July 17th, 2012

флаги, "Другая Россия", лимонка

Коалиция "Градозащита" и гражданские активисты подали петицию протеста на имя Полтавченко

17 июля активисты коалиции "Градозащита", а также возмущённые предстоящей «реконструкцией» жители Московско-Ямской слободы подали петицию протеста на имя губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко. В ней граждане требуют исключить их квартал из программы реновации и отменить строительство бизнес-центра и многоквартирного дома в их квартале.

В 12 часов группа из 30-40 местных жителей, а также пришедших их поддержать активистов коалиции "Градозащита" собрались у пропилей Смольного, после чего направились в приемную правительства города. На месте проведения мероприятия дежурило несколько машин сотрудников милиции, однако они не вмешивались в происходящее. При входе на территорию внутреннего двора приемной охрана здания потребовала от жителей проходить по одному, однако под напором активистов охранники были вынуждены пропустить всех желающих.


Collapse )

(no subject)

Особая буква

Цензура в Рунете и так отменно работала, а с принятием известного закона она расцветет буйным цветом

Довели до точки Ru

Довели до точки Ru

Дмитрий КИРИЛЛОВ,

трэш-экскурсовод по российской политике

«Особая буква» и подкаст-терминал Podster.Ru представляют еженедельную авторскую передачу «Говорит Кириллов» — трэш-экскурс в российскую политику.

16 июля 2012
Cleo

Марш на Смольный в защиту исторической застройки (СПб.)



Сегодня, 17 июля, жители Московско-Ямской слободы, активисты коалиции «Градозащита» и их сторонники провели одну из самых ярких акций лета 2012 года – Марш на Смольный. Петербуржцы требуют отказаться от планов варварской «реконструкции» исторического квартала на Воронежской улице, запретить снос ценных старинных зданий и отменить запланированное на этом месте коммерческое строительство.

Колонна градозащитников прошла по улице Смольного до Пропилей, где манифестантов уже поджидали две «Газели» и внушительный наряд полиции по главе с полковником. По подсчётам, на каждых двух оппозиционеров приходился сотрудник правоохранительных органов. Всех участников акции, их импровизированные выступления и общение с прессой тщательно фиксировали с помощью видеокамеры. При входе на территорию внутреннего двора приемной губернатора охрана попыталась задержать оппозиционеров – мол, разрешается пройти только одному человеку, однако под напором активистов охранники были вынуждены пропустить всех желающих.

Напомним, 28 июня в администрации Фрунзенского района прошли слушания по проекту планировки и межевания исторического квартала, ограниченного наб. Обводного канала, Воронежской, Курской и Боровой улицами. Этот квартал, несмотря на то, что его основу составляет застройка конца XIX - начала XX века, в том числе работы очень известных архитекторов, по договорённости чиновников с представителями бизнеса попал под очередную "реконструкцию". В её рамках компания «БФА - Development» собирается снести минимум три исторических дома (на Воронежской ул., 45; Воронежской, 49/12; Курской ул., 10) и возвести на их месте гигантский бизнес центр, а также высотный жилой комплекс.

Как установили участники местной инициативной группы, а также поддержавшие их активисты «Градозащиты», представленный проект содержит грубые нарушения действующего законодательства: снос старинных зданий, формирование участков по обрезам фундаментов, сокращение площади зелёных насаждений и многое другое.
Компания-инвестор, как выяснилось, уже прославилась в нашем городе незаконными сносами – например, на ул. Некрасова, 14; Баскове пер., 7, и даже совсем рядом – на углу Обводного и Боровой улицы, где был уничтожен особняк владельцев Новой бумагопрядильной мануфактуры.

Collapse )
Скобов

Кто распял Христа

Оригинал взят у alexanderskobov в Кто распял Христа

Грани.Ру | Александр Скобов: Самодонос

Г-н Чаплин предпринял собственное расследование на предмет того, кто же на самом деле распял Христа. В кругах, почитающих г-на Чаплина за выразителя собственных взглядов, всегда принято было считать, что Христа распяли жЫды. Но г-н Чаплин демонстрирует способность отойти от некоторых традиционных стереотипов и приходит к прямо-таки сенсационному выводу: Христа распяла тогдашняя либеральная интеллигенция. В этом не оставляет никакого сомнения данное г-ном Чаплиным описание фарисеев, которые, по его мнению, и обеспечили римским оккупантам и местным жуликам и ворам необходимые формальные основания для расправы. Они любили приспосабливать религиозные нормы к «современной жизни». Любили молиться не в синагогах, а по домам, предвосхищая «приватную религиозность», модную в определенных кругах XXI века. Отделяли себя от непросвещенных обывателей, от заевшегося священства, от тех, кто сотрудничал с ненавистной оккупационной властью. Призывали к отделению религиозной власти от светской – у второ



Станислав Дмитриевский - Вновь собираясь в каталажку...



Только что в моем отношении был сфабрикован административный материал, в коем утверждается, что я, матершинник и мелкий фулюган, воспрепятствовал работе психиатрической больницы. Очевидно, в ближайшие дни попытаются отправить меня на 15 суток под очередной административный арест.

История, вкратце, такова. 18 июня я, бизнесмен Юрий Гольберг, помощник депутата государственной думы Марина Чуфарова и члены «Другой России» супруги Александр и Екатерина Зайцевы заняли дом № 98 по ул. Большая Покровская, чтобы воспрепятствовать сносу этого объекта культурного наследия. В результате памятник снесли, а всю нашу кампанию судья Юлия Китаева отправила под арест на срок от 8 до 15 суток.

В камере спецприемника я сидел с Сашей Зайцевым. В один из дней его подняли наверх и куда-то увезли. Спустя три часа он вернулся и сообщил, что его возили на призывную комиссию в военкомат — двое участковых и один фээсбэшник в гражданке. Но комиссию он так и не прошел — сначала на его глазах за взятку был арестован терапевт, а потом врач-психиатр поинтересовался у ментов, почему Саша в наручниках. Те удачно пошутили, что он кусается, однако врач воспринял данную инфу серьезно и выписал Зайцеву направление на стационарную психиатрическую экспертизу.

Посему Саша опасался, что после истечения срока его не освободят, а незаконно упекут в дурку. Незаконно потому, что госпитализация может быть осуществлена либо с согласия лица, либо по рещению суда — и то и другое отсутствовало. И надо еще добавить, что Зайцев от армии никогда не бегал; однако, не смотря на полных 24 года призывать его никто не торопился — видимо, как нацбола, опасного «экстремиста». Но тут, очевидно, поступил приказ — и Сашу записали в злостные уклонисты. Я освободился на два дня раньше Зайцева, и 3 августа вместе с толпой гражданских и политических активистов ожидал супругов у кутузки.

Наши опасения подтвердились — за 5 минут до времени освобождения из ворот спецприемника выехала «Газель» с включенной сиреной и умчалась в неизвестном направлении. В окне маячил унылый профиль Саши. Чрез несколько минут из тех же ворот с совершенно подавленным видом вышла его супруга. Так как срок его ареста истек, и судебное решение о его госпитализации отсутствовало, то стало очевидно, что Саша был попросту похищен и незаконно удерживался ментами.

Далее в течении буквально получаса нам удалось осуществить операцию «Быстрота и натиск» по освобождению Зайцева. От своих источников мы быстро получили информацию, что Сашу отвезли во Вторую городскую психбольницу. Прибыв туда, мы увидели в коридоре двух людей в штатском, совершенно не похожих ни на врачей, ни на пациентов. При нашем появлении они быстро вышли из здания. Минуты через три мы обнаружили Сашу в приемном покое под контролем двух участковых и врачихи. Первой вошла Катя с криком «Вот мой похищенный муж». Затем я сказал Саше: «Собирайся и иди домой — никто не имеет права удерживать тебя против твоей воли». Саша собрал вещи (две сумки), взял со стола свой паспорт, и мы спокойно вышли из здания. Из далека были слышны недоуменные крики вышедших в коридор участковых: «А куда делись фээсбэшинки». Через 15 минут Зайцев уже сидел в комитете солдатских матерей...

И вот сегодня ко мне домой явился участковый майор Краснов и продемонстрировал заявление заведующей отделением № 5 психиатрической больницы № 2 города Нижнего Новгорода Сачко Екатерины Михайловны, в коем сия служительница Асклепия доносит предержащим властям:

«...Этот неизвестный мужчина высказал мне оскорбление в грубой нецензурной форме. На мои замечания не реагировал. Он меня грубо нецензурной бранью оскорбил. Затем мне показали фотографии и я узнала, что мне угрожал и меня оскорблял Дмитриевский Станислав Михайлович 1966 г.р. Прошу привлечь его к административной ответственности. Своими действиями он также изменил нормальную работу больницы № 2. Затем он вмешался в мою трудовую деятельность с целью невыполнения служебных обязанностей».

Кляуза, очевидно под диктовку ментов, составлена 12 июля, то есть через 8 дней после предполагаемого фулюганства (неделю эти умы криминалистики думали, как меня прижучить). Этим же числом датируются рапорта участковых Евгения Николаевича Барышева и Александра Александровича Кротова о моей грубой нецензурной брани в стенах храма отечественной психиатрии, которые, как выяснилось, проводили там операцию «Призывник». Оба рапорта идентичны по тексту.

При мне у меня дома был составлен протокол о совершении мною административного правонарушения по ст. 20.1 КоАП РФ: «Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Санкция — до 15 суток административного ареста.
Надо сказать, что матом я не ругаюсь принципиально - по религиозным и эстетическим соображениям. Наивные друзья спрашивают, не боятся ли менты и врачиха Бога — все же лжесвидетельство тяжкий грех. Я думаю, эти люди просто не подозревают о Его существовании.

Все это дело, исключая заведомо ложный донос курицы-врачихи, сшито с вопиющими нарушениями: например, протокол составлен аж через 15 дней после предполагаемого события, а по кодексу на это отводится не более двух дней.
Но зная наш «суд», уже пакую свой кутузкин чемоданчик — книги, молитвослов, туалетная бумага, ручка, блокнот...

read more at Стратегия-31 в Нижнем Новгороде



Станислав Дмитриевский - Вновь собираясь в каталажку...



Только что в моем отношении был сфабрикован административный материал, в коем утверждается, что я, матершинник и мелкий фулюган, воспрепятствовал работе психиатрической больницы. Очевидно, в ближайшие дни попытаются отправить меня на 15 суток под очередной административный арест.

История, вкратце, такова. 18 июня я, бизнесмен Юрий Гольберг, помощник депутата государственной думы Марина Чуфарова и члены «Другой России» супруги Александр и Екатерина Зайцевы заняли дом № 98 по ул. Большая Покровская, чтобы воспрепятствовать сносу этого объекта культурного наследия. В результате памятник снесли, а всю нашу кампанию судья Юлия Китаева отправила под арест на срок от 8 до 15 суток.

В камере спецприемника я сидел с Сашей Зайцевым. В один из дней его подняли наверх и куда-то увезли. Спустя три часа он вернулся и сообщил, что его возили на призывную комиссию в военкомат — двое участковых и один фээсбэшник в гражданке. Но комиссию он так и не прошел — сначала на его глазах за взятку был арестован терапевт, а потом врач-психиатр поинтересовался у ментов, почему Саша в наручниках. Те удачно пошутили, что он кусается, однако врач воспринял данную инфу серьезно и выписал Зайцеву направление на стационарную психиатрическую экспертизу.

Посему Саша опасался, что после истечения срока его не освободят, а незаконно упекут в дурку. Незаконно потому, что госпитализация может быть осуществлена либо с согласия лица, либо по рещению суда — и то и другое отсутствовало. И надо еще добавить, что Зайцев от армии никогда не бегал; однако, не смотря на полных 24 года призывать его никто не торопился — видимо, как нацбола, опасного «экстремиста». Но тут, очевидно, поступил приказ — и Сашу записали в злостные уклонисты. Я освободился на два дня раньше Зайцева, и 3 августа вместе с толпой гражданских и политических активистов ожидал супругов у кутузки.

Наши опасения подтвердились — за 5 минут до времени освобождения из ворот спецприемника выехала «Газель» с включенной сиреной и умчалась в неизвестном направлении. В окне маячил унылый профиль Саши. Чрез несколько минут из тех же ворот с совершенно подавленным видом вышла его супруга. Так как срок его ареста истек, и судебное решение о его госпитализации отсутствовало, то стало очевидно, что Саша был попросту похищен и незаконно удерживался ментами.

Далее в течении буквально получаса нам удалось осуществить операцию «Быстрота и натиск» по освобождению Зайцева. От своих источников мы быстро получили информацию, что Сашу отвезли во Вторую городскую психбольницу. Прибыв туда, мы увидели в коридоре двух людей в штатском, совершенно не похожих ни на врачей, ни на пациентов. При нашем появлении они быстро вышли из здания. Минуты через три мы обнаружили Сашу в приемном покое под контролем двух участковых и врачихи. Первой вошла Катя с криком «Вот мой похищенный муж». Затем я сказал Саше: «Собирайся и иди домой — никто не имеет права удерживать тебя против твоей воли». Саша собрал вещи (две сумки), взял со стола свой паспорт, и мы спокойно вышли из здания. Из далека были слышны недоуменные крики вышедших в коридор участковых: «А куда делись фээсбэшинки». Через 15 минут Зайцев уже сидел в комитете солдатских матерей...

И вот сегодня ко мне домой явился участковый майор Краснов и продемонстрировал заявление заведующей отделением № 5 психиатрической больницы № 2 города Нижнего Новгорода Сачко Екатерины Михайловны, в коем сия служительница Асклепия доносит предержащим властям:

«...Этот неизвестный мужчина высказал мне оскорбление в грубой нецензурной форме. На мои замечания не реагировал. Он меня грубо нецензурной бранью оскорбил. Затем мне показали фотографии и я узнала, что мне угрожал и меня оскорблял Дмитриевский Станислав Михайлович 1966 г.р. Прошу привлечь его к административной ответственности. Своими действиями он также изменил нормальную работу больницы № 2. Затем он вмешался в мою трудовую деятельность с целью невыполнения служебных обязанностей».

Кляуза, очевидно под диктовку ментов, составлена 12 июля, то есть через 8 дней после предполагаемого фулюганства (неделю эти умы криминалистики думали, как меня прижучить). Этим же числом датируются рапорта участковых Евгения Николаевича Барышева и Александра Александровича Кротова о моей грубой нецензурной брани в стенах храма отечественной психиатрии, которые, как выяснилось, проводили там операцию «Призывник». Оба рапорта идентичны по тексту.

При мне у меня дома был составлен протокол о совершении мною административного правонарушения по ст. 20.1 КоАП РФ: «Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества». Санкция — до 15 суток административного ареста.
Надо сказать, что матом я не ругаюсь принципиально - по религиозным и эстетическим соображениям. Наивные друзья спрашивают, не боятся ли менты и врачиха Бога — все же лжесвидетельство тяжкий грех. Я думаю, эти люди просто не подозревают о Его существовании.

Все это дело, исключая заведомо ложный донос курицы-врачихи, сшито с вопиющими нарушениями: например, протокол составлен аж через 15 дней после предполагаемого события, а по кодексу на это отводится не более двух дней.
Но зная наш «суд», уже пакую свой кутузкин чемоданчик — книги, молитвослов, туалетная бумага, ручка, блокнот...

read more at Стратегия-31 в Нижнем Новгороде