?

Log in

No account? Create an account
ОГФ, Оборона, нацболы, НБП, Марш несогласных

Марш несогласных

Сообщество российской оппозиции

"Другая Россия" в Петербурге проведет пикет в годовщину расстрела Дома Советов
флаги, "Другая Россия", лимонка
drugros_spb wrote in namarsh_ru
Оригинал взят у drugros_spb в "Другая Россия" в Петербурге проведет пикет в годовщину расстрела Дома Советов

Партия "Другая Россия" в Санкт-Петербурге проведет пикет в память о событиях 3-4 октября 1993 года.

Активисты намерены напомнить о том, что в результате государственного переворота управление страной захватили Ельцин и его группировка, и выразить недоверие действующей власти, которую считают нелегитимной и называют преемницей узурпаторов.

Кроме того, другороссы потребуют убрать с улиц города имена осуществлявших и поддержавших расстрел парламента деятелей. В Петербурге не должно быть библиотеки имени Ельцина, мемориальных досок Собчака и сквера имени Старовойтовой.

Акция пройдет 4 октября в 18:00 на улице 7-я линия Васильевского острова, площадка возле памятника бомбардиру. Пикет согласован с городскими властями.


БОЛОТНОЕ ДЕЛО: МГНОВЕНИЯ ПОЗОРА
asotnik wrote in namarsh_ru
БОЛОТНОЕ ДЕЛО: МГНОВЕНИЯ ПОЗОРА

Никулинский районный суд – венец путинского «правосудия». Он полностью копирует дьявольский образ и характер своего «недовождя». Именно сюда перенесли слушания по «Болотному делу». Перенесли, когда поняли, что в Мосгорсуд для поддержки узников 6 мая пошел народ. Это была мелкая месть крупной государственной гниды.
Объявлено, что заседание начнется в 11.30 утра. Мы с Дмитрием Мелехиным приходим вовремя. Ждем. Общественные защитники Дмитрий Борко и Сергей Делоне предупреждают:
- Здесь не принято начинать слушания вовремя. Ожидание может продлиться и час, и два, и три. Все непредсказуемо…
- Но ведь судья Никишина сама говорила, что это адвокаты пытаются затянуть процесс! – недоумеваем мы, на что слышим в ответ:
- Забудьте о логике, ее тут нет…
Прессу, несмотря на наличие аккредитации, в здание суда не пускают – до тех пор, пока не доставят подсудимых. Ждем долго, на улице, потом, чтобы согреться, решаемся войти в вестибюль. Помощник председателя суда, он же – пресс-секретарь – Арсен Погосян выходит к нам с недовольным видом. Повелевает подождать еще. Съемочную группу НТВ выпроваживает: «федерасты» умудрились явиться в суд, не имея аккредитации. Впрочем, им все равно не разрешили бы снимать сами подсудимые. Ибо – «НТВлжет».
В четверть третьего (мы с Дмитрием Мелехиным и фотографом Александром Барошиным за все это время даже не присели) нас зовут пройти внутрь. Поднимаемся на третий этаж. Здесь, за дверью с номером 303 – зал судебных заседаний.
В коридоре – поминальная атмосфера, как в прощальном зале крематория. Все говорят полушепотом. Нет ни стульев, ни лавочек, чтобы можно было хотя бы присесть: ведь в Никулинском суде человек должен почувствовать себя скотиной, витником, ничем. Он должен сломаться от унижения. Тот, кто устал, вынужден сидеть на полу. Впечатление, что через минуту-другую поставят пару табуреток и внесут гроб с телом безвременно усопшей Фемиды…
Ко мне подходит женщина, показывает в сторону окна в конце коридора:
- Там стоит «потерпевший подполковник», он вчера давал свои показания и заявил, что все, кто пришел поддержать подсудимых – и есть организаторы беспорядков 6 мая…
Мы с Дмитрием Мелехиным подходим к «терпиле» и узнаем в нем подполковника Беловодского Игоря Борисовича – да, да, того самого, что незаконно упек нас в автозак 19 июля на Манежной площади. Дима не выдерживает:
- А я вас знаю…
Беловодский бледнеет, но старается держать «морду кирпичом».
- Это вы нас незаконно задержали на Манежке несколько месяцев назад. Кстати, наш адвокат считает, что вы нарушили целых две статьи Уголовного Кодекса.
- Имеет право, - окисляется Игорь Борисович.
Я не выдерживаю:
- О каком праве вы можете говорить, когда сами служите бесправию?
Беловодский смотрит на нас взглядом нашкодившего пса, после чего поворачивается и, сдерживая трусливый шаг, уходит прочь, подальше от позора. Его физиономия почти сливается с цветом нелепой розовой рубашки…
Здесь же, в коридоре, мне указывают на еще одного «героя дня»: свидетеля Пенезева. Бритый хмырь, стыдливо подпирающий стенку и рассыпающийся растерянным взглядом. Этот «орел» снял на камеру момент, когда могучая Александра Духанина бросала асфальт в нежных полицейских, чем нанесла им травмы, увечья и моральные страдания. Заметив мой пристальный взгляд, Пенезев отворачивается. На секунду мне показалось, что он вот-вот вожмется в стенку, став органичной ее частью…
По коридору проводят подсудимых. Они утомлены, но держатся с достоинством. Собравшиеся аплодируют им: ведь, невзирая на бесчеловечные пытки, ребята не сломлены. Прессу впускают в зал судебных заседаний, но только на три минуты. Они были бы рады запретить съемку вовсе, но почему-то не решаются. И мы «выжимаем» из этого времени все, что возможно. Потому что понимаем: это – история. История позора, пятно которого лежит на каждом из нас.
10, 11 и 12 октября наш друг, блистательный фотограф Александр Барошин, проведет в Сахаровском центре фотовыставку, которая будет целиком состоять из работ, сделанных им на «Болотном процессе». У вас будет шанс прикоснуться к этой истории. Вы даже сможете взять себе на память ее вечные мгновения. А я готов провести аукцион. Это будет не шоу, но – рассказ о тех, кто сегодня расплачивается за наше общее молчание, за наш общий позор…

3 октября 2013 г.
Саша Сотник


Присужденные к пожизненному ограблению
t_moshkin wrote in namarsh_ru
Все что вы заработаете, может быть использовано против вас

Представьте себе, что однажды вы узнали, что ваш счет в банке заблокирован, новый вы открыть не можете, что уйкнула вся ваша зарплата, все ваши сбережения, все детские пособия.
Представьте, что в итоге вы почти никуда не можете устроиться на работу, и совсем никуда на приличную работу. Так как подавляющее большинство работодателей, и практически все работодатели, выдающие «белую» зарплату - работают только с банковскими картами.
Представьте, что клерки в банке на все ваши вопросы отвечают: «счет заблокирован – причину пояснить не можем», и многозначительно кивают.
Read more...Collapse )