tetekin (tetekin) wrote in namarsh_ru,
tetekin
tetekin
namarsh_ru

Пыль в глаза. Учения «Запад-2009» глазами профессионала

В конце сентября в России и Белоруссии прошли масштабные учения «Запад-2009», а также менее крупные учения на территории Ленинградского военного округа и в Астраханской области. События немаловажные, побуждающие (несмотря на то, что прошло уже два месяца) обратиться к их сути и значению, ибо эти учения вскрыли реальное состояние дел в российской армии. Вот как один из крупных военных специалистов (просивший не называть его имя) прокомментировал это действо.

Как можно оценить эти учения?

Начнем с их масштабов. Учение «Запад–2009» именовали стратегическими, беспрецедентными. На самом деле это были обычные дивизионные учения, коих в советское время проводилось 150-200 в год. Или обыкновенные командно-штабные учения с "обозначенными" войсками. Всего-то в «белорусской», например, фазе учений участвовало 13 тысяч человек. Для сравнения: в середине 80-х годов проводились маневры, в которых участвовало 350 тысяч человек солдат и офицеров.

Войска и силы флота, выведенные в район учений, действовали не по обстановке, а по сценарию. Как в театре. Внезапность нападения была только мнимой. Отрабатывались не маневры войск в ситуации, вызванной действиями противника, а заранее подготовленные передвижения.

Главной заботой организаторов учений были смотровые площадки. Там собрали армию журналистов, наблюдателей, дипломатов, гостей, ветеранов, артистов и устроили показуху. Роскошное питание, обогрев, стоянки для машин, вертолетные площадки. Никакого обычного военного аскетизма. Перевозка, питание и развлечение этой армады было огромной и бесполезной тратой денег. Особенно тщательно готовились маршруты поездок руководства и выставки образцов новейшей техники. На самом деле это были штучные образцы, которые в войсках и в глаза не видели.

Но разве можно в этих условиях вести обучение войск, исследование способов и методов действий вероятного противника? Объявленная тема была «Начальный период войны». Однако не отрабатывались приемы стратегической маскировки, порядок развертывания войск, порядок проведения воздушных и наземных операций. Другую сторону стыдливо именовали "неприятель", "противник". Слово "НАТО" не только не звучало, но и было фактически запрещено.

Именовались учение стратегическими, а реально проводилась не связанная друг с другом серия войсковых учений по оборонительной тематике. Вы можете себе представить учения, в которых даже нет единого замысла? Но самое неприемлемое в том, что они были односторонними. Наподобие шахматиста, который играет на доске один и только белыми.

То есть не было разделения, как это обычно бывает, на две стороны – "синих" и "красных"?

- Противник на этих учениях попросту отсутствовал. Очевидно, верхушке Минобороны даже страшно представить, какая сила противостоит России. В СССР, да и в царской армии, на учениях рассматривались реальные группировки войск, фигурировали реальные номера и наименования частей. И наших, и вероятного противника. Ибо готовились к отражению вторжения очень серьезно, а не играли в «солдатиков», как это стало принято сейчас.

Приведу пример того, как государственное руководство серьезно занималось обороноспособностью страны. После вторжения Гитлера в Польшу Сталин приказал провести стратегическую командно-штабную игру. Генерал Павлов был назначен командующим войсками "красных", т.е. наших, а генерал Жуков – "синих", т.е. вермахта. И игра велась с учетом сил и средств совершенно конкретных войск – советских и немецких.

Когда посчитали соотношение сил, средств огневого поражения, маневренность войск, выяснилось, что немцы способны дойти минимум до линии Минск-Киев. Сталин провел затем тщательный разбор, по результатам которого были сформированы 16 танковых корпусов и механизированных бригад, первый эшелон войск увеличен до 4,5 миллионов человек. Не все удалось сделать, но блицкриг за счет этих мер удалось сорвать.

А "Запад-2009" – это сугубо односторонние учения, без реального противника. Упрощение и примитивизм полные. Печальные уроки 1941 года, да и конфликта с Грузией забыты напрочь. Ну, какая может быть подготовка к отражению агрессии, если реальный противник вообще не фигурирует?

Важнейшая задача начального периода войны – мобилизация, стратегическое развертывание войск с позиций, которые они занимают в мирное время. Это не отрабатывалось ни в одном звене. Отладкой системы мобилизации занимался только Лукашенко, призвав 1800 «запасников» на сборы. А вот руководство РФ видимо считает, что с европейским "партнером" можно будет договориться, и до моб. развертывания дело никогда не дойдет. В крайнем случае, мы будем иметь небольшой конфликт типа прошлогоднего на Кавказе, где можно будет справиться «малой кровью».

А ведь на Западном театре военных действий нам противостоит мощнейшая группировка. НАТО в Европе имеет 36 дивизий, 120 бригад, 11 тыс. танков, 22 тыс. орудий, более 4,5 тыс. самолетов. А что у нас? На учения "Ладога" в районах Петрозаводска, Мурманска и полуострова Рыбачий привлекались 3 бригады российских войск. Фронт – 1,5 тысячи км. Противостоящая нам группировка НАТО на северо-западном театре – 500 тысяч солдат и офицеров. Как можно отразить удар такой группировки силами 3-х бригад? Поэтому отрабатывались в основном бойкие доклады.

Нам выдали предельно абстрактный военно-политической фон: мол, поссорились два государства "Х" и начался конфликт. НАТО тут нет. Противник мифический. Одни безжизненные, беззащитные мишени на полигонах. Трудно дать оценку эффективности любых действий и средств на одностороннем учении. Сведения о противнике не добываются, их дают посредники. Замысел противника нет нужды раскрывать – его дает руководство. Огневое поражение – не по разведенным координатам, а по уже хорошо известным. Для разведки никакой работы на этих учениях не было. А какая разведка, если учения – односторонние? Никакой радиоэлектронной борьбы (РЭБ). С кем РЭБ, если не было реального противника?

Упрощение и условности на войне обойдутся большой кровью.

- А почему так важно заниматься отработкой мобилизации.Сейчас ставка делается на части постоянной готовности. И учения в Белоруссии вроде бы это подтвердили?

- Надо пояснить одну вещь, которая хорошо известна профессиональному военному, но малоизвестна гражданскому человеку. Вооруженные Силы делятся на 3 стратегических эшелона. 1-й эшелон – это то, что боеготово сейчас. Части постоянной готовности, с которыми носится Сердюков, не могут вести войну с начала до конца. Их задача – прикрыть мобилизацию и развертывание второго стратегического эшелона, который, собственно, и ведет войну. Не отрабатывать этот этап – преступление.

Перед 2-й мировой войной у нас было в 1-м эшелоне 2,5 млн солдат и офицеров (перед войной – 4,5 миллиона), а во втором - 8 млн. плюс 3,5 млн. в третьем эшелоне. В 70-80-х годах у СССР в 1-м эшелоне было 2 млн человек, во 2-м, главном, эшелоне - 6 млн, в 3-м – 2 млн.

Сейчас в 1-м эшелоне – 1 млн человек, в 2-м, главном, только 800 тысяч, а 3-го и вообще уже нет. Как уже говорилось, главные задачи войны решает 2-й эшелон. А он фактически уничтожен. Мы сейчас совершенно не готовы к сколько-нибудь крупному военному конфликту. Россия в стратегическом отношении совершенно беззащитна.

- Часто говорят, что генералы готовятся к прошедшей войне, а не к будущей. Современная война совсем другая, нежели Великая Отечественная, воздушно-космическая. Зачем нам миллионные армии, если войны будут "сетецентрические", как выразился начальник Генштаба г-н Макаров.

- Да, теперь к непонятному "новому облику Вооруженных сил» добавилась мудреная «сетецентрическая война". Мало кто знает, что это. А это такой вид боевых действий, когда используются электронные, спутниковые, авиационные системы управления разнородными силами и средствами. Когда происходит массированное подавление всех систем связи противника, наносятся киберудары по его средствам коммуникаций. Неприятель ослепляется, оглушается, теряет ориентацию в пространстве и не может вести самые простые боевые действия.

Но, во-первых, у нас этих систем или нет, или почти нет. Во-вторых, у офицерского состава, у генералитета и у высшего руководства сложилось представление, что будущая война будет происходить на экранах, все будут сидеть возле телевизора, нажимать кнопки, а данные будут брать со спутника. Но это чушь! Никакие экраны не могут заменить пехоту. Американцы бахвалятся суперсовременными системами оружия, но в Афганистан-то они направляют все новые и новые подразделения пехоты. Скоро у них там будет около 100 тысяч солдат и офицеров.

И какие там «сетецентрические войны» в российском исполнении? У нас дело дошло до того, что некому разрабатывать крупные, стратегические учения. Выросли такие генеральские кадры, которые даже полковые тактические учения с боевой стрельбой не разу в жизни не проводили. Они попали в армию, когда она была в замороженном состоянии. Ныне эти "кадры" стали большими начальниками. А опыт разработки и подготовки учений начисто утрачен

Но самое печальное – это неспособность руководства Министерства обороны смело и объективно оценить тяжелейшее состояние армии. Сейчас командуют люди, совершенно неспособные управлять войсками.

- Однако президенты двух стран дали учениям высокую оценку.

- Военное руководство всегда испытывало соблазн втирать очки политическому руководству. Однако ранее лидеры страны владели военными проблемами глубоко. После 1991 года положение резко изменилось.

Ставка Верховного Главнокомандования с 1991 года ни разу не тренировалась. А ведь раньше каждое стратегическое учение (минимум раз в два года) проводилось с участием не только Верховного Главнокомандующего, но и аппарата Правительства. Были вовлечены все уровни государственного управления. Отрабатывались связи, действия "направленцев". А нынче даже некогда очень мощное Управление оперативной подготовки Генштаба так урезано, что способно писать только шпаргалки.

Между тем начался этап преднамеренного уничтожения оперативно-стратегической подготовки Вооруженных Сил. Практически ликвидируется такое уникальное учебное заведение как Академия Генерального штаба. Скоро даже в Генштабе некому будет разрабатывать оперативно-стратегические действия. Ведь Генштаб, все виды Вооруженных сил, округа, армии и каждая дивизия в лице комдива должны иметь начальников с оперативно-стратегической подготовкой. Если человек не имеет соответствующей подготовки и мышления, он руководить войсками, начиная с уровня дивизии, уже не может.

А сейчас прием в Академию Генерального штаба сократили до 16 человек. Хотя даже при нынешней «реформе» армии потребность в офицерах с оперативно-стратегической подготовкой составляют около 4 тыс. человек. А нам предлагают выпускать 16 человек в год. Дело идет к тому, что планировать фронтовые операции будут капитаны и майоры, а то и гражданские советники и советницы г-на Сердюкова.

В Академии Генштаба из 18 кафедры сделали одну – кафедру военного искусства. Но на ней будут учиться только 1 год, а на втором году будут изучать финансы, рекламу и менеджмент. Причем принимать в Академию будут только генералов. Им уже нужно готовиться к увольнению, а их только будут посылать учиться.

- И зачем эти учения затевались?

- Их главной, не афишируемой целью была, конечно, реабилитация разрушительной "реформы" армии. Доказать преимущество бригады над дивизией. Но вот смотрите, что получилось. С ликвидацией дивизий командующие армиями вынуждены напрямую управлять бригадами. Но их там масса. Командир дивизии с трудом справляется с 3-4-мя полками. С большим числом частей ему просто не совладать. А сейчас в армии будет до 15 бригад и отдельных батальонов.

Формат дивизий на западном ТВД проверен в тяжелейших условиях войны и громадным исследовательским опытом в послевоенное время. На Севере, в условиях гор, болотисто-лесистой местности бригады годятся. Но на Западном ТВД - это тяжелейшая ошибка. Поэтому на этих учениях армейская операция не получилась.

А показали ли части постоянной готовности тот высочайший уровень, который является вожделенной целью «реформаторов»?

Острое желание иметь бригады постоянной готовности привело к полному блефу. Одногодичный срок службы и смешанный способ комплектования (призывниками и контрактниками) создал абсолютно уродливый механизм. На эти учения призывников 2009 года из частей изымали, бригады, участвовавшие в учениях, переукомплектовывали. То есть создали некие сборные команды. Только так можно было создать видимость боеготовности.

Если оставить все, как есть, будет "сезонная" боеготовность частей постоянной готовности - только 2-3 месяца в году. Ведь только научили солдата чему-то, а он уже уходит. Ни о каком сколачивании подразделений и речи быть не может. Учения показали, что еще и резко снизилась мотивация офицеров, идет их депрофессионилизация. Они становятся чиновниками в мундирах. Кстати, вертолеты огневой поддержки и самолеты фронтовой авиации, действиями которых на учениях восхищался Верховный Главнокомандующий, пилотировали не экипажи из строевых частей, а лучшие летчики из центров в Торжке и Липецке. И здесь была показуха.

В целом же еще раз повторяем: мобилизационная система Вооруженных Сил и система боевой подготовки разрушены. Армию возглавляют люди, неспособные управлять войсками. Мы сейчас совершенно не готовы к сколько-нибудь крупному военному конфликту. Россия в стратегическом отношении беззащитна.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment