВД. Там с ней беседовал некто Андрей, не представившийся более подробно.
Этот сотрудник неизвестно какой структуры призывал Галину Дмитриеву к "конструктивному диалогу" и настойчиво предлагал «помочь в той скверной ситуации", в какую она попала. Предлагал также "обмен информацией и взаимопомощь". На отказ от "конструктивного диалога" последовали угрозы оформить ее как свидетеля (и тогда у нее не будет права отказываться от дачи показаний) или как подозреваемую (и тогда ей совсем худо придется). На вопрос Галины Дмитриевой, что же это за дело, по которому ее можно будет оформить то ли свидетелем, то ли подозреваемой, некто Андрей ответил, что дело может быть возбуждено.
Затем к беседе с Галиной Дмитриевой приступил помощник прокурора Тольятти по фамилии Архангельский. Он сказал, что решает сейчас вопрос, возбуждать или не возбуждать уголовное дело.
Все, мол, от вашего поведения зависит...
На вопрос, на основании чего же какое-то дело будут возбуждать, Галина получила ответ, что уже будто бы есть какие-то результаты экспертизы.
Нужно пояснить, что Галина Дмитриева является автором статей в газете «Да здравствует рабочая демократия» и сотрудником аналогичного малого издания "Рабочая демократия".
Таким образом, речь идет о попытке возбудить уголовное дело по фактам издания и распространения этих печатных материалов. При этом в беседах неоднократно звучало слово "экстремизм".
Собеседники говорил Галине Дмитриевой, что если она назовет авторов либо источник в интернете и обязуется впредь не публиковать свои материалы, ее с миром отпустят, а если нет, то дело придется "довести до конца", поскольку "есть давление сверху".
На отказ Галины Дмитриевой от подобных "признаний" помощник прокурора злитлся, спрашивал, нашла ли она адвоката, кричал: "зачем вам все это надо?!"
Однако на просьбу Галины Дмитриевой не угрожать ей он заявил:
"Вам никто не угрожает".
Галина предполагает, что "Андрей" является сотрудником центра "Э".
(См. рассказ самой Галины на сайте ИКД: http://www.ikd.ru/node/12897
Также в ходе беседы и с Галиной Дмитриевой, и с Зимбовским и Коротковым не называвшиеся "собеседники" всячески стремились очернить перед ними левых активистов Тольятти, говорили, что оперативную информацию на них дали активисты из партии "Воля", а КПРФ будто бы специально подавала заявку на митинг, чтобы не состоялось никакого митинга. Все эти разговоры, как пояснила мне Галина Дмитриева, идут в русле общей тенденции властей Тольятти рассорить между собой левых активистов, клевеща одним на других...
.............

Конечно, за ситуацией с Галиной Дмитриевой нужно следить. Угрозы уголовного преследования за вполне безобидную рабочую газету - это грубый наезд на свободу слова и права человека.
А в завершение хочу сказать следующее.
Я всегда была антисоветчицей и никогда - активистом левого толка. Идеи коммунизма считаю ложными настолько, насколько несовместимы они с христианской идеей. Настроения социализма в чем-то мне симпатичны, но постановку доброй мысли о социальной справедливости во главу угла считаю ошибкой, т.к. нельзя путать следствие и причину. Но все это - чисто теоретические рассуждения.
В независимости от них я убеждена, что и социалисты, и коммунисты имеют полное право на высказывание своего мнения, на участие в рабочем и профсоюзном движении. И если власти препятствуют им в этом, нарушают их законные права - то они не правы, и коммунистов в этом случае нужно защищать.
Более того: когда левые и коммунисты действуют в рамках закона, защищают социальные права граждан, не призывая при этом к кровавым бунтам - они делают хорошее и доброе дело. Препятствовать им в этом - это все равно что закрывать клапан, провоцируя взрыв. Такие действия, собственно, и являются экстремизмом.
Tags: Тольятти
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment