tetekin (tetekin) wrote in namarsh_ru,
tetekin
tetekin
namarsh_ru

Привет расистам - африканцы справляются лучше, чем мы


Недавно был в ЮАР. Впечатление описал в прилагаемом посте. Много. Кто не любит изобилия букв, лучше не браться. Кто рискнет и доберется до конца, тому, скорее всего, будет интересно.

 

В Южной Африке дело идет к лету. С каждым днем становится все жарче. Отцветают чудесными фиолетовыми листьями огромные джакаранды, готовясь выбросить новые, более яркие летние цветы. Тротуары покрыты фиолетовым ковром, а солнце после московской мглы кажется особенно ярким и радостным.

В ЮАР я летел 18 часов. Возвращение обратно с учетом задержек рейсов заняло 36 часов. Да и в политическом плане ЮАР ныне представляется для нас в России как нечто более близкое к Луне, чем к Москве.  Так было не всегда.

В 70–80-х годах наша страна крепко поддерживала борьбу черных южноафриканцев против апартеида. США и европейские «демократии» стояли тогда на стороне расистского правительства. Но наши друзья в Южной Африке победили. А мы в СССР в 1991 году проиграли. Ушлые западники с помощью своих агентов влияния в Москве довели до минимума наши отношения с ЮАР, столь же одаренной полезными ископаемыми, как и Россия, обладающей огромным влиянием в Африке и в мире в целом.

Однако ЮАР представляет интерес для нас не только с точки зрения природных ресурсов и политического влияния, но прежде всего ввиду очень интересного опыта преобразований. В апреле 1994 года в результате первых в истории ЮАР всеобщих выборов с участием черного населения система апартеида была ликвидирована. Союз Африканского национального конгресса (АНК) с Южноафриканской компартией (ЮАКП) и Конгрессом южноафриканских профсоюзов (КОСАТУ) получил 62,5% голосов, большинство в парламенте, пост президента. Страна приступила к радикальным изменениям.

Примерно в эти же исторические сроки (в 1991 году) на путь перемен встала (вернее, была поставлена) наша страна. 15–17 лет – время, вполне достаточное, чтобы сравнить, как распорядились властью силы, почти одновременно возглавившие РФ и ЮАР. Ведь к власти в России пришли перевертышы-антикоммунисты, а вот в правительстве ЮАР коммунисты, наоборот, получили ряд ключевые постов.

 О последствиях «реформ» в России распространяться нет необходимости. Поэтому сосредоточусь на итогах преобразований в Южной Африке. Сразу отвечу на вопросы, которые чаще всего возникают, когда речь заходит о положении в Южной Африке. Обычно слышишь от людей, даже настроенных вполне доброжелательно, что в ЮАР: а) черные прижимают белых и б) что там такая преступность, что и на улицу выйти нельзя.

Что касается «придавленного» положения белых, то я бывал в ЮАР в 1989, 1991 и 1993 годах, то есть во времена режима апартеида, поэтому имею возможность сравнить. Так вот подавляющее большинство пассажиров авиалиний, обитателей гостиниц и посетителей ресторанов, владельцев вилл по-прежнему составляют белые. Конечно, черные ныне доминируют в государственной службе, быстро растет их число в среднем и крупном бизнесе. Однако процесс «выравнивания» идет естественным путем и плавно, чтобы не обрушить экономику страны, как это случилось  в середине 70-х годов в Анголе и Мозамбике.

Из 28 министров правительства ЮАР двое – белые. Из 19 заместителей министров (в ЮАР не каждый министр имеет зама) белых – четверо. Так что белых там отнюдь не обижают. Другое дело, что белый цвет кожи больше не является гарантией автоматического процветания.

Что до преступности, то это действительно острая проблема. Однако дело не в особой склонности южноафриканцев к разбою или попустительстве со стороны власти. 75% убийств совершаются в семьях или между знакомыми, а сама проблема уходит социальными корнями далеко во времена апартеида, и в одночасье ее не решишь. Наиболее остра  тема преступности в столичных городах Йоханнесбурге и Тшване (Претории). За их пределами ситуация иная. В Кейптауне разговаривал с одним русским, который живет там уже 18 лет. Он только пожал плечами: «Никаких особых проблем я не испытываю. А вот в Лондоне меня ограбили в метро в первый же день моего приезда».

О том, что не все так ужасно, как это изображается, говорит и быстро растущий поток туристов в ЮАР. Люди не будут тратить драгоценные накопления на поездку туда, где им испортят отпускное настроение. Так вот, только за шесть месяцев этого года в ЮАР побывало 285 тыс. английских и 133 тыс. немецких туристов. Публика привередливая, абы куда не поедет. В целом же с января по июль 2008 года в Южную Африку приехало более миллиона туристов только из Европы и США. России бы с ее «стабильностью»  такие цифры!

Главная проблема ЮАР – безработица. Пока еще «белая» экономика нацелена на создание прибыли, а не рабочих мест. Поэтому, несмотря на все усилия правительства, безработица снизилась с 35% пока лишь до 25%. Отсюда и высокая преступность.

Это о проблемах. К ним мы еще вернемся, но уже пора поговорить и об успехах. Я встретился в Йоханнесбурге с директором Центра политических исследований Табо Рапу. Центр работает на средства прежде всего западных доноров. Поэтому подозревать его в «лакировке» не приходится. По мнению д-ра Рапу, АНК и его союзникам удалось решить ряд действительно крупных и жгучих проблем. Это прежде всего обеспечение жильем. Белое правительство ЮАР вообще не особенно интересовалось тем, как живут его черные подданные. Отсюда печально известные «тауншипы» – черные поселки, где в халупах из жести и картона, без света, канализации и чистой воды жили миллионы людей.

За 15 лет народной власти построено 2 млн единиц жилья. Жилищные условия смогли улучшить минимум 10 млн человек. И это при населении страны в 47 млн, из которых почти 5 млн составляют хорошо обеспеченные белые. Причем безработным и малообеспеченным семьям жилье предоставляется бесплатно, работающим людям дают субсидии на покупку жилья более высокого класса.

Энергично решается проблема водоснабжения. Для нас эта проблема кажется малозначительной. А в Африке доступ к воде, очищенной от разнообразной заразы, является вопросом жизни и смерти. Сейчас 80% населения Южной Африки, прежде всего жителей сельских районов, получили чистую питьевую «воду жизни». Аналогичным образом решается проблема электроснабжения. Для миллионов африканцев, для которых «светом в окошке» испокон веков был солнечный свет (а вечером сидели при свечах или керосиновой лампе), – это огромный шаг вперед. В поселках бездомных появились общественные туалеты. Мелочь? Отнюдь!

В ходе поездки я был в двух поселках «для черных». Это Соуэто возле Йоханнесбурга и печально известный своей бедностью и высоким уровнем преступности поселок Каелитша в Кейптауне. Если в Соуэто, обитатели которого работают в самом экономически мощном районе страны, зарабатывают неплохо и поселок-город выглядит все более благоустроенным, то «жестяная» Каелитша по-прежнему производит удручающее впечатление.

Но и там прогресс очевиден. Это и многочисленные столбы линий электропередачи (кстати, уличное освещение позволяет снизить преступность), и водоразборные краны, и отличные дороги. В Каелитше дороги лучше, чем в Москве. Теперь «скорая  помощь» (и при необходимости полиция) появляется гораздо быстрее, а обитатели поселка тратят меньше времени на поездку на работу. Туда только что протянута новая ветка электрички. Это огромное благо.

Кстати, как ни поразительно, но в беднейших «тауншипах» я видел неизмеримо больше веселых, жизнерадостных лиц, чем в районах пустынных, спрятавшихся за высоченными заборами шикарных вилл…

Сегодня в ЮАР создана мощная система социального обеспечения. Выплачиваются неплохие детские пособия и пособия по инвалидности. В школах введены бесплатные горячие завтраки, так что дети из беднейших семей получают полноценное питание, необходимое для развития. Мужчины теперь выходят на пенсию в 60 лет вместо 65, причем пожилые черные и белые получают одинаковую пенсию. Для нас это как бы само собой разумеющееся. А для ЮАР с ее многовековой историей расовой дискриминации – это огромный скачок вперед. Причем не пенсии белых опустили до уровня черных, а африканцев подняли до уровня пенсионного обеспечения их белых сограждан.

Страна начинала с бюджетного дефицита во времена апартеида, а ныне имеет стабильный рост в 4–6. Я разговаривал с замминистра торговли и промышленности д-ром Робом Дэвисом. По его словам, правительство АНК создало прочную систему контроля над финансовыми рынками. От АНК требуют «либерализации», отмены ограничений на вывоз валюты. Но сейчас, когда мировые рынки сотрясают ураганы, ЮАР за стеной ограничительных мер чувствует себя достаточно уверенно.

Это в позитиве. Что в негативе? Безработица, которая, в свою очередь, порождает преступность. И коррупция. Не сказать, что она достигла уровня мировых «лидеров» типа Нигерии или нынешней России. Самые крупные коррупционные дела измеряются несколькими  сотнями тысяч или миллионов рандов (10 рандов – примерно 1 доллар США). Но людей глубоко возмущает сам факт коррупции чиновников новой власти, которая по определению должна быть бескорыстной. Правительство не сидит сложа руки. В последние годы крупные чины, в том числе и из правительства и руководства АНК, были осуждены за взяточничество (в отличие от России, где г-н Медведев пока лишь плодит громкие планы на этот счет). Однако коррупция продолжает существовать, и правительству это справедливо ставят в вину. 

Еще одной проблемой является слишком медленное преодоление разрыва между бедными и богатыми. Сейчас в ЮАР появилось немало крупных бизнесменов. Есть даже один черный миллиардер. Но здесь этим не гордятся, ибо бедность преодолевается слишком медленно.

Некоторые ошибки власть делает при содействии «доброжелателей» из западного мира. Мне рассказывали, как возникла одна из крупнейших проблем – нехватка электроэнергии. Во времена апартеида создание новых энергомощностей прекратили. Когда правительство АНК после 1994 года начало широкую электрификацию, стало ясно, что скоро возникнет нехватка энергии. Между тем западные консультанты заявили, что государство не должно строить электростанции. Это, мол, гораздо лучше и быстрее сделает частный бизнес (именно это нам сейчас навязал Чубайс). Государственной ESCOM не разрешили создавать энергомощности. Но «частники» не спешили вкладывать капиталы, требуя от правительства снять ограничения на цены на электроэнергию. Власть пойти на это не могла. «Эффективный частный бизнес» на таких условиях работать отказался, вогнав ЮАР в энергетический кризис.

Чего еще удалось добиться обществу после 1994 года? Независимости судов. В отличие от России (где судейские чины даже и не скрывают, что ориентируются на власть, а не на закон), в ЮАР «басманный суд» – дело немыслимое. Правительство несколько раз проигрывало судебные процессы и каждый раз добросовестно выполняло решения судов.

Центральная избирательная комиссия по-настоящему независима, и даже оппозиция (а я встречался с лидером оппозиционного Демократического альянса (ДА) Сандрой Ботой) признает, что выборы в Южной Африке имеют честный и свободный характер. Например, АНК пользуется меньшей поддержкой, чем ДА, в провинции Западный Кейп, где расположен Кейптаун. В АНК, естественно, озабочены этим. Но никому в АНК и в голову не приходит  «надавить» на ЦИК, чтобы получить «нужный» результат.

Еще один важный фактор стабильности Южной Африки – независимость прессы. Правительственных газет в ЮАР нет. Телевидение и радио под контролем государства, но мнение оппозиции представлено достаточно полно. Во всяком случае, если по телевизору показывают выступление в парламенте представителей правящей партии, то показывают и возражения оппозиции.

Я разговаривал с редакторами двух газет, которые постоянно  критикуют правительство. Это «Мейл энд Гардиан» (тираж 85 тысяч) и «Сити пресс» (200 тыс.). Редактор «Сити пресс» Кэти Мамаила высказал интересные соображения. По его оценке, задача прессы в условиях слабой оппозиции (АНК получает на выборах около 70% голосов) – добиваться, чтобы власть была подотчетна народу: «Разумеется, правительству не всегда нравится то, что мы пишем. Но грубого давления мы не ощущаем».

Между тем, несмотря на все успехи страны после 1994 года, на недавней Национальной конференции  многие лидеры АНК не были избраны в состав руководства, а в конце сентября исполком АНК потребовал от президента Табо Мбеки ухода в отставку. Надо отдать должное теперь уже бывшему главе государства: он, как добросовестный член партии, решение коллективного руководства выполнил.

Суть конфликта в том, что многих членов АНК не удовлетворяют темпы решения проблем страны. Новое руководство АНК намерено добиваться не просто экономического роста (который может складываться и за счет операций на финансовых рынках), а роста производственного сектора, прежде всего с целью соз­дания рабочих мест.

После Национальной конференции АНК усилилось влияние Компартии и профсоюзов. Генеральным секретарем правящего АНК недавно избран председатель Компартии Гведе Манташе. У меня была встреча с товарищем Гведе Манташе. И началась она с того, что он вдруг тихонько запел на одном из африканских языков… «Интернационал». Придя в себя от изумления, я подхватил на русском…

В ходе беседы Гведе Манташе рассказал интересную вещь. В Национальном профсоюзе шахтеров, который он в свое время создавал, принято решение, что лидером профсоюза может быть только человек, работавший в шахте и прошедший все ступеньки профсоюзной лестницы. То есть появление таких перевертышей, как бывший «профсоюзник», а ныне слуга олигархии г-н Исаев из ФНПР, стало невозможным. Сам Манташе отработал в угольной шахте 18 лет.

В АНК и правительстве ЮАР сохраняется большой интерес к сотрудничеству с РФ. Есть прекрасные  возможности сотрудничества в области добычи и обогащения урана (в котором РФ остро нуждается). Есть колоссальный проект строительства ГЭС на реке Конго и линии электропередачи из Конго через Анголу и Намибию в ЮАР. Есть масса других возможностей. Нет только политической воли в Москве.

Зато она есть у других. Сразу после встречи Гведе Манташе со мной в его кабинет входил посол Китая в сопровождении внушительной свиты. Китай только что приобрел за 4 миллиарда рандов пакет акций одного из южноафриканских банков и ведет упорную борьбу за влияние в ЮАР с  Евросоюзом. То есть основные игроки на мировой арене значение Южной Африки понимают прекрасно. В отличие от «мудрецов» в правящей верхушке РФ, для которой мир состоит лишь из Европы с США.  

 

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments