Михаил Шнейдер (agitator_mass) wrote in namarsh_ru,
Михаил Шнейдер
agitator_mass
namarsh_ru

Categories:

Уголовное дело против организаторов выставки «Запретное искусство- 2006» - как с

Ю.Самодуров
директор Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова

Возбуждение и ведение уголовного дела против меня и против Андрея Ерофеева – куратора выставки «Запретное искусство – 2006», состоявшейся у нас в музее в марте 2007 года, я считаю спецоперацией ФСБ или иных силовых структур. Накопилась разного рода информация, которая привела меня к такому выводу. Несколько месяцев назад Андрея Ерофеева вызвали на допрос, на который он пошел вместе с адвокатом Сергеем Александровичем Насоновым, они вернулись пораженные: в кабинете старшего следователя Коробкова на стене висела листовка РНЕ. А после окончания допроса, когда разговор становится более свободным, следователь почти буквально цитировал опубликованную в Интернете статью некоего Олега Кассина, который является лидером «Народного Собора». Причем текст статьи (я ее прочел) - зубодробительно националистический. Кассин – интересная фигура. Говорят, он не делает ничего публично существенного без согласования с соответствующими органами. Фамилия Кассина есть в материалах следственного дела, он был допрошен следователем, а протокол его допроса был предоставлен наряду с несколькими другими протоколами и фотографиями экспонатов эксперту, делавшему искусствоведческую экспертизу, хотя эксперты должны оценивать исключительно работы – больше ничего.
Буквально несколько дней назад следователь Коробков сказал мне в присутствии адвокатов Елены Липцер и Анны Ставицкой (мы приходили по вызову для участия в следственном действии), что им допрошено около 160 свидетелей обвинения, и что «народ требует закрыть Сахаровский центр, но посадить Вас хотят не все», а на вопрос – «Почему же он допрашивал только тех, кто хочет закрытия Центра?» ответил, смеясь, что выполняет требование народа.
Все это позволяет мне думать, что уголовное дело по поводу выставки – это спецоперация ФСБ или иных силовых структур. С моей точки зрения, важно, чтобы это прозвучало. Пусть это гипотеза, но ее стоило бы публично обсудить.
Искусствоведческая экспертиза была поручена следователем Наталье Энеевой – кандидату искусствоведения, научному сотруднику Центра изучения истории религии и Церкви Института всеобщей истории РАН. Она уже была экспертом на процессе по делу о выставке «Осторожно религия». Она искренний и честный человек. Выступая в суде, госпожа Энеева сказала, что последний раз на выставке современного искусства она была в 1993 году, что на нее она произвела ужасное впечатление, с тех пор на подобные мероприятия она не ходит и ходить не будет. Вот такому эксперту выданы не только изображения экспонатов, но и протоколы допросов людей, которые выступили инициаторами обвинения.
В материалах дела фигурируют фотографии, которые были добыты неизвестным образом. Следствие хранит абсолютное молчание по поводу их происхождения. Это молчание вполне объяснимо. Ни один экспонат выставки не был нами опубликован на сайте музея. Это наша принципиальная позиция. Работы на выставке современного искусства могут быть многим непонятны, могут быть восприняты как оскорбительные. Музейное помещение – особого рода, посетитель должен быть заранее готов постараться понять выставленные экспонаты, интерпретировать их. Выставочный зал – это культурное пространство со своими рамками допустимого, точно такое же, как пространство университета или церкви. Поэтому, если изображения экспонатов вырвать из контекста зала и опубликовать в Интернете или в газете, впечатление будет совершенно иным.
Вот как следователь определил результат выставки: «В результате проведения выставки «Запретное искусство – 2006» граждане, приверженные традиционным культурным ценностям русского народа, в особенности, граждане, исповедующие православную веру либо выражающие принадлежность или предпочтительное отношение к православному христианству, в том числе и в наибольшей степени – посетители выставки, подверглись при просмотре указанных экспонатов сильнейшему психотравмирующему воздействию чрезмерной силы, несущему прямую угрозу целостности личности и разрушения сложившейся у них картины мира, что явилось психотравмирующим событием и сильнейшим стрессовым фактором для них, причинило им непереносимые нравственные страдания и стресс, а также чувства униженности их человеческого достоинства». Это язык юридического документа, который предъявляет мне обвинение. Заявление о том, что выставка способна разрушить сложившуюся у граждан картину мира, придает ей эпохальное значение. В XX веке было четыре события, разрушившие картину мира у людей: начало Первой мировой войны, социалистическая революция, Великая Отечественная война и распад Советского Союза. Наша выставка становится пятым событием.
До сих пор ни в одном СМИ не была произнесена важная вещь: эта выставка посвящена проблеме цензуры и самоцензуры в современном изобразительном искусстве. Представленные на ней работы были отвергнуты различными музеями и галереями не по причине их низкого качества, а по причинам иного порядка. Мы бы хотели, чтобы на суде выступили люди, которые не считают выставку произведений, подвергнутых цензуре, разжиганием межнациональной и межрелигиозной розни. Я надеюсь, что люди культуры будут свидетельствовать, что обсуждение проблемы цензуры не может быть уголовным преступлением по определению.

21 мая 2007 года
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments