zajkov (zajkov) wrote in namarsh_ru,
zajkov
zajkov
namarsh_ru

Сергей Зайков КАК НАЕХАТЬ НА УБОП - 4.

10. Лишение меня права пользоваться помощью защитника.

Обоснованность лишения меня права пользоваться помощью защитника.


Право пользоваться помощью защитника является одной из основных уголовно-процессуальных гарантий, обязанность предоставления возможности реализации которой лежит на государстве, в данном случае - на сотрудниках УБОП. В связи с чем лишение меня данного права невозможно обосновать.

Лишение меня права пользоваться помощью защитника ничем не обосновано.

Мотивированность лишения меня права пользоваться помощью защитника.


Право пользоваться помощью защитника является одной из основных уголовно-процессуальных гарантий, обязанность предоставления возможности реализации которой лежит на государстве, в данном случае - на сотрудниках УБОП. В связи с чем лишение меня данного права невозможно мотивировать.

Лишение меня права пользоваться помощью защитника ничем не мотивировано.

Законность лишение меня права пользоваться помощью защитника.


Законность в данном случае означает соблюдение требований УПК РФ, а в силу ч. 1 и ч. 3 ст. 1 УПК РФ, установившей верховенство Конституции и международных договоров РФ над УПК РФ, означает также соблюдение Конституции и международных договоров РФ.
Сотрудники УБОП отобрали у меня телефон и не предоставляли мне возможности позвонить по другому телефону с целью лишить меня возможности сообщить о своей судьбе и местонахождении, умышленно поставив меня вне защиты закона, в том числе лишив меня права пользоваться помощью защитника.
В нарушение ч. 1 ст. 11, ч. 2 ст. 16, ч. 5 ст. 164, ч. 1 ст. 223.1 УПК РФ мне умышленно не было разъяснено мое право пользоваться помощью защитника (иначе встал бы вопрос, почему мне не дают с ним связаться).
В нарушение ч. 2 ст. 1, ч. 1 ст. 11, ч. 1 и ч. 3 ст. 16, п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 5 ч. 3 ст. 49, п. 1 ч. 1 ст. 51, ч. 4 ст. 92 УПК РФ мне не предоставили возможности пользоваться помощью защитника.
В нарушение п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ я был лишен защиты от ограничения моих прав и свобод.
В нарушение ст. 18 Конституции РФ было отменено непосредственное действие моих прав и свобод человека и гражданина.
В нарушение ч. 1 ст. 45 Конституции РФ я был лишен государственной защиты моих прав и свобод, которую в данном случае обязаны были осуществлять сотрудники УБОП.
В нарушение ч. 1 ст. 48 Конституции РФ я был лишен права на получение квалифицированной юридической помощи.
В нарушение ч. 2 ст. 48 Конституции РФ я был лишен права пользоваться помощью защитника с момента задержания.
В нарушение п. «а» ч. 3 ст. 2 «Международного пакта о гражданских и политических правах» мне не были обеспечены эффективные средства правовой защиты от нарушений моих прав лицами, действовавшими в официальном качестве.
В нарушение п. «b» ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах» я был лишен права иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты и сноситься с выбранным мной защитником.
В нарушение Принципа 8 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» ко мне применялся режим, не соответствующий моему статусу неосужденного лица.
В нарушение п. 1 Принципа 11 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» было нарушено мое право пользоваться помощью адвоката.
В нарушение п. 2 Принципа 11 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» до сведения моего защитника не была доведена полная информация о постановлении о задержании, а также о причинах задержания.
В нарушение п. 2 Принципа 12 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» моему защитнику не представлялся протокол о задержании.
В нарушение Принципа 13 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» мне не были разъяснены мои права и как я могу осуществить эти права.
В нарушение п. 1 Принципа 17 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» я был лишен права на получение юридической помощи, меня не информировали об этом праве и не предоставляли возможности для его осуществления.
В нарушение п. 1 Принципа 18 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» я был лишен права связываться и консультироваться с адвокатом.
В нарушение п. 2 Принципа 18 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» мне не предоставлялось необходимое время и условия для проведения консультаций со своим адвокатом.
В нарушение Принципа 19 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» я был лишен возможности сноситься с внешним миром.
В нарушение п. 2 Принципа 23 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» мой адвокат не имел доступа к информации о допросе.
В нарушение п. 2 Принципа 36 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» были введены ограничения, в которых не было непосредственной необходимости с точки зрения целей задержания или устранения помех для хода расследования.
Данные действия по лишению меня права пользоваться помощью защитника являются уголовно-наказуемыми в соответствие ст. 286 УК РФ.

Лишение меня права пользоваться помощью защитника ничем незаконно.

11. Лишение меня права знать, в чем я подозреваюсь.

Обоснованность лишения меня права знать, в чем я подозреваюсь.


Право знать, в чем я подозреваюсь, является одной из основных уголовно-процессуальных гарантий, обязанность предоставления возможности реализации которой лежит на государстве, в данном случае - на сотрудниках УБОП. В связи с чем лишение меня данного права невозможно обосновать.

Лишение меня права знать, в чем я подозреваюсь, ничем не обосновано.

Мотивированность лишения меня права знать, в чем я подозреваюсь.


Право знать, в чем я подозреваюсь, является одной из основных уголовно-процессуальных гарантий, обязанность предоставления возможности реализации которой лежит на государстве, в данном случае - на сотрудниках УБОП. В связи с чем лишение меня данного права невозможно мотивировать.

Лишение меня права знать, в чем я подозреваюсь, ничем не мотивировано.

Законность лишения меня права знать, в чем я подозреваюсь.


Законность в данном случае означает соблюдение требований УПК РФ, а в силу ч. 1 и ч. 3 ст. 1 УПК РФ, установившей верховенство Конституции и международных договоров РФ над УПК РФ, означает также соблюдение Конституции и международных договоров РФ.
В нарушение ч. 5 ст. 164, ч. 1 ст. 223.1 УПК РФ мне умышленно не было разъяснено мое право знать, в чем я подозреваюсь.
В нарушение ч. 2 ст. 1, п. 1 ч. 4 ст. 46, ст. 223.1 УПК РФ меня лишили права знать, в чем я подозреваюсь.
В нарушение п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ я был лишен защиты от ограничения моих прав и свобод.
В нарушение ч. 1 ст. 11 УПК РФ мне не было разъяснено мое право знать, в чем я обвиняюсь и не было обеспечена возможность осуществления этого права.
В нарушение ст. 18 Конституции РФ было отменено непосредственное действие моих прав и свобод человека и гражданина.
В нарушение ч. 1 ст. 45 Конституции РФ я был лишен государственной защиты моих прав и свобод, которую в данном случае обязаны были осуществлять сотрудники УБОП.
В нарушение ч. 2 ст. 5 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод» было нарушено мое право знать причины лишения меня свободы и предъявляемое мне обвинение.
В нарушение ч. 2 ст. 9 «Международного пакта о гражданских и политических правах» мне не были сообщены при задержании причины моего задержания и не было сообщено в срочном порядке предъявляемое мне обвинение.
В нарушение п. «а» ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах» я не был в срочном порядке и подробно уведомлен о характере и основании предъявляемого мне обвинения.
В нарушение Принципа 10 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» мне не были сообщено при задержании без промедлений причины моего задержания и подозрение в преступлении.

Лишение меня права знать, в чем я подозреваюсь, незаконно.

12. Допрос.

Обоснованность допроса.


Обоснованность допроса в данном случае означает, что УБОП имел достаточные и достоверные данные, что я знаю что-нибудь о каком-либо совершенном мной преступлении. Поскольку сотрудники УБОП сами не знали, какое именно преступление они собираются мне приписать, то никаких данных они не имели.

Допрос ничем не обоснован.

Мотивированность допроса.


Мотивированность допроса в данном случае означает, что мне даны четкие объяснения его причин. Поскольку мне не объяснили, в чем именно я обвиняюсь, то никаких разумных объяснений мне дано не было.

Допрос ничем не мотивирован.

Законность допроса.


Законность в данном случае означает соблюдение требований УПК РФ, а в силу ч. 1 и ч. 3 ст. 1 УПК РФ, установившей верховенство Конституции и международных договоров РФ</b> над УПК РФ, означает также соблюдение Конституции и международных договоров РФ.
В нарушение ч. 4 ст. 164 УПК РФ при проведении допроса была создана
опасность для моей жизни вследствие насильственного исчезновения;
в нарушение ч. 5 ст. 164 УПК РФ перед проведением допроса мне не были разъяснены мои права, указанные в ст. 46 УПК РФ</b>;
в нарушение п. 5 ч. 3 ст. 49, п. 1 ч. 1 ст. 51, к присутствию на допросе не был допущен ни адвокат, ни защитник;
в нарушение ч. 4 ст. 92 УПК РФ мне не предоставили возможности свидания с защитником наедине и конфиденциально до начала допроса;
в нарушение ч. 2 ст. 14 УПК РФ меня заставили доказывать свою невиновность непонятно в чем;
в нарушение п. «g» ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и
политических правах»
я был лишен права не быть принуждаемым к даче показаний;
в нарушение п. 1 Принципа 21 «Свода принципов защиты всех лиц,
подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме»
сотрудники УБОП злоупотребили моим положением задержанного с целью принуждения меня к даче показаний;
в нарушение п. 2 Принципа 21 «Свода принципов защиты всех лиц,
подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме»
я подвергался во время допроса угрозе жизни;
в нарушение п. 2 Принципа 23 «Свода принципов защиты всех лиц,
подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме»
мой адвокат не имел доступа к информации о допросе.
Фактически вследствие насильственного исчезновения я оказался в беспомощном состоянии и полностью зависимым от сотрудников УБОП, и не мог отказаться от дачи показаний. Если бы я позволил бы себе какие-либо возражения, меня запросто могли убить. Ведь я находился не в сравнительно безобидном ОБЭП, в котором пытки считаются обычным явлением, и в котором убили Вахненко, а в УБОП, который обладает на порядок более худшей репутацией.
Данное действие сотрудников УБОП являются принуждением к даче показаний, уголовно-наказуемым преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. 302 УК РФ.

Допрос не законен.

13. Создание угрозы моей жизни.

Обоснованность создания угрозы моей жизни.


Поскольку в соответствие ч. 1 ст. 20 Конституции РФ каждый имеет право на жизнь, создание угрозы моей жизни невозможно обосновать.

Создание угрозы моей жизни ничем не обосновано.

Мотивированность создания угрозы моей жизни.


Поскольку в соответствие ч. 1 ст. 20 Конституции РФ каждый имеет право на жизнь, создание угрозы моей жизни невозможно мотивировать.

Создание угрозы моей жизни ничем не мотивировано.

Законность создания угрозы моей жизни.


Законность в данном случае означает соблюдение требований УПК РФ, а в силу ч. 1 и ч. 3 ст. 1 УПК РФ, установившей верховенство Конституции и международных договоров РФ над УПК РФ, означает также соблюдение Конституции и международных договоров РФ.

В соответствии ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Одним из таких международных договоров является «Декларация о защите всех лиц от насильственных исчезновений» , ратифицированная нашей страной, как членом Генеральной Ассамблеи ООН, при принятии Декларации Генеральной Ассамблеей ООН.

Признаками насильственного исчезновения, указанными в «Декларации о защите всех лиц от насильственных исчезновений» являются арест, задержание или похищение людей против их воли или каким-либо иным образом лишение их свободы должностными лицами различных звеньев или уровней правительства, организованными группами или частными лицами, действующими от имени правительства, при его прямой или косвенной поддержке, с его разрешения или согласия, при последующем отказе сообщить о судьбе или местонахождении таких лиц или признать лишение их свободы, что ставит данных лиц вне защиты закона. Данный список признаков является исчерпывающим, длительность насильственного исчезновения роли не играет (могли и за пару секунд в машине убить).
В данном случае имело место похищение против моей воли, перешедшее в задержание, совершенное должностными лицами РФ (сотрудниками УБОП), с лишением меня права сообщить о своей судьбе и местонахождении, известить о лишении нас свободы, поставив тем самым меня вне защиты закона. Т.е. имеются все признаки насильственного исчезновения.
Ст. 1 «Декларации о защите всех лиц от насильственных исчезновений» установлено, что насильственное исчезновение является нарушением права на жизнь или представляет собой серьезную угрозу этому праву. Т.е. законодательство РФ признает, что насильственное исчезновение создает угрозу жизни.
В нарушение ч. 1 ст. 20 Конституции РФ была создана угроза моей жизни вследствие применения ко мне насильственного исчезновения.
В нарушение ст. 3 «Всеобщей декларация прав человека» было нарушено мое право на жизнь.
Обращаю внимание суда, что даже в ОБЭП, который считается сравнительно безобидном по сравнению с УБОП, пытки считаются обычным явлением, что в настоящее время вскрылось во время дела по убийству Вахненко в ОБЭП (копия статьи «Допрос с пристрастием» из «Томских новостей» от 30 октября 2008 года прилагается). И сложившаяся в УВД Томской области практика убийств допрашиваемых (например, Вахненко и Никанорова) уже указывает на высокую степень опасности, тем более, когда они попадают в руки УБОП, обладающего наихудшей репутацией в МВД РФ.

Создание угрозы моей жизни не законно.

14. Бесчеловечное обращение со мной.

Обоснованность бесчеловечного обращения со мной.


В соответствии п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" к «бесчеловечному обращению" относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания.
Я в течении более трех часов испытывал страх за свою жизнь вследствие насильственного исчезновения, сотрудники УБОП создали опасность для моей жизни преднамеренно, вследствие опасности для моей жизни мне были причинены глубокие психические страдания.
Бесчеловечное обращение со мной ничем не обосновывалось и обосновать его невозможно.

Бесчеловечное обращение со мной не обосновано.

Мотивированность бесчеловечного обращения со мной.


Бесчеловечное обращение со мной ничем не мотивировалось и мотивировать его невозможно.

Бесчеловечное обращение со мной ничем не мотивировано.

Законность бесчеловечного обращения со мной.

В нарушение ст. 3 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод»
я подвергался бесчеловечному обращению.
В нарушение ст. 7 «Международного пакта о гражданских и политических правах» я был подвергнут бесчеловечному обращению.
В нарушение Принципа 6 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» я подвергся бесчеловечному обращению.

Бесчеловечное обращение со мной не законно.

15. Унижающее достоинство обращение со мной.

Обоснованность унижающего достоинство обращения со мной.


В соответствии п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.
Я в течении более трех часов испытывал страх и тревогу за свою жизнь вследствие насильственного исчезновения.
Унижающее достоинство обращение со мной ничем не обосновывалось и обосновать его невозможно.

Унижающее достоинство обращение со мной ничем не обосновано.

Мотивированность унижающего достоинство обращения со мной.


Унижающее достоинство обращение со мной ничем не мотивировалось и мотивировать его невозможно.

Унижающее достоинство обращение со мной ничем не мотивировано.

Законность унижающего достоинство обращения со мной.

В нарушение ст. 3 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод»
я подвергался унижающему достоинство обращению.
В нарушение ст. 7 «Международного пакта о гражданских и политических правах» я был подвергнут унижающему мое достоинство обращению.
В нарушение ч. 1 ст. 10 «Международного пакта о гражданских и политических правах» я был лишен право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности.
В нарушение Принципа 6 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» я подвергся унижающему достоинство обращению.

Унижающее достоинство обращение со мной не законно.

Обращаю особое внимание суда, что я считаю, что все вышеуказанное уголовное преследование, составляющее большую опасность для моей жизни, явилось следствием незаконного включения меня в «список экстремистов». И невозможно устранить опасность для моей жизни и дальнейшего унижения моего достоинства, не разобравшись с вопросом о включении меня в этот список. Кроме того, без списка невозможно установить, в чем я подозреваюсь.


Указанные ниже просьбы о признании произвольными действий УБОП означают просьбы признания нарушений международного законодательства.

В связи с вышеизложенным, в целях ч. 1 и ч. 2 ст. 19, ч. 1, ч. 3 и ч. 4 ст. 29, ч. 1 ст. 45, ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, ч. 1 ст. 6, ст. 13 «Конвенции о защите прав человека и основных свобод», ст. 7, ст. 8, ст. 10, ст. 12 и ст. 28 «Всеобщей декларация прав человека», п. 1 Принципа 7, Принципа 9 «Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме», ч. 3 ст. 2, ч. 2 ст. 17 «Международного пакта о гражданских и политических правах», п. 2 ч. 1 и ч. 2 ст. 6 УПК РФ, в соответствии ч. 1 и п. 1 ч. 5 ст. 125 УПК РФ:

ПРОШУ
:

1. Для установления обстоятельств дела истребовать в УВД Томской области полный список экстремистов (без сокращений и изъятий, с данными о дате и основания включения туда каждого лица, с датой и основанием исключения, если оно делалось, включая иногородних лиц). Обращаю внимание суда, что, к сожалению, правоохранительные органы нередко предоставляют суду фальсифицированные доказательства, и полнота списка необходима для затруднения его фальсификации.
2. Для установления обстоятельств дела истребовать в УВД Томской области все документы, связанные с действиями УБОП в отношении меня, в том числе, за 10 октября 2008 года.
3. Признать наблюдение за мной незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
4. Признать похищение меня незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
5. Признать применение ко мне насильственного исчезновения незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
6. Признать объявление меня подозреваемым в экстремизме незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
7. Признать задержание меня на срок более трех часов произвольным.
8. Признать задержание меня на срок более трех часов незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
9. Признать личный обыск незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
10. Признать изъятие незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
11. Признать посягательство на тайну моей корреспонденции произвольным.
12. Признать нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
13. Признать вмешательство в мою личную жизнь произвольным.
14. Признать нарушение неприкосновенности моей частной жизни и моего права на личную тайну незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
15. Признать нарушение моего права свободно искать получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
16. Признать нарушение моей свободы мысли и слова незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
17. Признать принуждение меня к отказу от своих мнений и убеждений незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
18. Признать сбор, хранение, использование и распространение информации о моей частной жизни без моего согласия незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
19. Признать лишение меня права пользоваться помощью защитника незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
20. Признать лишение меня права знать, в чем я подозреваюсь, незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
21. Признать допрос меня незаконным и необоснованным и обязать устранить допущенное нарушение.
22. Признать создание угрозы моей жизни незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
23. Признать бесчеловечное обращение со мной незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.
24. Признать унижающее достоинство обращение со мной незаконным и обязать устранить допущенное нарушение.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

1. Копия протокола изъятия от 10 октября 2008 года.
2. Копия свидетельства о смерти Зайковой Р.Ф.
3. Копия статьи «Истерика безопасности» из «Советской России» от 6 мая 2006 года.
4. Копия статьи «Допрос с пристрастием» из «Томских новостей» от 30 октября 2008 года.
5. Копия жалобы и документов, перечисленных в п.1-4 для заинтересованных лиц (в двух экз.).

/Тюменцев В.В./

ПРИМЕЧАНИЕ.
Позже напишу продолжение.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments