Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in namarsh_ru,
Алексей Евсеев
jewsejka
namarsh_ru

Эдуард Лимонов (статья) // "Грани.ru", 17 декабря 2008 года


Эдуард Лимонов

ДЕНЬ НЕСОГЛАСНЫХ

День 14 декабря выдался отличный для проведения публичного мероприятия. Температура около -3, осадков не было, хотя к вечеру и пошел редкий снег. Приятная погода - ведь в декабре могло быть минус десять, а то и двадцать градусов.

Погода была, одним словом, "хорошая". Московское же "правительство" показало себя реакционной, злой кликой людей, которые хотят поставить на своем во что бы то ни стало, хотят бить кулаками в стену в бессильной и тупой злобе. Решили еще раз показать, кто в доме хозяин. Я говорю "московское правительство", но имею в виду вообще власть, потому что понятия не имею, кто у них там отдает приказы: сам Лужков либо из 14-го корпуса Кремля поступают злые указания. Не знаю. Пусть будет "московское правительство".

Вместе с Каспаровым мы были 10 декабря на приеме у заместителя мэра города г-на Виноградова. Господин как господин - хорошо выстиранная и отглаженная белая рубашка, жилет... Есть даже песочные часы на столе для совещаний: мелкие такие, с синим песком. Впечатление было, что заммэра ничего не решает. Начальник управления по работе с органами обеспечения безопасности города Москвы г-н Кадацкий, как мне показалось, имеет куда больший вес: он вел себя агрессивно и ни на какие уступки согласиться не желал. Встреча кончилась ничем. Нам даже не предложили ограничиться митингом, отказавшись от шествия. Такое впечатление, что в мэрии не понимают кто к ним пришел, и наши возможности не оценивают трезво.

Ну и вот пришло 14 декабря. Скопление всех видов милиции на квадратный метр достигало удручающих пропорций. Такое впечатление что тот, кто отдавал приказ о подобном скоплении, просто умалишенный. Мне казалось, что эти воины, двигаясь, задевают друг друга и могут пораниться, - настолько их было много.

Имея некоторые навыки работы в подполье в полицейском государстве, я сумел подобраться к месту действия где-то на сотню метров. Вышел из машины и пошел в сопровождении нескольких товарищей. На полпути нас заметил опер в коричневой куртке и передал по рации: мол, замечен Лимонов, идет ко входу в метро "Маяковская". Почему я туда шел? Потому что наблюдатели доложили нам, что там наблюдается небольшое скопление народа. Куда же еще и идти, если площадь оцеплена, как в кино о фашистах, оккупировавших город.

Немедленно на ступенях, ведущих ко входу в метро, появились офицеры милиции. Но брать меня сразу не решились. "Он тут с охранниками", - оправдывался старший в рацию, отвечая злому голосу своего начальника. Некоторое время мы так стояли в окружении, затем подошли омоновские ландскнехты. Я дал приказ своим ребятам не сопротивляться. Зачем? Смысла нет. По одному ребят оттаскивали. Когда я остался один, взяли меня и повели. У высокой двери в "Урал" офицер ОМОНа даже вроде извинился за эту высокую дверь: "Придется вам..." И не закончил фразу, так как я уже был там, наверху. Видимо, он имел в виду – придется напрячься. В "Урале" нас было 17 задержанных.

Привезли в Пресненское ОВД. Быстро оформили протоколы. Привезли в суд на улицу Пресненский вал, 16. В суде было пусто – только заспанный один охранник. И женщина-судья, еще не успевшая переодеться. И адвокат Тарасов, который любезно угробил ради меня свой воскресный вечер.

О, судья! Ох, эти судьи! Своей показной "беспристрастностью" она сумела обмануть даже опытного адвоката Тарасова, и он высказал предположение что меня оправдают. Два молодых парня-омоновца солгали, что якобы я шел во главе колонны в 35 человек (оба сказали "35") и кричал лозунги "Долой правительство!", "Долой президента!" и "Долой Россию!".

Я не стал возражать по поводу правительства и президента, хотя ничего подобного не кричал. А вот по поводу России - яростно возразил. Я сказал, что в членском билете #1 запрещенной партии национал-большевиков стоит черным по белому "Слава России!" и сказанное омоновцами сказано ими по наущению сверху, чтобы оскорбить меня.

Мне никогда не приходилось так долго ждать решения суда. Около трех часов отсутствовала простая русская женщина-судья. Я высказал предположение, что у нее случился удар. Простые русские менты, коротавшие со мной время в зале суда, сказали, что, может быть, и удар, но проверить не решились. Судья вышла и, пересказав версию омоновцев, приговорила меня к штрафу в 500 рублей.

Я распрощался с простыми русскими ментами. Один их них был в местечке Вуковар в сербскую войну, а я там был за четыре года до него, так что мы обменялись военными впечатлениями. Затем в сопровождении адвоката Тарасова я вышел в московскую ночь и нашел там моих нацболов - тех, кого не сумели задержать.

Итог дня: в четырех местах города произошли волнения. На Триумфальной площади, на Пушкинской (где были задержаны с применением насилия колонны военных), у метро "Павелецкая" (марш-бросок ОГФ, "Обороны" и "Смены"), и наконец, вечером наглые нацболы попытались ворваться в Кремль.

Если бы московское правительство санкционировало "марш", то последствий не было бы: постояли бы, поговорили речи, прошли бы до той же Пушкинской и разошлись бы. И забыли бы думать о марше. Но глупость всегда заставляет все правительства применять тупое полицейское насилие там, где самым лучшим средством могут быть только политические меры. Но как же дядькам с Тверской, 13 не напыжиться и не двинуть пушечное мясо ОМОНа на "несогласных"? Ведь надо дать этим "лимоновым" наглядный урок – кто в доме хозяин!

Да не хозяева вы в нашем доме. Не-а! Вот чего вы добились: мы вас предупреждали, что заявка на проведение "марша" 14 декабря будет последней. Мы обещали, что отныне заявок подавать не будем. Собираться мирно, без оружия мы имеем право в соответствии со статьей 31 Конституции. Мы вам сказали, мы вам объяснили. На ваше тупое антиконституционное насилие мы ответим нашим молчаливым упрямством.

По моему мнению, нужно ответить вот так: отныне будем объявлять не марш несогласных, а день несогласных. И все несогласные будут проводить что хотят в этот день, что им заблагорассудится - разумеется, не нарушая Конституции. То есть свидания, где вы ждете нас с дубинками, у нас с вами не будет. Ну и что, вы повсюду стянете ОМОН? Вы улицы города закроете?

Вы зарвались, "господа хорошие". Вы не живете во времена Нерона или Калигулы. На дворе 2008 год. Если вы не перестанете нас подавлять, не перестанете грубо нарушать Конституцию, то вы закончите быстренько свои дни на свалке истории, вместе с вашими песочными часами и белыми рубашками (впрочем, вы в любом случае там закончите).

Вы высокомерны, вы зарвались - эй, "небожители"! ОМОН? Ну и что: ОМОН - это в конце концов бедные дети из дальних деревень и поселков России. Мы им объясним, что к чему. Одумайтесь, начальнички, опасную спираль раскручиваете...

Да, вот еще что. Господин Бирюков из пресс-службы ГУВД говорит заведомую неправду. Задержанных были сотни. К одному только Пресненскому ОВД подъехали три "Урала" с задержанными. Если в каждом было, как в том, где находился я, 17 задержанных, то вот вам на одно только ОВД 51 задержанный. Примерно.

Вторая неправда Бирюкова: по его утверждению, никто из лидеров "Другой России" не был задержан на Триумфальной. Это ложь. Мое задержание в десяти метрах от входа в метро "Маяковская" снимало РЕН-ТВ, десятки фотографов. И в протоколе моего задержания черным по белому написано, где меня задержали.

 



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments