December 28th, 2012

крылатский джихад

Взамен "Марша свободы" на Лубянке состоялась похоронное шествие ...

Оригинал взят у vaverkina в Взамен "Марша свободы" на Лубянке состоялась похоронное шествие ...
...с хороводами вокруг Соловецкого камня

Вера Лаврешина

По маршруту  шествия от метро "Лубянская"  до   Соловецкого  камня 15 декабря  сего года гражданам  было велено,  по "согласованию"  с властями,  скорбно и молча,  без всяких ненужных реплик, эмоций  и телодвижений,  возложить цветы к Соловецкому камню, после чего быстро убираться ко всем чертям.  Болотные походы  начала года,  во время которых граждане ничего не требовали  от Кремля и во всём слушались переговорщиков с властями,  якобы заботившихся об их безопасности ( на самом деле прекрасно нашедших общий язык с путинскими,  так как ничего менять в стране  тоже не собирались), -   эти самые походы с ленточками и песнями и должны были закончиться  молчаливой,  унылой  похоронной процессией.   Похоронами надежд на скорую победу. Если в 2013 году ещё останутся желающие отстаивать свои  гражданские права,  то это будут уже качественно  другие походы и другие требования.  Наскучившие  приёмы прежних забавников-аниматоров,  похоже,  уже  совсем  не работают.  Людям надоело маршировать  для разминки конечностей.  Время настало, теперь уже нужен и  ощутимый результат от "прогулок".  Душа требует перемен всё ещё у многих граждан.
Пришлось поехать, чтобы пробраться к камню и понаблюдать, не готовят ли путинские нам опять провокаций,  как это было  6  мая, чтобы окончательно  запугать людей,  похватав и засадив за решётку еще,  к примеру,  десятка два ни в чём не повинных  шествующих. И после этого вообще уже никто носа на улицу не высунет. Будут сидеть у телевизора и даже на кухне разговорчики всякие забудут.
.  Как всегда,  уже  в  переходе,  едва выйдя из метро "Лубянская",  идущие натыкались на многочисленные кордоны  из нашистов, всячески затрудняющих их продвижение на  площадь. Пространство на поверхности заранее было оцеплено автозаками и прочими полицай-машинами,  а также и самими полицаями,  в первую очередь,  из второго оперативного полка.  Сами потом  представлялись, когда захватили нас..
Люди,  преодолевая  препоны на пути,  медленно двигались по направлению к Соловецкому камню. Густой поток  идущих не прекращался.
На площадь я пришла вместе с Натальей Филоновой из "Солидарности",     она только утром прилетела из Забайкалья специально для выхода на Лубянскую площадь.  Завернувшись в оранжевый флаг,  она раздавала людям  привезённые газеты: "Почитайте о беспределе у нас в Забайкалье!" Скоро люди,  сплетясь руками,  начали включаться в некий танец,  наподобие греческого сиртаки,   захватывающий всё больше и больше пространство вокруг Соловецкого камня.  Образовалось вскоре и второе кольцо,  кружащее и скандирующее: "Свободу политзаключённым!",  "Долой полицейское государство!",  "Путлер, выпей яду!",  "Да здравствует учредительное собрание!"  и многое другое  хорошее по теме.  Стало наконец повеселее,  похоронное настроение  улетучилось,  зато оживились люди в форме.  Началось винтилово.
Мы ложились и сцеплялись,  нас растаскивали.  Часов с пяти  до  шести  вечера  граждан,   многие из которых активно сопротивлялись беспределу,  грузили по автозакам.  Бумажные СМИ впоследствии даже не упомянули о столь незначительном явлении,   как  стихийная акция в поддержку политзаключённых  и сопротивление  полицаям при  незаконном задержании.  Написали только,  что народ потоптался  застенчиво у камушка, чуть похныкал, положил цветы  и ушёл восвояси.  И никто ничего  не требовал,  Боже упаси.  Ведь  нам не разрешили здесь ничего требовать.  Читала об этом в "Новой газете" с большой тоской и стыдом.  Тишь да гладь у нас, просто в советском стиле.  Нам  запрещают,  мы слушаемся.  Главное - ничего не нарушать.
Довольно многих забрали тогда:  Макса Винярского,  Руслана Исламова, Олега Пыхтина,  Даниила Когтева,  друзей наших  из Нижнего Новгорода,  ну и нас с Натальей Филоновой.  Меня,  как  нарочно,  отделили от "своих",  утащили в самый что ни на есть "травоядный" автозак, одна барышня там была даже агрессивно-законопослушной. Она всё хватала меня руками и чуть не затыкала мне рот:"Не злите их! Не называйте полицаями, они не виноваты! Они просто свою работу  выполняют! Не делайте нам хуже!" Пришлось в конце концов прикрикнуть на неё. Народ в автозаке почти поголовно смотрел на мою войнушку с полицаями  крайне неодобрительно. На руках несли в участок  меня одну.
Из друзей-знакомых был только Олег Пыхтин,  вскоре  талантливо сбежавший у всех на глазах  из отделения на волю.  Познакомилась с молодым человеком по имени Сергей,  который сказал мне,  что во время следующего задержания обязательно испробует метод неповиновения и неподписания документов.  Возможно,  и из автозака откажется выходить. Так по одному - по два человека,  отказников становится больше.  Дело в том, что не только люди, но и сами менты явно мучаются,  заполняя на каждого задержанного десятки бумажек со множеством несуразностей  и  заказанной начальством  лжи.  Легко можно избежать многих мучений, а заодно и штрафа, не участвуя в этом балагане и отказавшись что-либо им подписать.  Задерживают  при категорическом отказе  примерно в одном случае из пяти,  проверяли.  И ещё: побеждает массовый  отказ. Тогда без последствий выпускают обычно всех. Откажись мы все, скопом, заполнять издевательские бумажки, нас бы быстрее отпустили.   Меня тоже,  возможно, отправили бы вместе с остальными домой.  А так - меня взяли и арестовали на десять суток.   Наказали единственную  из всех,  гулявших в тот день по Лубянке.  На то были кое-какие  причины, но об этом позже.
Без всякого паспорта меня узнали в Таганском ОВД:  я здесь уже бывала,  имеюсь в базе данных.  Вела я себя на этот раз просто образцово: стендов не разбивала,  стульев не переворачивала.  Просто молча,  не вступая в дебаты,  лежала на одном из столов в их "учебном классе". Таким образом я выражала протест против незаконного задержания ( а также места содержания),  что и объяснила им в доступной,  спокойной форме.  Однако полицаи,  видимо,  имели особое указание и,   не переставая,  по очереди подходили ко мне,  уговаривая  что-то им подписать.  Раз на десятый я  взорвалась и приказала им убираться ко всем чертям.  Они временно заткнулись,  потом пришёл их начальник,  также был послан к чёрту,  и  в итоге меня унесли в обезьянник. Что на самом деле совсем не плохо в качестве промежуточного этапа перед выходом на свободу,  поскольку в  ментовском  учебном классе находиться унизительно.
 Обидчивый начальник,  замечу я,  притащился не сразу,  а после приезда в участок народного заступника Антона Цветкова,  удостоенного недавно,  с лёгкой руки Павла Шехтмана (пострадавшего посадкой от его заступничества) звания "подментованного уёбка" от ОНК.  Этот "правозащитник" пошустрил немного в участке,  уехал,  а потом на меня с утроенной энергией навалились  мусора  с требованием:  "Протокол подпишите  и  на столе не лежите",  хотя вроде уже всем давно  это было по барабану.   Я отказалась.  Они бодро  подхватили  меня и понесли  за решётку.  И уже не выпустили.
Не зря,  явно не зря  поработал  в тот день  на благо народа  правозащитник Антон Цветков. 
Были и другие правозащитники,  во главе с Анной Каретниковой,  они заставили полицаев принести мне в клетку матрас. Такие  неслыханные удобства мне  создали  впервые за год.  Дежурный полицай  саркастически уточнил у меня меня при этом: "Надеюсь,  в сортир вы ходите самостоятельно? Или тоже носить надо?"
Всю ночь рядом со мной работал проклятый кондиционер.  Пришлось в матрас заворачиваться,  чтобы не окоченеть. Был у кондиционера и другой режим работы: обогрев,  правда, с оглушительным  рёвом.  Отключить  полностью   его почему-то было нельзя.  На вторые сутки  в клетке я предпочла  рёв,  как на взлётной полосе,  холоду.  И  даже перестала этот шум  замечать. Согреться важнее.
Возили меня на суд  17 декабря  к  г-ну Стеклиеву,  в Тверское отделение. Как и в прошлый раз,  в октябре,  держали меня в зале заседаний  силой за локти,  подтягивая  с полу на стул,  придавая мне вид сидящего перед судьёй провинившегося.  Не выносят эти господа лежачие забастовки,  а пора бы привыкать!  Всё чаще люди покидают зал  в знак протеста,  это уже обыденная вещь. То ли будет ещё,  притом очень скоро,  при  таких судах и судьях!  Думаю,  революция возьмёт начало в судебных апартаментах,  а вовсе не на улицах. 
Г-н Стеклиев мой бойкот судебной системе упорно не считывает.  Якобы не понимает,  что я отказываюсь от участия в процессе как таковом,   а вовсе не пользуюсь 51-й статьёй  Конституции,  дабы не свидетельствовать против себя.  Это не так. Уже год как я отделилась от этой завравшейся системы,  "эмигрировала" из неё простым способом неучастия в процедурах.  И всем советую игнорировать  всё это безобразие,  вместе с  её авторитарной Конституцией и прочей проституцией.
Судила меня опять пресловутая "тройка":  судья да два конвоира,   то и дело втаскивающих меня на стул для видимости приличия,   пока г-н Стеклиев бубнил о фактах моего неповиновения "законным требованиям полиции".  В дверях  стоял  судебный пристав,  следил,  чтобы никто не вошёл и не помешал нашему интиму. 
Я объявила им о сухой голодовке,  которую держу с  15 числа,  в связи с незаконным задержанием.  А ещё отказалась отвечать на какие-либо вопросы.  Получила 10 суток.
После  вынесения  приговора мне удалось переброситься нескольким фразами с друзьями,  подоспевшими,  когда  уже  всё было решено,  без их присутствия и участия.   Они мне напомнили,  что факты голодовок  у нас осуждаются так называемым правозащитным сообществом  и упоминаются как-то вскользь,  небрежно,    как нечто несерьёзное,  вредное.   Непредъявление документов  чаще всего правозащитниками  осуждается.  При том,  что других впечатляющих   способов воздействия на эту хамскую власть практически не остаётся.   Печально  такое несовпадение во мнениях.
Любопытный эпизод случился  перед моей отправкой в спецприёмник.  Подошёл конвой к обезьяннику,  трое огромных детин с погромыхивающими  на поясе наручниками.  Старший спрашивает меня: "Если мы сейчас крикнем,  что Путин - вор,  вы пойдёте сами в машину?  Путин - вор!  Всё,  вот я  и  сказал. Так пойдёте?"  Вот оно как.  Подлизываться  пробуют.  Я посмотрела на них  молча  и  мрачно. Они вздохнули,  взяли меня,  понесли.
У спецприёмника на Симферопольском бульваре  была очередь из машин  с   доставленными арестантами,  половина из которых  - ГАИшные.  Из окна машины,  в которой мы  проторчали в ожидании около двух часов,  я отчётливо видела  автобусную    остановку напротив,  через дорогу,  и находящихся там на пикете людей.  Макса Винярского  я узнала   сразу и безошибочно.  На улице стоял трескучий мороз,   пикетчики  то и  дело пританцовывали,  чтобы согреться,   а  я-то   сидела в тепле,   хоть и с троими вертухаями...
Я  окликнула их,   когда они проходили потом мимо  автомобиля,   где   под охраной  находилась я,     к  метро,  но сквозь стекло они ничего не услышали.
Забавно, что в спецприемнике приняли меня почти дружелюбно.  Обшарили металлоискателем - и отстали.  Подписывать бумаги не заставляли.  Сами принесли матрас,  одеяло ( привлекли  для этого моих соседок по камере),  даже бельё постельное выдали (если можно так назвать грязные рваные тряпки).
- Как только понадобится "скорая",   зовите нас,  - дружелюбнейшим образом предлагали охранники, - мы с удовольствием проводим вас в больницу!
Никаких вопросов, что не пора ли мне в дурдом с моими голодовками,  больше не звучало!  Контингент  оказался  вполне обучаем с ходом времени. Прогресс очевиден.  "Голодайте на здоровье",  "имеете полное право"  и  тому подобные  либеральные  высказывания   прошлой весной,  когда я сюда с первой голодовкой попала,  мне даже и не снились.  Я здесь лежала  тогда  на голых шконках  в наказание за отказ приветствовать начальника тюрьмы.  И,  как ясная перспектива,   назревал вызов   психиатрической  перевозки.
С сокамерницами на сей раз крупно не повезло.  Неприятные девицы попались.  Две из них сидели за пьяную езду,  одна   - за нападение на мать с ножом. Та подала на дочку  заявление. в суд.  Дочка  по телефону старалась  заставить родительницу документ из органов забрать.  Кроя её трёхэтажным матом.  И угрожая ее  уделать окончательно.  Первый раз она села за нечто подобное в 16 лет. Все три красавицы  были мне явно не рады,  чего и не скрывали. Не их я поля ягода.   Вначале  я,  по наивности,  посоветовала им подать ментам заявление об отказе от общественных работ.  А то,  я заметила,  их то и дело заставляют то дежурку мыть,  то коридор,  то грязное бельё сортировать. Но они меня заверили, что им это нравится,  так как заняться  здесь  всё равно нечем.
За услужливость им часто давали  позвонить из дежурки.  А я сразу,  автоматически,  была зачислена во враги народа.  За  презрение к ментам.  Они-то их вовсе не презирали,  а подлизывались и приспосабливались к ним.  Так как  были на них сами похожи.
В течение срока моего пребывания в одной с ними камере мы вообще не разговаривали.   Не нашлось о чём.  Попросить у таких мобильник, чтобы позвонить сыну,  язык не повернулся.  А мобильник у них был. 
 20 декабря мне стало нехорошо: сердцебиение, слабость.  На перекличке я сообщила,  что мне нужен корвалол с валерьянкой. Пришла фельдшер,  померила мне давление,  оказалось 200,   как и в прошлый раз,  в октябре.  Вызвали  "скорую".  И я под конвоем поехала в терапию 7-й горбольницы.
В трёхместной палате была одна женщина,  по имени Зина . Она испугалась,  увидев  полицейское сопровождение следом за моей каталкой.  Думала, что я наркоманка или ещё какая преступница. Я её быстро успокоила, объяснив, что  я неопасная:  поплатилась за хоровод вокруг Соловецкого камня. Помимо конвоя,  в палату следом за мной скоро ввалились ещё два гонца от г-на Рассказова, начальника тюрьмы  на Симферопольском, 2-г.  Причём один из них - его заместитель. Они предложили мне подписать бумагу о том, что   по окончании срока лечения я добровольно явлюсь в спецприёмник   отбывать  оставшиеся 4, 5 суток.  Я отказалась,  и они запечатлели мой негативизм на камеру.  Я пообещала им,  что,  если они поймают и потащат меня  назад досиживать оставшиеся  сутки,  как это было проделано недавно с Геннадием Строгановым,  схваченным на Чистых прудах  и заключённым под стражу,  я немедленно возобновлю голодовку.  В результате чего Новый год, а заодно и Рождество Христово  они будут праздновать,  возясь со мной:  вызывая  мне "скорую" и  карауля  по больницам.
Конвой мой довольно быстро исчез следом за своими начальниками.  Сторожить меня было глупо: куда я убегу из-под капельницы, не держась на ногах?  Они и уехали. 
Отказываться от лечения я не собиралась,  наоборот: нужно было побыстрее восстановиться.
Когда мне был возвращён мобильник,  начались звонки.  Одним из первых позвонил Надир Фаттяхетдинов,   правозащитник,  и заверил  меня,  что моё пребывание на лечении в больнице идёт в зачёт срока  отбывания наказания в спецприёмнике.  И схватить меня на выходе из стационара,  чтобы тащить в камеру "досиживать"  они не имеют права. Это очередной произвол.
Что же,  тем лучше,  я к ним и не собиралась.  Мы тут недавно весело  и непринуждённо  пережили очередной "конец света",  намеченный на двадцатые числа декабря,  скоро наступит новый год с качественно новыми задачами и способами их достижения,  и нам предстоит много интересного на воле.










                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               

Изгнание дьявола

Оригинал взят у gmichailov в Изгнание дьявола
Наши депутаты возомнили себя Экзорцистами - изгноняющими бесов и других сверхъестественных существ из одержимого с помощью молитв законов, обрядов определенной религии.
Осталось только РПЦ подтвердить диагноз...

Они увидели Бесов, вселившихся в Владимира Познера.
Не иначе как одержим, американскими и французскими Бесами. А заразился он, вероятно, когда жил в Америке и Франции...
Зампред комитета по безопасности и противодействию коррупции Андрей Луговой в эфире «Ъ FM»: «Познер со своими такими высказываниями хорошо устроился в этой жизни. Его работа на государственном канале дискредитирует российский народ. Его неприличные высказывания нельзя допускать на федеральных каналах».
Collapse )

А это история вопроса... Где Бесы оговаривают Познера на 2.40 минуте...


З.Ы. По-моему мы уже слишком далеко зашли.
Мне кажется мы прошли точку невозврата.
ВЕРХИ полностью себя дискредитировали... и продолжают с маниакальной одержимостью.
Там ли они ищут Бесов?


И снова про антропоморфизм

Оригинал взят у pteroalex в И снова про антропоморфизм
Президент России Владимир Путин подписал закон, в котором в ответ на принятый в США "закон Сергея Магнитского" вводятся запреты на усыновление российских сирот гражданами США и на работу в России "политических" НКО с участием обладателей американского паспорта.
Подписал, конечно. Даже толики сомнений не было в том, что подпишет... Меня удивляют охи да ахи по поводу этого акта, раздающиеся во всех оппозиционных лакунах.
Снова и снова я призываю всех страдающих по этому поводу - не обращайте никакого внимания на мотивацию тех или иных телодвижений властных людоедов. Просто констатируем в очередной раз - они такие! Мы не изумляемся, глядя на то, как скарабей поедает навоз. Нас ведь не удивляет тот факт, что касатки пожирают зазевавшихся пингвинов, как обжора пельмени. Да, птичек жалко! (с) Но и у скарабеев случается несварение желудка, а у касаток бывает заворот кишок.
Нам нужно просто придумывать свои алгоритмы действий, исходя из того, что они говноеды, трупоеды...

вопрос референдума

Оригинал взят у yuri_fatenko в вопрос референдума

Витта Владимирова : Искусство невозможного: референдум по вопросам конституционной реформы

Получить ответ на вопрос: могут ли российские граждане инициировать проведение референдума по вопросам конституционной реформы, мы сможем, только проведя собрание инициативной группы и подав необходимые документы в Мосгоризбирком.




Считаете ли необходимым, чтобы народовластие в РФ осуществлялось на принципах всеобщего, равного, прямого избирательного права?

В порядке комментария.
ПОДЛОжная Конституция (нас обокрали)