marilka (marilka) wrote in namarsh_ru,
marilka
marilka
namarsh_ru

Марш Несогласных в Москве. Отчет.



Интерес к данному мероприятию подогревался сообщениями в Интернете о том, что на Марше возможны провокации со стороны властей. За неделю до запланированного шествия стал недоступен сайт Марша Несогласных namarsh.ru. Информационная блокада и утки, запускаемые противниками оппозиции о том, что Марш не состоится, не могли поколебать решения участников провести 14 апреля шествие по московским улицам.

Собравшиеся принять участие в Марше, просто выполняли свой гражданский долг. Мы должны делать все, что в наших силах, пока у нас есть возможность, чтобы потом, если нас лишат всех свобод, введут цензуру и установят жесткий диктат, нас не мучила совесть и мы не укоряли себя за то, что не смогли воспрепятствовать этому раньше, когда это было в наших силах.

Поражает то, что власть называет акции «Другой России» радикальными. А ведь мы всего лишь отстаиваем наши права, прописанные в нашей Конституции конституционными же методами. И совершенно невероятным и чудовищным кажется то, что власти на это отвечают насильственными действиями, которые нарушают принципы Конституции! (ст.21) Возникает вопрос: а для кого тогда вообще утверждался этот документ? Во 2 статье Конституции РФ говорится о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью», а «признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина» являются «обязанностью государства», в 4 статье – что «Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории РФ». Похоже, что власть это мало волнует. Она давно уже живет по своим законам, известным только ей одной. Нет, пожалуй, главный идейный принцип верхушки известен и нам – это антинародность.

Что-то не так с этой страной, что-то не так с этими людьми, живущими в этой стране, раз они согласны жить в таких ненормальных условиях. А, может, эти люди уже сами стали ненормальными? Ответ находим в романе Пелевина «Empire V»:
- А где ты видел нормальных людей? Их, может быть, человек сто в стране осталось, и все у ФСБ под колпаком.
14 апреля к Пушкинской площади вышли нормальные люди, которым не все равно, в какой стране будут жить их дети, и в какой стране будут умирать они сами.

<...>

Выходим из метро на станции Пушкинская. Нашему взору предстает печальная картина: ОМОН исключил любую возможность проникновения на Пушкинскую площадь. «Космонавты» выстроились вдоль Тверской улицы и с той и с другой стороны.

 (700x525, 320Kb)

Ничего не подозревающие пенсионеры и прочие мирные граждане, скопившиеся у входа в метро, начинают заводиться. Выходной день, а они вынуждены терпеть прихоть струсившего правительства Москвы! Среди пенсионеров не надо проводить агитацию, они всегда готовы принять активное участие в критике власти. Вот и сейчас стали возмущаться: «Да такого с 71-го не было! Дожили!» Становится и грустно и смешно: власть, избранная народом, боится этот самый народ. Впрочем, правильно делает. Хоть в этом проявилась наша маленькая победа. Оценив ситуацию, мы принимаем единственный возможный вариант – перейти на другую сторону улицы. Вдоль Тверской стоят машины всех сортов и окрасок – милиция, ОМОН, пожарные и даже внутренние войска. В это время мы слышим, как ОМОну сообщают о том, что Касьянов направляется в сторону Страстного бульвара. Ему не дали пройти к Пушкинской площади.
Переулками мы выходим на небольшую площадку, на подходе к которой стоят разнообразные металлические конструкции. Там уже собралось человек 100, среди которых есть и представители СМИ.

 (700x525, 214Kb)

Здесь же замечаю Юлию Малышеву. К этому моменту поступают сведения о том, что Каспаров, Яшин и Гайдар задержаны. Люди стоят в нерешительности и пытаются скоординировать дальнейший план действий. Вот, видимо, все-таки приняв какое-то решение, масса срывается с места.

 (700x525, 300Kb)

Сначала мы продвигаемся по тротуару на тесном переулке.

 (700x525, 291Kb)

Позади нас активисты что-то кричат друг другу, но слов не разобрать. Поэтому мы, не останавливаясь, двигаемся дальше. И вот неожиданно люди, идущие за нами, начинают скандировать лозунги «Это наша страна!», «Это наш город!».

 (700x525, 242Kb)

В начале нас немного, человек 100. Но вот, непонятно откуда и каким образом, народ начинает стекаться и присоединяется к стихийному движению Марша.

 (700x525, 253Kb)

Похоже, что несогласные идут параллельными улицами – по Большому Путинковскому переулку и Страстному Бульвару. Разворачивают свои флаги «Оборона» и «НДС». Слева и справа шествие сопровождает пресса в кислотно-зеленых жилетах и фоторепортеры. Лозунги «Путина на нары!», «Россия без Путина» и «Страна без чекистов!» объединяют всех: и людей с нетрадиционной ориентацией, и хиппи с флейтой, и известных писателей, и публицистов, и общественных деятелей, и политиков. Сначала мы движемся только по пешеходным дорожкам (проезжая часть заставлена машинами, а некоторые автомобили еще продолжают ехать), но постепенно, по мере того, как народ прибывает, становится тесно, и движение растягивается и вылазит на проезжую часть. Трогает то, что нас поддержала даже православная церковь! На колокольне справа от движения Марша бьют в колокол.

 (500x640, 152Kb)

Автомобилисты приветственно нам сигналят и машут руками. В руках некоторых граждан красуются самодельные плакаты с критикой путинского режима, на куртках активистов - значки с надписью «несогласный», участники ОГФ раздают программные листовки.

 (450x600, 236Kb)

 (700x525, 289Kb)

IMG_0534 (700x525, 287Kb)


 (700x525, 250Kb)


 (700x525, 266Kb)


 (700x525, 309Kb)

- Вот он, запах свободы! – произношу я вслух сладкую мысль. ОМОн не спешит оперативничать, как будто позволяет сделать нам последний вдох перед смертью.
После Страстного бульвара к движению присоединяется шумная колонна активистов НБП и АКМ, идущая нам навстречу по Петровке. Мы приветствуем их радостным ликованием.


 (700x525, 293Kb)


 (700x525, 299Kb)

После вливания в общий поток неудержимой всесокрушающей энергии национал-большевиков, я чувствую, как в воздухе разливается зловещая угроза. Кажется, еще несколько минут и случится что-то непоправимое.


 (700x525, 340Kb)


 (700x525, 343Kb)


 (700x525, 294Kb)


 (700x525, 296Kb)

Рождественский бульвар обернулся для нашего шествия ловушкой. Мы идем в середине, ближе к началу колонны. Вдруг слышим, как сзади, а потом и спереди начинает подниматься гул. Слева и справа от нас бегут вперед люди. А потом я уже своими глазами вижу, как впереди ОМОН перекрывает дорогу. Я не оборачиваюсь, но, видимо, ситуация сзади не лучше. «Космонавты» валят людей прямо на проезжей части. Совершенно беспощадно два ОМОНовца волокут молодого человека по земле, а потом начинают его избивать. Я замечаю, что в первую очередь хватают активистов НБП с флагами. У нас остается только один выход: перепрыгивать через забор слева и бежать как можно быстрее. Что мы и делаем. Возникает ощущение, что ты убегаешь от стекающей магмы разбуженного вулкана или от снежной лавины, обрушившейся с горы. Если я обернусь, мне станет плохо. Поэтому я думаю только о том, как бы забиться куда подальше, чтобы ОМОН не схватил. Это потом я только узнаю, что в этот день по разным сведениям было задержано от 250 до 500 человек. Причем, половина из них – это люди, не имеющие к Маршу совершенно никакого отношения!

Впереди 25 дом. Некоторые спасающиеся бегством оббегают его справа, а мы заворачиваем налево, там менее людно. Оторвавшись от основной массы, мы еще некоторое время наблюдаем, как ОМОн добивает остатки участников шествия на перекрестке Большой Лубянки и Сретенского бульвара.

Чтобы перевести дух, мы идем по Сретенке. А в это время на Чистопрудном бульваре во всю разворачивается митинг. Таким образом, Марш Несогласных по несогласованному маршруту продолжался не более получаса. Пройдя по улице Даева, мы двигаемся к Тургеневской площади по Костянскому переулку. Метро и вся площадь оцеплены милицией, ОМОном, и внутренними войсками.

 (700x525, 228Kb)

 (700x525, 276Kb)

Только чтобы попасть на митинг, нам приходится пройти три кордона с обыском, плюс рамку металлоискателя. Меня это удивляет: такие меры предосторожности обычно предпринимаются на многотысячных концертах и футбольных матчах.


 (700x525, 241Kb)

У первого проходного поста я замечаю Сергея Шаргунова. Когда мы наконец-то подходим к толпе возле трибуны, Хакамада произносит последние слова своей речи.


 (700x525, 408Kb)

Справа нацболы зажигают файеры. Как они их пронесли, для меня остается загадкой.

 (700x525, 400Kb)
 (700x525, 348Kb)

На митинге собираются подписи в знак выражения недоверия действующему президенту РФ и проводятся письменные соц.опросы. Мы пропустили выступления Касьянова и Шендеровича.

Митинг заканчивается, но наша «война» только начинается! Стало известно, что Каспаров, а вместе с ним Гайдар, Панюшкин и Пархоменко находятся в краснопресненском ОВД. Обороновцы во главе с Козловским направляются прямиком туда. У входа в метро немереное количество ОМОНа и не только. Продвигаемся медленно.

 (700x525, 339Kb)

 (700x525, 336Kb)

Слева стоит печальный человек и бьет колотушкой в бубен с иероглифами. Ощущение, что нам вынесли смертный приговор и ведут на казнь. В метро нас неустанно сопровождает группка милиционеров и недобрые глаза то ли гбшника, то ли фсбшника.

Из метро выходит человек 10, но по пути наше количество увеличивается примерно до 20-25. На подходе к зданию ОВД я слышу, как пришедшие поддержать узников скандируют: «Свободу Каспарову!» У краснопресненского ОВД собрались сливки Марша.

 (700x525, 264Kb)

Замечаю улыбающегося и довольного Илью Яшина с российским флагом на плечах. «Однако быстро его отпустили!» - думаю я. Вот в руках Марины Литвинович появляется громкоговоритель, и она начинает вещать в него лозунги, заявленные на Марше.

 (700x525, 339Kb)

Собрание приобретает форму несанкционированного пикета.

 (700x525, 341Kb)

 (523x698, 272Kb)

 (523x698, 299Kb)

 (700x525, 282Kb)

 (700x525, 287Kb)

 (700x525, 353Kb)

На лозунг «ОМОНу – выходной!» мужчины в форме улыбаются. У одной женщины я просматриваю на фотоаппарате кадры момента задержания Панюшкина.

Пока мы дружно скандируем кричалки, двое в гражданской одежде неожиданно хватают парня с флагом НБП и тащат его к автозакам. Собравшиеся живо реагируют и бросаются догонять обидчиков. Тем не остается ничего другого, как отпустить нацбола. Видимо, раздосадованные такой неудачей, правоохранительные органы решают на этом не останавливаться и вызывают подкрепление ОМОНа, чтобы показать стихийным пикетчикам, кто в городе хозяин.

Подозрение вызывает ОМОН, начавший скапливаться между двумя домами напротив здания краснопресненского ОВД (при том, что один отряд уже давно стоит перед нами). Появляется мысль (и совершенно небезосновательная), что нас хотят блокировать со всех сторон. Сторона, на которой, собственно говоря, и располагается отделение милиции, закрыта высоким решетчатым забором. Обстановка накаляется. Но мы просто так не сдаемся! Сцепившись локтями друг с другом, мы приготовились обороняться до последнего. Кто-то успевает отбежать на безопасное расстояние. А мы, человек 40, попадаем в самое аццкое пекло. Пахнет жареным. Стена ОМОНа устрашающе надвигается со стороны последней надежды. Несколько секунд нерешительности. Но по рации отдают приказ валить всех. И тут происходит невероятное: ЛЮДИ начинают бить ЛЮДЕЙ. Вооруженные ЛЮДИ колотят дубинками невооруженных мирных граждан, которые ничем даже не спровоцировали, не могли и не хотели провоцировать боевое столкновение. То есть его даже боевым нельзя назвать, потому что это было просто избиением. И совсем не зря в Центре экстремальной журналистики корреспондентам, возжелавшим освещать Марш и митинг несогласных, выдали бронежилеты, которые обычно выдают корреспондентам горячих точек.

Стоим, крепко сцепившись, в три ряда. ОМОНу поступает приказ вытаскивать людей по одному. «Космонавты» выдергивают протестующих за ноги. Мы пятимся к забору. Меня каким-то образом оттесняют назад, а передний ряд не дает ОМОНу прорвать цепочку. Мы держимся предельно плотно. Позади визжат девушки: «Позор! Что вы делаете?! Опомнитесь!!» Голоса, полные надрыва и отчаяния. С трудом верится, что мы и ОМОН – представители одной расы, одной нации, граждане одной страны, живущие по одним и тем же законам!

Закон един для всех. Если нет, то какой смысл его принимать? Закон призван охранять граждан. Но кто будет охранять НАС от тех, кто должен охранять закон?! Как жить в стране, в которой представители власти, т.е. люди, которые непосредственно должны следить за соблюдением закона, первыми же и нарушают его?

Я оглядываюсь. Молодые люди, кому позволяет физ.подготовка, перелазят через высокий забор. Парня рядом со мной хватают два ОМОНовца и начинают бить дубинками по голове и спине. Не хватает нескольких миллиметров, чтобы и я почувствовала полноценный удар. Все-таки внимание ОМОНа сосредоточено на парне, которого они колотят. Тогда я ползком по узкому проходу между забором и автомобилем начинаю пробираться к выходу. Удалось! Вырвалась! Отбегаю на достаточное расстояние. Задыхаясь от гнева, волнения, негодования и переживаний, слежу за развитием бойни. ОМОН перестает бить людей и просто разгоняет в разные стороны остатки митингующих, угрожая вновь применить силу против тех, кто захочет подойти к зданию ОВД. Посмотрев налево, замечаю, как тащат по асфальту к ОМОНовским машинам упирающегося Олега Козловского. Поднимаю голову выше – на балконе второго этажа жилого дома стоит женщина и проклинает последними словами отряд милиции и их семьи, чем срывает бурю аплодисментов раздосадованных пикетчиков. Отъезжающим машинам с задержанными пытаются воспрепятствовать две женщины, которые на вытянутых руках держат Конституции РФ. «Вот ваш закон!» - кричат они водителям передвижных клеток.

 (700x525, 227Kb)

Но сил воевать дальше совсем не остается. Появляется ощущение горечи. Прилив патриотических чувств и обиды за державу. Возвращаемся в штаб. Весь вечер пытаемся выяснить, что случилось с задержанными, где и в каком состоянии они находятся. На следующий день по «Эхо Москвы» сообщают о бойне в Питере. Там Марша не было. Но было жестокое и тупое избиение ВСЕХ, кто возвращался с митинга.

После этого Марша Несогласных я стала другой. Мы все стали другими. И даже посторонние люди, для которых политика ранее была абстрактным понятием, теперь на собственных спинах почувствовали, что такое власть «кнута». Но мы не стадо безропотных овец, которыми можно манипулировать с помощью нагайки. Мы не можем, не хотим и не станем терпеть, чтобы власть так издевалась над нами!

Сегодня нас 2000, но завтра с нами выйдут и родители пострадавших несовершеннолетних детей, и пенсионеры, ставшие участниками бойни не по своей воле. А иностранные граждане расскажут своим соотечественникам о том, какой странной любовью любит российская власть свой народ. И если Россия в ближайшем будущем не хочет стать страной-изгоем, изолированным государством, от которого отвернуться все демократические страны, то российским властям надо менять свои позиции в отношении своих граждан прямо сейчас!

Конституция – это Библия правового государства. И мы готовы сложить свои головы только перед ней, а не перед теми, кто препятствует реализации прав и свобод, прописанных в ней. Было бы хорошо, если бы люди, начинающие свою политическую деятельность и устраивающиеся на работу в правоохранительные органы, давали клятву на Конституции РФ.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments