Rudy Ogon (rudy_ogon) wrote in namarsh_ru,
Rudy Ogon
rudy_ogon
namarsh_ru

Карин Клеман: "В Москве по сравнению с регионами самая слабая протестная активность"

В петербургском форуме протестных движений, созванном в преддверии общероссийской акции гражданской солидарности 20 марта, приняла участие руководитель института "Коллективное действие" (Москва), одна из лидеров Союза координационных советов России социолог Карин Клеман. В кулуарах конференции она рассказала корреспонденту ЗАКС.Ру о том, какие сюрпризы, по ее оценке, могут нас ожидать на гребне второй волны социальной активности в столицах и регионах.

— Калининградская оппозиция внезапно заявила об отмене своего митинга 20 марта. Чем это можно объяснить?
— По-видимому, это произошло из-за давления на местных активистов, с одной стороны. Вместе с тем власти пошли на некоторые уступки, якобы начался переговорный процесс, диалог. Например, оппозиции обещают предоставить открытый прямой эфир на телевидении — именно в день общероссийской акции.

— Власть тем самым отрабатывает какие-то новые технологии приглушения общественного протеста?
— Тут приемов очень много, и они достаточно гибкие. Власть показывает, что она умеет реагировать на такие действия не только подавлением, но и внесением раздора. По-моему, это их любимое средство борьбы с социальными общественными движениями. Здесь, в Калининграде, это стало возможным, как мне кажется, из-за того, что столь массовый митинг (акция 30 января, собравшая 10 тысяч человек. — Ред.) получился достаточно спонтанно, примерно как выступления пенсионеров против монетизации льгот в 2005 году, — никто такого не ожидал. Не было крепкой коалиции, люди не успели выработать правила взаимодействия и не смогли сплотиться настолько, чтобы солидарно сопротивляться попыткам их рассоединить.

— В своем выступлении на конференции вы говорили и о таком методе, используемом властями против оппозиционных активистов, как индивидуальный подкуп.
— Далеко ходить не надо: после акции 30 января в Калининграде одному из организаторов предложили хорошую должность в городской администрации. Он, правда, насколько я знаю, отказался. В то же время в разных регионах продолжаются угрозы физической расправы, запугивание, бандитские нападения на представителей оппозиции.

— Тот случай, когда чуть больше года назад на вас напали на улице и насильно сделали инъекцию неизвестного вещества, — чем это закончилось? Кого-то нашли?
— Конечно, нет, вы смеетесь! Преобладающая версия, что это было связано с моей деятельностью в профсоюзном движении. Но заказчик, исполнитель, детали — выяснить ничего не удалось.

— Лидеры питерской оппозиции не смогли договориться, и в результате в следующую субботу у нас будут два митинга в разных частях города в одно и то же время. Как вы это оцениваете?
— И с точки зрения активного гражданина, и наблюдателя об этом можно только сожалеть. Сейчас, когда идет рост, когда действительно можно говорить о второй волне гражданской инициативы, самое главное для нас — сплотиться, поэтому два разных митинга вместо одного — это очень грустно... Я думаю, здесь тоже можно увидеть сигналы из центра. Руководство КПРФ наверняка получило прямые указания сверху запретить региональному отделению участвовать в акциях вместе с "сомнительными элементами", такими как "Солидарность" и другие.

— Но неужели нельзя было как-то вырулить, прийти к консенсусу?
— Можно было. Мы находимся в Петербурге, а не в Москве, здесь свои общие проблемы, общая платформа, а центр не так близко… Думаю, могли договориться.

— Сколько людей вы планируете собрать 20 марта в столице?
— В Москве, к сожалению, если сравнивать с другими городами, которые готовятся к этой акции, самые пассивные жители, самый слабый социальный подъем, поэтому мы не надеемся, что придет много народа. Напряженность упала: в связи с кризисом стало меньше уплотнительной застройки и соответственно меньше протестных групп, которые с ней борются; проблемы Речника почти сошли на нет — по крайней мере их пообещали решить… Тем не менее есть положительный факт: к нам подключились подмосковные движения: движение в защиту Химкинского леса, часть сообщества обманутых соинвесторов, движение жильцов общежитий — то есть круг участников оргкомитета расширился.

— А что все-таки тормозит социальную активность в Москве и Петербурге, кроме уменьшения числа застройщиков?
— В Москве это более очевидно. В столице выше пенсии, тарифы ЖКХ — одни из самых низких в стране, да и вообще в социальном плане москвичи — более привилегированные, чем жители других городов, с одной стороны. С другой — очень мешает близость центральной власти. Договориться с разными партиями, движениями очень сложно, потому что они чувствуют себя на мушке…

— В регионах дело обстоит иначе? В том числе у нас на Северо-Западе?
— Не знаю, как пройдет акция 20 марта, но, судя по тому количеству участников, различным движениям, которые собрались на конференцию в Петербурге 13 марта, это просто отлично. То, что создается координационный совет, можно только приветствовать. В Калининграде 10 тысяч человек вышли на улицу, в Иркутске — четыре тысячи, в Архангельске недавно — три тысячи, — очень неплохо, совсем другие цифры, чем было раньше. И там тоже протестная коалиция стала гораздо шире: врачи, борющиеся против недофинансирования здравоохранения, докеры, коммунисты, жилищные активисты… Очень позитивная на самом деле тенденция.

— Новая создающаяся партия "Рот Фронт" должна объединить под своим крылом большое количество левых и не только активистов. Как вы относитесь к этому проекту, ваши прогнозы?
— Я отношусь пассивно-положительно. В данной политической ситуации я сомневаюсь, что есть большие перспективы для партийных проектов, особенно если организаторам придется играть по тем правилам, которые существуют сейчас для политических партий. Вместе с тем я считаю, что необходимо делать более видимым и слышным левый голос. Сейчас массовые социальные митинги собирают все больше и больше людей, пиарятся на этом в основном правые, притом что требования и лозунги этих гражданских выступлений — "справедливость, право на самоорганизацию и самоуправление, власть — под гражданский контроль" — по сути, левые, только никто не отождествляет их с левой идеологией, все уже запутались.

— Координатор Международного альянса жителей Чезаре Оттолини, с которым вы тесно сотрудничаете, во время визита в Петербург в октябре прошлого года обещал местным активистам всяческую поддержку, в том числе в сфере градозащиты, в борьбе против строительства "Охта центра". Будет ли что-то делаться в этом направлении?
— Проблема в том, что не хватает должного импульса с нашей стороны. На конференции 13 марта мы обсуждали, как выстроить систему взаимоподдержки и солидарности между отдельными группами и движениями в самом Питере — и это уже проблематично. А теперь подумайте, что нужно для того, чтобы выстроить такую систему между российским движением и международным — ведь на порядок сложнее! Сначала надо, чтобы здесь произошло объединение, началась масштабная кампания, и тогда уже там в свою очередь будет развернута кампания поддержки.

Беседовала Валерия Стрельникова

Источник:
http://www.zaks.ru/new/archive/view/67043
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment