August 14th, 2009

Восстановлено

Пикет памяти правозащитников Заремы Садулаевой и Али Джабраилова

Москва, традиционный четверговый правозащитный пикет на Пушкинской площади (непрерывно стоит с марта 2000, с начала второй чеченской войны). 13 августа пикет на Пушкинской посвящён памяти правозащитников Заремы Садулаевой и Али Джабраилова.

Collapse ) 
Ещё фото здесь: http://fotki.yandex.ru/users/andrei-naliotov/album/45736/

ха


А дело было так...

Нас, пятнадцать нацболов привезли с изолятора после акции на знаменитую Петровку-38. В аккурат после всевеликого "Дня Милиционера". Везли в ментовской "Газели". Нам было очень весело - ибо экшн прошел суперуспешно. Захватили здание, развесили боевые стяги, приковались - ОМОН брал часа полтора, за это время 5 независимых ТВ-каналов на всю Европу картинку успели показать.
А было весело почему? На хате изолятора, куда нас закинули, оказалось аж 18 НБ-братьев. Лепота! Хошь газету свою собственную издавай (что мы и делали), хошь ходи строем по приколу и устраивай литературные вечера. Так вот, фича в том, что ради променада менты повезли нас на Петры. Типа, после хуевого Дня Милиции им было заподло самим убирать за собой горы пустых бутылок. А нам - чисто съезить. Поразмяться. Из "Газели" выгружается пехота нацболов и Санчо Ирокез весело командует:
- Орлы! Построение!
Народ строится.
Похмельный мент с кожаной папкой подмышкой долго пересчитывает и объявляет "фронт работ". А мы хуй клали на этот самый фронт. Так я с Сашей ментам и объявляю. Дескать, вас заебало? Окейно, мужички, везите обратно!" Пока спор да дело, захожу на крыльцо и закуриваю возле "Мерса" генерала Пронина (001 - дичайший фрейдизм). И тут спускается с лестницы она - эта женщина:



Я ее до этого видел только в выпусках НТВ-шных проектов а ля "Криминал-ТВ". Знал, разумеется, что она пресс-секретарь от Москвы. А юмор заключался в той ситуации, что я падкий на одежный гламур (голодным буду сидеть, но на последние от Кензо) и во время акции ОМОН меня брал в приличном полупальто, черных брюках и т.п.
Высокий, приедставительный, одетый прилично и с щетиной десятидневной (тоже модно), подхожу и желаю стрельнуть пусть хоть дамскую, но сигаретку. И тут меня ведет. Чисто по профессиональному толку:
- День добрый. Газета "МК" в Рязани". Замредактора Антон Евгеньевич. Как ваше ведомство могло бы прокомментировать недавнюю акцию так называемых нацболов по захвату "Сургутнефтегаза"?
Ее тоже профессионально срубило. Это мотивация. Начала заученно тарабанить в мой услужливо подставленный кулак (диктофона не было). Я задавал типичные для данной ситуации вопросы, она заведомо на них реагировала. Как актеры в дурной пьесе. Я, кстати, в этот момент абсолютно забыл о своем задержании - работал. И она тоже. Интересная ситуация. Потом дама пригласила в свой кабинет отксерить документы по факту задержания. Я уже начал снова чувствовать себя вольным журналистом, если бы не пост констроля. Тамошний мент бдительно посмотрел на ноги странного гостя. Шнурков на моих туфлях не было...

Михаил Жванецкий "Турникеты"

В конце каждой улицы поставить турникеты. Конечно, можно ходить и так, и на здоровье, но это бесшабашность – куда хочу, туда и хожу. В конце каждой улицы поставить турникеты. Да просто так. Пусть пока пропускают. Не надо пугаться. Только треском дают знать. И дежурные в повязках. Пусть стоят и пока пропускают. Уже само их присутствие, сам взгляд... Идешь на них – лицо горит, после них – спина горит. И они ничего не спрашивают... пока. В этом весь эффект. И уже дисциплинирует. В любой момент можно перекрыть. Специальные команды имеют доступ к любому дому и так далее.

По контуру площадей – по проходной. Вдоль забора идет человек, руками – об забор. Ну, допустим, три-четыре перебирания по забору – и в проходную, где его никто не задерживает, хотя дежурные, конечно, стоят. Красочка особая на заборе, ну, там, отпечатки и так далее. Да боже мой, никто с забора снимать не будет – бояться нечего. Но в случае ЧП... отпечатки на заборе, и куда ты денешься? А пока пусть проходят и без документов. Хотя при себе иметь, и это обязательно на случай проверки, сверки, ЧП. То есть, когда идешь на дежурного, уже хочется предъявить что-нибудь.

Пройдешь без предъявления – только мучиться будешь. Со временем стесняться проверок никто не будет.Позор будет непроверенным ходить. Тем более – появляться неожиданно и где попало, как сейчас. Или кричать: «Мой дом – моя крепость» – от внутренней распущенности.

Но в коридорах дежурных ставить не надо. Пока. Начинать, конечно, с выхода из дома. Короткая беседа: «Куда, когда, зачем сумочка? Ну а если там дома никого, тогда куда?» И так далее. Ну, тут же, сразу, у дверей, чтоб потом не беспокоить. И ключик – на доску. Да, ключик – на доску. То есть чтоб человек, гражданин не чувствовал себя окончательно брошенным на произвол. Разъяснить, что приятнее идти или лежать в ванной, когда знаешь, что ты не один. Что бы ты ни делал, где бы ты ни был, ну, то есть буквально – голая степь, а ты не один, и при любом звонке тебе нечего опасаться – подымаются все. При любом крике: «Ау люди!» – из-под земли выскакивает общественник: «Туалет за углом» – и так далее. Ну, это уже ЧП, а гулять надо все-таки вчетвером, впятером.

А если в гости – не забыть направление. Это тоже обязательно. От своего дома оформляется местная командировка в гости: убыл, прибыл, убыл.
Ну, конечно, дать диапазон,чтоб человек чувствовал себя свободно. Хозяин буквально чем-нибудь отмечает. Ну буквально, ну чем-нибудь буквально. Ну, да той же печатью, Господи. Но ставить время с запасом, чтоб гость неторопливо собирался.

Контроль личных сумок – даже и не надо в каждом доме, только в узловых пунктах: подземный переход, вокзал, базар. Для чего? Чтоб примерно питались все одинаково. Это что даст? Одинаковые заболевания для врачей, одинаковый рост, вес для пошивочных мастерских и, конечно, поменьше незнакомых слов, поменьше. Употреблять буквально теслова, что уже употребляются. Чтоб не беспокоить новым словом. И для красоты через каждые два слова вставлять «отлично», «хорошо» и так далее. Ну, например: «Хорошо вышел из дому, прекрасно доехал, отлично себя чувствую, одолжи рубль...» – и так далее.

Начинать разговор так: «Говорит номер такой-то». Да, для удобства вместо фамилии – телефонные номера. Имена можно оставить. Это и для учета легче, и запоминается. Допустим: «Привет Григорию 256-32-48  от Ивана 3-38-42». Пятизначник. Уже ясно, из какого города, и не надо ломать голову над тем, кто кому внезапно, подчеркиваю – внезапно, передал привет. Со временем, я думаю, надо будет брать разрешение на привет, но очень простое. Я даже думаю, устное.

С перепиской тоже упростить: все письма писать такими печатными буквами, как вот эти индексы на конверте. Вначале, конечно, непривычно, выводить долго, но настолько облегчается работа почты... И в таком состоянии много не напишешь. И конечно, вместо автоматических телефонных станций я в восстановил старые, с наушниками и ручнымвтыканием в гнезда. Вот подумайте – много людей освободится. Причем для упрощения и удобства с выходящими из дому беседует уличный контроль.

Дальше – контроль проспектов, потом – площадей. С теми, кто из города, работает высококлассный междугородный контроль.
Ну а, не дай бог, при выходе из государства – вовсю трудится наша гордость, элита – общевыходной дроссельный контроль под условным названием «Безвыходный». У них и права, и техника, и максимум убедительности, чтоб развернуть колении тело выходящего назад. Лицо можно не трогать, чтоб не беспокоить. То есть в такой обстановке горожанин и сам не захочет покидать – ни, ты понимаешь ли, родной город, ни, ты понимаешь ли, родную улицу, а потом и дом станет для него окончательно родным.
МЦПЧ
  • mcpch

Медведев ждёт инспекторов ГИБДД

Житель Екатеринбурга с помощью Правоохранительного портала Российской Федерации подал заявление в ГИБДД, где описал ситуацию, объяснил, что Медведев нарушил пункт 2.1.2 правил дорожного движения , а также дал ссылки на сюжет телеканала "Вести" и на фотографию, где видно, как президент управляет автомобилем, не пристегнувшись ремнем.

Заявление было принято сегодня, 14 августа, ему присвоен номер 20461. Ответ из ГИБДД о судьбе заявления будет получен в течение 10 дней.


Комментарии жителей Екатеринбурга на портале е1 внушают оптимизм, что общество ещё не потеряно ))