Михаил Шнейдер (agitator_mass) wrote in namarsh_ru,
Михаил Шнейдер
agitator_mass
namarsh_ru

Суд над Ходорковским и Лебедевым. Продолжение

Новое письмо от Елены Лукьяновой

Вот уже ровно год в зале Хамовнического суда проходит процесс по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. И на протяжении всего этого срока представители прокуратуры тщетно пытались хоть как-нибудь объяснить смысл своих действий.
Говорим об этом в прошедшем времени. Потому что в честь знаменательной даты прокуроры наконец-то сумели не только найти, но и предъявить суду первое по-настоящему убедительное объяснение. Это случилось в тот момент, когда прокурор Валерий Лахтин запустил аудиозапись допроса свидетеля Гитаса Аналиониса. И в зале суда раздался дружный, громкий смех.
Но в этот раз хохотала вовсе не публика. Смех, звонкий и заливистый, доносился из динамиков проигрывателя. Оказалось, что следователю Каримову было очень весело выдумывать вопросы для свидетеля Аналиониса. А свидетель Аналионис от души развлекался, сочиняя ответы для следователя Каримова. В дальнейшем следователь и свидетель смеялись уже хором, радуясь тому, какие все-таки забавные получаются у них анекдоты.
В течении всего времени, пока транслировалась аудиозапись, прокурор Валерий Лахтин сохранял самое невозмутимое и даже отчасти гордое выражение лица. Ничего противоестественного в том, что следствие и обвинение откровенно издеваются над правосудием и подсудимыми, он не находил. И считал вполне допустимым этот факт обнародовать, чем превратил наши смутные догадки и уверенные убеждения в твердое знание: прокуратура просто смеется. Смеется над законодательством, смеется над подсудимыми, смеется над общественностью, смеется над всеми принципами профессиональной этики и человеческой порядочности, смеется над всей страной.
Интересна, однако же, природа этого смеха. Чему может радоваться преступник; например — грабитель, совершивший разбойное нападение на свою жертву? Три повода для радости у него могут быть: собственное криминальное мастерство, размеры добычи и унижение беззащитного человека.
Отчего же в таком случае получали удовольствие Каримов и Аналионис? Возможно, от творческого процесса как такового. Возможно, они развлекали себя мыслями о будущей награде за усердные труды. Или хохотали до слез, понимая, что любая даже самая нелепая их выдумка — по сути, взрывное устройство, способное разрушить до основания жизнь невиновного человека, лишить его законной собственности и на сколь угодно долгий срок отправить за решетку. Это следует называть уже не правосудием, а скорее «правовым терроризмом». Который, как и всякий терроризм, преследует одну цель: уничтожить максимально жестоко и бессмысленно нескольких, чтобы запугать многих.
Устроители этого жестокого и бессмысленного зрелища даже не пытаются найти ему какое-то оправдание. Они не воспринимают свое занятие, как грязную, преступную, но необходимую работу; не пытаются подвести под ее основание какой-то «государственный интерес», который важнее формальных правил. Не ссылаются даже на «корпоративную этику дисциплины и подчинения». Для них издевательство синоним потехи.
И это самое главное. Высмеивается то, что не имеет ценности и не вызывает жалости. Следовательно, такие понятия, как человеческая жизнь, государственный закон, общественный договор, свобода гражданина, справедливое правосудие в глазах этих людей имеют нулевую и даже отрицательную значимость. А если в их руках оказываются рычаги управления государством, каков же выход — эмиграция, революция?
Возможно, они считают, что личность каждого российского гражданина ничем от их личности не отличается. Но это не так. И российские граждане, пусть даже в малой, но вполне представительной своей части, сумели объяснить свою позицию прокурорам. Мы не мистики, но что-то в таких совпадениях есть.
Выступая в спорткомплексе «Олимпийский» на фестивале «Нашего Радио» музыкант и лидер группы ДДТ Юрий Шевчук обратился к слушателям с короткой речью. Он говорил о проблемах страны, о жестокости власти, о преступлениях должностных лиц, о лицемерных принципах некоторых своих коллег. А еще он говорил о Михаиле Ходорковском и Платоне Лебедеве.
«Сколько можно их парить? Они все долги уже отдали, сколько можно закатывать их в бетон этот зоновский? А с другой стороны, посмотрите сколько сволочи, во власти кормящейся; в погонах и с мигалками в башке. Грабят нас, сбивают нас на дорогах, расстреливают в магазинах, и никто за это, по большому счету, не поплатился».
И тридцатитысячный зал «Олимпийского» аплодировал. Аплодировал постоянно. Аплодировал всякий раз, когда Юрий Шевчук делал короткую паузу для передышки. Хотя, по логике следователя Каримова, слушатели должны были отреагировать на слова легендарного рокера дружным хохотом и презрительным свистом.
Даже на сайте движения «Молодая Гвардия Единой России» музыканты, во многом лояльные руководству страны, в большинстве своем прокомментировали речь Шевчука весьма и весьма спокойно. Они не во всем, быть может, согласны с этой речью, но Шевчук, безусловно, имел право сказать то, что он сказал.
И действительно, вовсе ведь не обязательно быть убежденным оппозиционером, чтобы требовать прекратить откровенные издевательства. Какой же еще, как принято сейчас выражаться, «сигнал» должна получить российская прокуратура, чтобы осознать, наконец, что ее выходки вызывают только отвращение?
Приходите в Хамовнический суд. Поддержим подсудимых вместе.

С уважением,
Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, профессор МГУ, член Общественной палаты РФ
Благодарю за Ваше внимание к процессу и время, потраченное на прочтение письма. Более подробную информацию и документы защиты Вы можете найти по адресу www.khodorkovsky.ru.

www.korpunkt.com
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment