zajkov (zajkov) wrote in namarsh_ru,
zajkov
zajkov
namarsh_ru

Сергей Зайков КАК НАЕХАТЬ НА УБОП - 1.

Один из самых актуальных и больных вопросов нашей страны – как прекратить внесудебные расправы с общественностью. Которыми занимаются УБОП МВД и УБТПЭ ФСБ под предлогом борьбы с экстремизмом. Самый принципиальный и простой (поэтому наиболее эффективный) способ – получить «списки экстремистов» и разделаться с госбандитами чисто юридическими методами. Если не хватает сил получить списки, то самое простое – ловить их на беспределе и обжаловать их действия в суде. А потом, на основании судебных решений, начинать привлекать их к ответственности. Начиная от уголовной и кончая взысканием с МВД материального ущерба и морального вреда на основании ст. 52, 53 Конституции РФ, причем выставляя весьма нехилые суммы, пользуясь тем, что МВД ими располагает.

Рекомендую использовать международные «Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» и «Декларацию о защите всех лиц от насильственных исчезновений». Особенно последнюю, в связи с юридическим признанием угрозы жизни (ст. 1) и обязательным отстранением от исполнения любых служебных обязанностей на время проведения расследования лиц, предположительно совершивших акт насильственного исчезновения (ст. 16), т.е. вы написали, что предполагаете, что большой милицейский чин причастен – и его обязаны отстранить.

Особенно актуально это сейчас, когда вследствие п. 1 Указа Президента РФ от 6 сентября 2008 года № 1316 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации» на базе УБОП были созданы подразделения по борьбе с экстремизмом, вынужденные заниматься только экстремистами. Скорее всего, начинающаяся волна внесудебных расправ связана как раз с необходимостью этих подразделений предоставить отчетность по проведенной ими борьбой с экстремизмом.

Приведу практический пример, как это надо делать. Недавно Вадима Тюменцева схватили сотрудники УБОП, никак не представляясь, продержали больше трех часов, забрав у него флешку и газеты, а потом отпустили. Нарушив кучу законов. Я написал ему жалобу, которая сейчас подана в Советский районный суд. Эту жалобу вы можете использовать в качестве практического пособия, разумеется, убрав из нее лишние чисто местные моменты.

В Советский районный суд
Заявитель: Тюменцев Вадим Викторович, прож. г. Северск, пр. Коммунистический, 82, кв. 2, 8 (906) 958 83 44 (сот.)
Заинтересованное лицо: УВД Томской области, г. Томск, ул. Елизаровых, 48/10
Заинтересованное лицо (потерпевший): Зайков Сергей Юрьевич, прож. г. Томск, пер. Баранчуковский, д. 35, кв. 42, 8 (909) 549-31-18 (сот.)
ЖАЛОБА в порядке ст. 125 УПК РФ на незаконные действия УБОП УВД Томской области по уголовному преследованию в отношении меня.
Прошу рассмотреть данную жалобу в установленный ч. 3 ст. 125 УПК РФ пятидневный срок.


10 октября 2008 года УБОП УВД Томской области совершил ряд незаконных действий по уголовному преследованию в отношении меня, нарушил несколько моих конституционных прав, а также конституционных прав иных лиц, в том числе:
1. мое право на жизнь (ч. 1 ст. 20 Конституции РФ);
2. нарушены мои права, соответствующие принципам и нормам международного
права (ч. 1 ст. 17 Конституции РФ);
3. непосредственное действие моих прав и свобод человека и гражданина (ст. 18 Конституции РФ);
4. равенство моих прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 19 Конституции РФ);
5. мое право на достоинство личности (ч. 1 ст. 21 Конституции РФ);
6. мое право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 1 ст. 22 Конституции РФ);
7. мое право, а также право иных лиц, на неприкосновенность частной жизни и
личную тайну, (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ);
8. мое право, а также право иных лиц на мою тайну переписки, почтовых и иных
сообщений (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ);
9. мое право на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими мои права и свободы (ч. 2 ст. 24 Конституции РФ);
10. мое право на свободу мысли и слова (ч. 1 ст. 29 Конституции РФ);
11. мое право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ);
12. мое право на государственной защиту моих прав и свобод (ч. 1 ст. 45
Конституции РФ
);
13. мое право на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ);
14. мое право пользоваться помощью защитника с момента задержания (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ);
15. производил сбор и хранение информации о моей частной жизни без моего согласия с целью ее использования (запрещено ч. 1 ст. 24 Конституции РФ);
16. данное преследование имело цель принудить меня к отказу от своих мнений и
убеждений (запрещено ч. 3 ст. 29 Конституции РФ);
17. нарушили ряд международных договоров, в том числе ст. 3, ч. 1 и ч. 2 ст. 5, ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 9, ч. 1 ст. 10, ст. 14 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», ст. 2, ст. 3, ст. 5, ст. 7, ст. 9, ст. 12, ст. 18, ст. 19 «Всеобщей декларация прав человека», ч. 1 и п. «а» ч. 3 ст. 2 ст. 2, ст. 7, ч. 1 и ч. 2 ст. 9, ч. 1 ст. 10, ч. 2 и п. «а», п. «b», п. «g» ч. 3 ст. 14, ч. 1 ст. 17, ч. 1 и ч. 2 ст. 18, ч. 1 и ч. 2 ст. 19, ст. 26 «Международного пакта о гражданских и политических правах», Принцип 1, Принцип 2, Принцип 4, Принцип 5, Принцип 6, Принцип 8, Принцип 9, Принцип 10, п. 1 и п. 2 Принципа 11, п. 1 и п. 2 Принципа 12, Принцип 13, п. 1 Принципа 17, п. 1 и п. 2 Принципа 18, Принцип 19, п. 1 и п. 2 Принципа 21, п. 2 Принципа 23, п. 1 и п. 2 Принципа 36 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме», «Декларацию о защите всех лиц от насильственных исчезновений» ;
18. нарушили ст. 3, ст. 5, ст. 7, ст. 8 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности";
19. нарушили ч. 1 и ч. 2 ст. 1, п. 2 ч. 1 ст. 6, ч. 1 и ч. 2 ст. 9, ч. 1 ст. 10, ч. 1 ст. 11, ч. 2 ст. 14, ч. 1, ч. 2 и ч. 3 ст. 16, ч. 4 ст. 46, п. 5 ч. 3 ст. 49, п. 1 ч. 1 ст. 51, ч. 1 ст. 91, ч. 1, ч. 2, ч. 3 и ч. 4 ст. 92, ч. 1, ч. 4, ч. 5 и ч. 8 ст. 164, ч. 1 ст. 170, ч. 1, ч. 7, ч. 10, ч. 11, ч. 12, ч. 13 и ч. 15 ст. 182, ч. 1 ст. 184, ч. 2 ст. 185 УПК РФ, ст. 223.1 УПК РФ;
20. нарушили ч. 1 и ч. 3 ст. 1.6 ч. 3 ст. 27.2, ч. 5 ст. 27.3 КоАП РФ, ч. 1 ст. 27.4, ч. 1 ст. 27.5, ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ;
21. также совершили ряд уголовно наказуемых действий, ответственность за которые предусмотрена ч. 3 ст. 126 УК РФ, ч. 2 ст. 136 УК РФ, ч. 2 ст. 137 УК РФ, ч. 2 ст. 138 УК РФ, ст. 285 УК РФ, ст. 286, ст. 301, ст. 302, ст. 330 УК РФ.

10 октября 2008 года я шел вместе со своим знакомым по пр. Кирова. В это время за нами осуществлялось негласно наблюдение без каких-либо законных оснований. Вскоре на нас было совершено бандитское нападение неизвестными лицами бандитского вида, которые, никак не представляясь, с криком «В машину!», под угрозой применением силы заставили нас сесть в автомобиль. Уже в автомобиле я спросил, кто они, и узнал, что они из УБОП. Когда я незаметно вытащил телефон и сообщил одному из знакомых, что схвачен УБОП, то телефон у меня тут же отобрали. Вышеуказанные действия сотрудников УБОП однозначно определяются как нарушение международной «Декларации о защите всех лиц от насильственных исчезновений». В связи с тем, что наше похищение не удалось сохранить в тайне, оно плавно перешло в уголовное и административное задержание на срок более трех часов.

Данное задержание, на мой взгляд, осуществлялось для достижения разных целей, в том числе:
1. сбора и хранения информации о частной жизни меня и моих знакомых с целью ее дальнейшего использования,
2. запугивания меня с цель принудить меня к отказу от своих мнений и убеждений,
3. найти хоть что-нибудь, что позволило бы найти какой-нибудь повод привлечь меня к уголовной или административной ответственности.
Мой знакомый был похищен и задержан без каких-то целей, просто «за кампанию» со мной.

Никаких обоснований задержания мне представлено не было. Никаких протоколов, вроде протоколов задержания и доставки не составлялось. Я был задержан более трех часов. Мои права, полагающиеся мне как задержанному, мне не разъяснялись. Более того, меня умышленно лишили возможности пользоваться помощью защитника, хотя в обязанности именно сотрудников УБОП входит обеспечение реализации мной вышеуказанной процессуальной гарантии. С целью нарушения моего права на защиту у меня отобрали сотовый телефон. Поскольку я успел позвонить и сообщить, что меня задержали сотрудники УБОП, поэтому мне постоянно звонили мои друзья, желающие выяснить, где именно я нахожусь, и защитить мои права от незаконных действий сотрудников УБОП. Но сотрудники УБОП не давали мне возможности взять телефон и связаться с ними, и тем самым добиться возможности реализовать мое право на защиту.

Сотрудники УБОП систематически используются для незаконных расправ с общественностью в российских масштабах (проводимых под надуманным предлогом борьбы с «экстремизмом»), в ходе которых они предпринимают по отношению представителям общественности незаконные действия, включая отнимание вещей и документов, избиения и убийства (например, известное убийство Юрия Червочкина битой в затылок в Серпухове в конце 2007 года). В Томске известен бандитский налет, совершенный на квартиру Зайковых в 1999 году (под абсурдным предлогом, что якобы Зайков С.Ю. собирается взорвать свой дом динамитом), основными участниками которого были сотрудники УБОП, и в результате которого погибла Зайкова Р.Ф. (копия свидетельства о смерти прилагается). К сожалению, вследствие соучастия в этом налете ряда высокопоставленных лиц, Зайкову С.Ю. не удалось добиться привлечения убийц к уголовной ответственности. Также сотрудников УБОП подозревают в бандитских нападениях на Зайкова С.Ю. 25 апреля 2006 года (во время которого он едва не был убит ударом биты в затылок) и на иногородних 27 апреля 2006 года с целью насильственного похищения Кирилла Ананьева (копия статьи «Истерика безопасности» из «Советской России» от 6 мая 2006 года с описанием бандитских действий прилагается).
.
По вышеуказанной причине я полагал, что в отношении меня будет в очередной раз применяться незаконное административное преследование по неоднократно примененной в Томске схеме. Т.е. предполагал, что сотрудники УБОП составят протокол об административном правонарушении, в котором будет заведомо ложно указано, что я матерился или оказывал сопротивление сотрудникам УБОП (или то и другое), в качестве свидетельств будут использованы рапорты самих сотрудников УБОП, меня задержат на двое суток, одновременно лишив права на защиту, потом отвезут на суд, и не пуская на суд ни моего защитника, ни иных лиц, тем самым незаконно сделав судебное заседание закрытым, осудят меня на 10 суток за выдуманное правонарушение. Данная методика незаконного административного преследования неоднократно применялась в отношении представителей общественности в Томске, в том числе два раза в отношении меня (один раз она удалась, другой раз была сорвана возмущенной беспределом милиции общественностью).

Но, к моему удивлению, протокол о высосанном из пальца административном правонарушении составлять не стали. Тем самым УБОП не признало меня лицом, в отношение которого ведется производство по делу об административном правонарушении, что полностью исключало возможность моего административного преследования. Вместо этого меня устно объявили подозреваемым в экстремизме (т.е. в уголовно наказуемом преступлении), т.е лицом, в отношении которого ведется уголовное преследование. Что также исключало возможность административного преследования, т.к. в КоАП РФ нет понятия «подозреваемый», есть лишь понятие «лицо, в отношение которого ведется производство по делу об административном правонарушении» (ст. 25.1. КоАП РФ), такое понятие используется лишь в уголовном преследовании (например, ст. 46 УПК РФ).

В нарушение ст. 222.1 УПК РФ мне не была выдана копия письменного уведомления о подозрении в совершения преступления ни при задержании, ни после его окончания. Обвинение меня подозреваемым без вручения мне копии письменного уведомления было умышленно сделано в такой форме, чтобы я не смог понять, что меня преследуют в уголовном порядке. Как я предполагаю со слов сотрудников УБОП, меня подозревали в распространении экстремистских материалов, т.е. в совершении мной действий, уголовно-наказуемых в соответствии то ли ст. 205.2 УК РФ (оправдание терроризма), то ли ст. 239 УК РФ (организация объединения, посягающего на личность и права граждан), то ли по какой-то иной «экстремистской» статье (конкретно, в чем именно меня подозревают, мне не говорилось, а «экстремизм» - весьма расплывчатое и неопределенное понятие). До сих пор мне не ни устно, ни в письменной форме не разъяснено, в чем именно и в соответствии какой статье УК РФ я являюсь подозреваемым. Поводы к такому подозрению мне не были указаны, мои права мне не были разъяснены (кроме указанных в протоколе изъятия и связанные только с ним).

Был незаконно проведен мой личный обыск и моей сумки без составления протокола обыска. Оснований для производства личного обыска также указано не было.
У меня были изъята мои газеты «Абратная связь № 1», которую я начал издавать для школьников и студентов количеством в 500 экземпляров. А также флешка, где находилась моя личная информация и электронные письма, а также переданная мне для ознакомления Зайковым Сергеем Юрьевичем его личная информация, включая некоторые его электронные письма, хотя я возражал относительно их изъятия (факт возражений отмечен в протоколе изъятия, прилагается). Никаких разумных объяснений причин данного изъятия мне не было дано. При этом был составлен протокол изъятия, который подписали понятые, не видевшие обыск (их вызвали, когда вещи уже лежали на столе), не соответствующий по форме заявленному мне подозрению в уголовно-наказуемом преступлении, поскольку был составлен со ссылками на КоАП РФ, а не УПК РФ.

Более того, изъятие не соответствовало даже требованиям, установленным КоАП РФ. Например, мне не были разъяснены мои права в соответствии с законом. Список прав, перечисленный в протоколе изъятия, не соответствует правам, указанным в ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ, он умышленно сокращен, в нем отсутствует указание на право пользоваться юридической помощью защитника и право знакомиться со всеми материалами дела. Более того, в нарушение ст. 27.10 КоАП РФ, на которую ссылались в протоколе сотрудники УБОП, изымаемые вещи, не являлись орудиями совершения или предметами административного правонарушения, что доказывается тем фактом, что протокол об административном правонарушении не составлялся. В соответствие ч. 1 ст. 1.6. КоАП РФ меры обеспечения производства по делу могут применяться только на основаниях и в порядке, предусмотренным законом, но данная мера обеспечения производства не могла применяться, т.к. не было протокола об административном правонарушении, следовательно, не было и самого дела.

Соответственно, протокол не соответствовал требованиям УПК РФ, в том числе и по основаниям, аналогичным указанным для КоАП РФ (не разъяснены полностью все права подозреваемого, в соответствии ст. 183 УПК РФ производится выемка предметов и документов, лишь имеющих значение для уголовного дела).

Кроме того, до опечатывания флешки она была вставлена в компьютер, ее содержимое просматривалось сотрудниками УБОП. Во время данного просмотра легко можно было как добавить, так и удалить с нее любые файлы, а также внедрить в нее троянский вирус с целью дальнейшего взлома информации на моем компьютере. Понятые находились на расстоянии примерно два метра от компьютера, поэтому не могли видеть, проводились ли с моей флешкой вышеуказанные действия. Кроме того, они не могли видеть, какие файлы находились на моей флешке. Что делает ее недопустимым доказательством по делу, если оно будет в отношении меня возбуждено.

При просмотре флешки сотрудники УБОП видели, что там находится личная информация Зайкова С.Ю. И изъятие данной информации нарушало тайну переписки Зайкова С.Ю. и являлось незаконным сбором информации на Зайкова С.Ю.
Более того, они не могли не видеть, что в предоставленной мне Зайковым С.Ю. информации есть папка с названием «Гречман», содержащие файлы «Заявление Гречман-СО» (заявление о злоупотреблении должностными полномочиями начальником УВД Томской области Гречманом В.О. в следственный отдел СУ СК) и «Талон Гречман» (копия талона регистрации данного сообщения о преступлении). Тем не менее, сотрудники УВД Томской области изъяли данные файлы в личных интересах своего начальника. Кроме того, там находился, как минимум, один файл, содержащий фамилию «Булко». Данный файл был подготовлен Зайковым С.Ю., который является представителем и защитником Костык Ю.Н. по уголовному делу в порядке частного обвинения заместителем начальника УВД Томской области Булко А.М. (за то, что Костык Ю.Н. подал заявление в прокуратуру, об этом деле было несколько статей в газетах), и неизвестен Булко А.М. Поскольку одновременно в уголовным преследованием Булко А.М. подал иск на Костыка Ю.Н., и в настоящее время сумма этого иска 10.000.000 (десять миллионов) рублей, то Булко А.М. имеет высокую материальную заинтересованность в получении неизвестной ему информации о действиях защиты. Предполагаю, что данная информация уже передана УБОП с целью удовлетворения личных интересов своих начальников Гречману В.О. (что может помочь ему использовать свои должностные полномочия для создания помех уголовному производству в отношении него) и Булко А.М. (для помощи в достижении им материальных интересов).

Сотрудники УБОП потребовали, что бы я дал им объяснение непонятно по какому поводу, т.к. мне было неясно, в каком именно экстремизме и по какому поводу меня подозревают. При этом никакие материалы дела, по которому я являюсь подозреваемым, мне не были показаны. Мне пришлось дать объяснение, т.к. я опасался за свое здоровье и даже жизнь, т.к. УБОП известен своим участием во внесудебных расправах по всей России. Вон даже ОБЭП убил Вахненко, а ОБЭП по сравнению с УБОП выглядит довольно безобидным. Данное объяснение является неотносимым доказательством, т.к. неясно, к какому делу оно относится, и недопустимым, как полученное с нарушением закона.

Спустя более трех часов после задержания меня отпустили, удержав мою флешку и газеты.

Считаю, что данные незаконные действия были совершены УБОП в связи с новой реорганизацией в МВД, определенной Указом Президента РФ от 6 сентября 2008 года № 1316 «О некоторых вопросах Министерства внутренних дел Российской Федерации». В п. 1.а Указа сказано об образовании на базе УБОП подразделений по борьбе с экстремизмом. Я полагаю, что я незаконно, без моего уведомления об этом, был внесен в список экстремистов, а данные сотрудники УБОП входят в данное подразделение. Поскольку реально существующих экстремистов они не нашли, а отчитываться о борьбе с экстремизмом надо, то они начали мое незаконное уголовное преследование.

Считаю, что поэтому УБОП и решил меня задержать под каким-нибудь надуманным предлогом или вообще без него, порыться у меня в карманах и сумке, собрать хоть какую-нибудь информацию о частной жизни моей и моих знакомых, напугать меня к целью понудить к отказу от своих мнений и убеждений. А если найдется хоть какой-то предлог, то попытаться создать на меня уголовное дело. И потом бодро отрапортовать об успешной борьбе с «экстремистом». Разумеется, в связи с незаконностью действий, представлять мне какие-либо материалы дела и возможность защиты УБОП не захотел. То, что они нарушают достоинство моей личности, и другие конституционные права, УБОП не интересовало.

Ниже привожу, по каким основаниям вышеуказанные действия УБОП являются незаконными, немотивированными и необоснованными.

1. Наблюдение.

Обоснованность наблюдения.


Обоснованность наблюдения в данном случае означает, что УБОП основывал свое решение о наблюдении на достоверных доказательствах, а не на предположениях, дал оценку этим доказательствам в совокупности, исключающую другое решение, кроме принятого.
Ни на какие доказательства (даже на недостоверные), являющиеся основанием для наблюдения сотрудники УБОП не ссылались.

Наблюдение не обосновано.

Мотивированность наблюдения.


Наблюдение ничем не мотивировалось.

Наблюдение не мотивировано.

Законность наблюдения.


В ст. 7 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" перечислены все основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, одним из которых в соответствии п. 6 ст. 6 данного закона является наблюдение. Ни одно указанных оснований для наблюдения у УБОП не было, мне не указывалось. Следовательно, наблюдение проводилось в нарушение Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности".

Наблюдение незаконно.

2. Похищение.

Обоснованность похищения.


Похищение является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. 126 УК РФ. В связи с чем его невозможно обосновать.

Похищение не обосновано.

Мотивированность похищения.


Похищение ничем не мотивировалось.

Похищение не мотивировано.

Законность похищения.

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17 мая 2000 г
. указано, что по смыслу закона под похищением человека понимаются противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Данные действия сотрудников УБОП подпадают под данное определение, следовательно, являются похищением, т.е уголовно наказуемым деянием. Т.к. данное похищение было совершено организованной группой по предварительному сговору и в отношении двух лиц, то содержит признаки состава преступления по ч. 3 ст. 126 УК РФ.

После более трех часов продолжавшегося похищения я был освобожден сотрудниками УБОП вследствие невозможности удерживать меня похищенным, т.к. мой телефон постоянно звонил, и было видно, что мои знакомые всерьез озабочены угрозой моей жизни и здоровью, и вскоре начнут предпринимать действия с целью прекращения похищения. В соответствии Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 18 августа 1999 г. под добровольным освобождением похищенного человека понимается такое освобождение, которое не обусловлено невозможностью удерживать похищенного.

Т.е. данное освобождение меня не было добровольным, вследствие чего не может быть основанием освобождения сотрудников УБОП от уголовной ответственности за данное похищение.

Вывод: данное похищение является уголовно наказуемым преступлением, ответственность за которое предусмотрено ч. 3 ст. 126 УК РФ, освобождение не было добровольным, вследствие чего не может быть основанием освобождения сотрудников УБОП от уголовной ответственности за данное похищение.

Похищение не законно.

ПРИМЕЧАНИЕ.
Продолжение «Как наехать на УБОП-2» читайте ниже.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments