tetekin (tetekin) wrote in namarsh_ru,
tetekin
tetekin
namarsh_ru

Лицемеры


 

Муслим Магомаев был великим советским певцом. Это дружно признают все, кто счел необходимым откликнуться на безвременную кончину этого выдающегося сына Советской страны. Он обрел колоссальную всесоюзную известность в девятнадцать лет (для оперного певца возраст небывало юный), а уже в тридцать один был удостоен высшего художественного звания – Народного артиста СССР. Он не просто рано взлетел, но и оставался на Олимпе славы в течение десятилетий, до того момента, когда сам принял решение об уходе со сцены.

Огромное количество его искренних поклонников пришло проститься с ним в Концертный зал имени Чайковского в Москве. В день прощания во вторник 28 октября  на станциях московского метро с раннего утра до позднего вечера звучали песни в исполнении Муслима Магомаева. Соболезнования по поводу кончины Магомаева выразил президента РФ г-н Медведев. Прощанию в Москве с великим певцом (похоронен он 29 октября на родине, в Баку) был придан государственный статус, с почетным воинским караулом. Телевидение самым энергичным образом освещало в этот день все траурные церемонии.

Есть, однако, причина, не позволяющая предаваться умилению.

Наоборот, пышное прощание в Москве высветило тот незаметный доселе факт, что Муслим Магомаев в течение долгих лет после ликвидации Советского Союза был фактически вычеркнут из художественной жизни страны. Мы не слышали его песен с экрана телевидения (за исключением редких дней юбилеев раз в несколько лет), его голос практически исчез с радио. И в эти дни, когда люди старшего и среднего поколения предавались грусти по поводу ухода великого певца, молодежь недоуменно спрашивала, а кто это такой? 

Несмотря на свою неимоверную популярность, Муслим Магомаев был очень скромным человеком. Он не ходил на светские тусовки, хотя был бы желанным гостем на любой из них, ибо число его поклонников безбрежно. Он не рвался на экраны телевидение, хотя его авторитет в мире искусства  был недосягаемо высок. Но не было и встречного движения со стороны радио и телевидения. Там отнюдь не жаждали крутить записи его выступлений.

И это общая установка тех, кто определяет информационную политику нынешней России – все советское, включая творчество таких великих людей, как Муслим Магомаев, фактически оказалось под запретом. Он был выдающимся Советским певцом и именно поэтому путь его песням на радио и телевидение был закрыт. И это касалось не только Магомаева и не только советской песни.

Вспомните, уважаемый читатель, сколько раз за последние годы вы слышали по телевидению русскую народную песню или видели русский народный танец? Я лично за последние 15 лет их не видел и не слышал ни разу. И это не случайность. Это целенаправленная политика, направленная на то, чтобы вытравить прежде всего у молодежи ощущение причастности к родной культуре, к родной земле, сделать их космополитами, чувствующими себя второсортными обитателями «цивилизованного» западного мира. Это культурный геноцид и одной из его жертв был Муслим Магомаев.

Если культурную политику России определял человек, произнесший на всю страну слова «русский фашизм страшнее немецкого», то о каком уважении не только к советскому, но и к русскому искусству, искусству народов России может идти речь? И этот человек по-прежнему «в обойме» тех, кто влияет на содержание программ радио и телевидения. И это тоже не случайно, если глава государства объявляет себя поклонником прежде всего иностранной группы, но до сих пор никак не проявил себя любителем русского народного искусства.

Не только сошедший со сцены Магомаев, но и действующие певцы, такие как великолепные исполнители русских романсов Александр Подболотов и Олег Погудин лишены доступа на телевидение. Антисоветская и антироссийская политика радио и телевидения РФ остается неизменной. И пышное прощание в Москве с Муслимом Магомаев это только рельефно подтвердило.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments