zajkov (zajkov) wrote in namarsh_ru,
zajkov
zajkov
namarsh_ru

Сергей Зайков КАК УБЕДИТЬ УПРАВЛЯЮЩУЮ КАМПАНИЮ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ИСКА.
Не на того нарвались или как выиграть суд за полчаса на стадии заявления ходатайств.

Суды по ЖКХ – практически всегда суды политические. Ведь когда на жильца подает иск в суд какое-нибудь жилищно-коммунальное предприятие, то не важно, является ли оно муниципальным или коммерческим, управляющей кампанией или «Томскими коммунальными системами». Потому, что за ней всегда стоят чиновники. Разворовывающие муниципальные деньги, состоящие в доле через подставных лиц, либо получившие взятку.
Обычный человек оказывается в суде один против всей махины чиновничьей власти, поддержанной прокуратурой, влиянием на суд, деньгами и фальсифицированными чиновниками документами, выдаваемыми за подлинные. У него практически нет шансов противостоять этой махине, использующей судей для вымогательства с него денег в пользу чиновника.
В таких случаях судьи практически всегда принимают решения «политические», в пользу жилищно-коммунальных предприятий. Не проверяя право этих предприятий подавать иск в суд на этого человека, не устанавливая правоотношений и фактически не рассматривая дело по существу. Без проверки достоверности вымогаемых с жильца сумм. Но изредка случается обратное. Когда в суде оказывается человек, способный в одиночку противостоять махине власти администрации, несмотря на явное неравенство сил.
Недавно меня попросили выступить в суде против управляющей кампании ООО «Жилремсервис», подавшей в суд иски на двух женщин, живущих на Учебной, 15. Что будто бы они этой кампании должны какие-то деньги платить, а не платят. Я согласился защитить их от такого судебного вымогательства.
19 февраля 2008 года я пришел на суд, дождался, пока заявят ходатайство о допуске меня представителем ответчицы. Судья спрашивает, есть ли у меня отводы. «Нет», - говорю. «Есть ли у Вас ходатайства?», - спрашивает судья. «Есть», - говорю. И начинаю их заявлять. Прошу приложить к материалам дела «Свидетельство о государственной регистрации права» от 10.06.2005 года, в качества доказательства, что ответчица приватизировала свою квартиру. Поскольку ООО «Жилремсервис» представил справку, подписанную паспортистом ООО «Жилремсервис» Рябчиковой Г.К., что ответчица живет в муниципальной квартире. Ходатайство удовлетворяется, и я решаю, что настала пора показать зубы.
Заявление о подложности доказательств. Я заявляю ходатайство. О приложении к материалам дела заявления о подложности доказательств, представленных ООО «Жилремсервис», которое заранее напечатал. Например, ООО «Жилремсервис» заявляет, что жильцы дома якобы выбрали это ООО своей управляющей кампанией и в доказательство представляет протокол собрания жильцов. По этому протоколу получается, что четверо жильцов, якобы являющиеся владельцами всего дома, избрали ООО «Жилремсервис». Самое забавное заключается в том, что в доме 219 квартир. Причем, по моим сведениям, трое из этих жильцов – семья. И проживают в кв. 42. Т.е. владельцы двух квартир выдаются за владельцев всего дома, в котором 219 квартир! Представьте себе, каким интеллектом и какой уверенностью в своей безнаказанности нужно обладать, чтобы «сляпать» столь интересный документ, да еще и предоставить его с суд в качестве доказательства! Даже забыв вписать в него, что будто бы в собрании принимал участие представитель муниципалитета, проголосовавший от имени муниципальных квартир.
Другой документ, о подложности которого я заявляю, это справка, выданная паспортистом ООО «Жилремсервис» Рябчиковой Г.К., в которой утверждается, что квартира ответчицы не приватизирована. Я упоминаю, что эта фальсификация нужна была ООО «Жилремсервис» для обоснования, почему ответчица, как собственник жилого помещения на момент «проведения собрания», отсутствует в вышеупомянутом протоколе собрания среди собственников, «владеющих 100 % дома». Поскольку будто бы квартиру она не приватизировала и потому права голоса не имела.
Последним документом, о подложности которого я заявляю, является «Договор на содержание и ремонт жилого многоквартирного дома», заключенный якобы между директором ООО «Жилремсервис» Шамилем Рафаэльевичем Урманчеевым и собственниками жилых помещений дома. Поскольку подписи собственников жилых помещений там просто отсутствуют. А вместо них сиротливо значится подпись Тимура Рафаэльевича Урманчеева, брата директора ООО «Жилремсервис», подписавшегося в качестве представителя муниципалитета на основании доверенности. Почему-то данные этой доверенности (номер, дата, кем выдана) отсутствуют. Что ставит ее существование под большое сомнение.
Кстати, сам Тимур Рафаэльевич является директором другой управляющей кампании – ООО «УК «Центральная». Так что я совсем не удивлюсь, если на документах о собраниях, «выбравших» ООО «УК «Центральная» управляющей кампанией, от имени муниципалитета на основании столь же неустановленной доверенности за этот выбор голосовал Шамиль Рафаэльевич. Когда братья поддерживают друг друга, это всегда так трогательно смотрится…
И в конце заявления высказано небольшое недоумение, каким образом «собрание», «проведенное» 31 августа 2005 года, могло избрать управляющей кампанию, которая была зарегистрирована лишь спустя полтора года. Ведь ООО «Жилремсервис» представило суду «Свидетельство о государственной регистрации юридического лица», в котором значится, что ООО «Жилремсервис» было зарегистрировано 30 января 2007 года.
После небольшого выяснения судьей у меня некоторых вопросов, судья задал вопрос представителю управляющей кампании о несоответствии в датах, т.е. почему ООО «Жилремсервис» был зарегистрирован после проведения собрания, на которое ссылается. Тот сказал, что работает недавно, поэтому точно сказать не может, но слышал, что вносились изменения в Устав. Разумеется, шансы ООО «Жилремсервис» выиграть дело несколько упали, поскольку в свидетельстве о регистрации было записано не об изменениях в Уставе, а о регистрации нового юридического лица. Что означает, что ООО «Жилремсервис», подавший иск, совсем не тот ООО «Жилремсервис», которое «выбрали» управляющей кампанией.
Устное сообщение о преступлениях, занесенное в протокол. Следующее ходатайство показалось судье странным. Я ходатайствовал записать в протокол заявление, в котором указал, что считаю, что в действиях директора ООО «Жилремсервис» Урманчеева Ш.Р. содержатся признаки состава преступлений по ст. 292 УК РФ «Служебный подлог» и ч.1 ст. 303 «Фальсификация доказательств», в связи с фальсификацией документов и предоставлением их суду в качестве доказательств, в действиях представителя истца Лопатина В.А. содержатся признаки состава преступлений по ч.1 ст. 303 «Фальсификация доказательств» в связи с предоставлением их суду в качестве доказательств, в действиях паспортиста ООО «Жилремсервис» Рябчиковой Г.К. содержатся признаки состава преступлений по ст. 292 УК РФ «Служебный подлог» в связи с фальсификацией справки.
По лицу судьи было видно, что он, немного зная меня, насторожился, пытаясь понять, зачем я сделал такое ходатайство. Ведь никакой необходимости специально ходатайствовать заносить в протокол то, что и так будет в него записано с моих слов, не было. Проще было приложить к материалам дела это заявление в отпечатанном виде. Тем более, что бумага, в которую я заглядывал при заявлении ходатайства, наверняка была таким заявлением, причем более подробным. Мои слова были занесены в протокол, а судья поинтересовался, зачем мне было нужно заявлять это ходатайство. Я немного схитрил, сказав, что в связи с новым ходатайством, что было правдой лишь частично. На самом деле, целью было получение некого талончика.
Ходатайство о вынесении частных определений об обнаружении признаков состава преступлений. Я письменно заявил «Ходатайство о вынесении частных определений об обнаружении признаков состава преступлений», в котором просил суд вынести частные определения об обнаружении признаков состава преступлений. Разумеется, там указывались именно те статьи Уголовного кодекса и те лица, заявление о которых было ранее занесено в протокол. При этом я сослался, что в соответствии с ч. 3 ст. 226 ГПК РФ вынесение частного определения об обнаружении признаков преступления в адрес прокуратуры является не правом, а обязанностью суда.
Хотя заявление таких ходатайств в судах по ЖКХ (там практически всегда предъявляют фальсифицированные доказательства) стало моим коронным приемом, которым я нередко ставлю судей в тупик (в связи с достаточно явной их обоснованностью), я спустил это ходатайство на тормозах. Сказав, что не настаиваю на немедленном разрешении ходатайства, поскольку доказательства еще не исследованы. И можно его разрешить сразу после стадии исследования доказательств. Столь нехарактерная для меня доброта объяснялась тем, что настало время получать талончик. Идея получить талон от судьи мне известна от моего знакомого по Интернету Вадима Постникова, редактора тюменской газеты «Именем закона».
Выдайте талон о принятии сообщения о преступлениях! Я заявил «Ходатайство о выдаче талона о принятии сообщения о преступлении». В нем было написано, что в соответствии с Приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399 "О едином учете преступлений" судьи являются должностными лицами, правомочными осуществлять прием сообщений о преступлениях и оформлять их в соответствии с требованиями УПК РФ по факту устных сообщений о преступлениях, сделанных в ходе судебного разбирательства. Причем сообщением о преступлении является протокол судебного заседания, в который внесено устное сообщение о преступлении. Судья обязан зарегистрировать его, внеся запись в книгу регистрации сообщений о преступлении. И выдать талон о принятии сообщения о преступлении.
Вот я и попросил выдать такой талон. Мимоходом отметив, что «укрытое от регистрации сообщение о преступлении - сообщение, сведения о котором не внесены в регистрационные документы, а сообщению не присвоен соответствующий регистрационный номер». При этом я отметил, что талоны должны выдаваться сразу. Но поскольку мне известно, что книги регистрации сообщений о преступлении в мировом суде нет, то не против перерыва в заседании, ибо готов подождать некоторое время, пока судья ее оформит. Упомянув, что отсутствие в томских судах книг регистрации сообщений о преступлении – это вопрос о степени соответствия председателя Томского областного суда занимаемой должности. Скромно умолчав, что сомневаюсь, что такие книги заведены хоть в одном из российских судов, включая Верховный суд и Конституционный. Вдобавок я упомянул, что у меня есть ходатайство о прекращение дела в связи с тем, что истец не предоставил ни одного доказательства наличия правоотношений с истицей, кроме явно подложных. Судья сказал, что ходатайства будут рассматриваться в порядке поступления и объявил перерыв для разрешения моего ходатайства о талоне.
Новая стадия гражданского процесса. Оставив судью и юриста ООО «Жилремсервис» обдумывать последствия столь быстрого поэтапного перехода от гражданского процесса к уголовному, не описанного ни в одном юридическом учебнике, я тут же побежал на четвертый этаж. Поскольку одновременно шло другое судебное заседание, где я выступал представителем против ООО «УК «Северная». Дело было похожим, ходатайства о вынесении частного определения об обнаружении признаков состава преступления (в том числе, по ст. 292 УК РФ «Служебный подлог» в отношении главы администрации Октябрьского района г. Томска Мальцева Д.Б.) и о выдаче талона я уже заявлял. Мои ходатайства по ООО «Жилремсервис» были переписаны с ходатайств, которые я приготовил и заявлял на суде с ООО «УК «Северная».
Придя туда, я увидел, что к двум юристам ООО «УК «Северная» добавился еще один юрист, постарше и поопытней, с ходу заявивший, что он участвует в суде лишь в связи с моим ходатайством о частном определении об обнаружении признаков состава преступления. Вскоре у меня создалось впечатление, что его задача в успешном осуществлении новой, доселе неизвестной стадии гражданского процесса – защите истца от уголовной ответственности за предоставление суду фальсифицированных доказательств.
ООО «Жилремсервис» отказался от иска. Когда на суде с ООО «УК «Северная» объявили перерыв, ко мне подошла женщина, которую я защищал от ООО «Жилремсервис», и показала готовое судебное решение. Дело было прекращено в связи с отказом истца от иска. По ее словам, юрист ООО «Жилремсервис» позвонил своему начальству. Он сообщил, что в суде уже решается вопрос о возбуждении уголовного дела на самого юриста, на директора, и даже на паспортистку. И начальство распорядилось отказаться от иска. При условии отказа от моих ходатайств, на что ответчица согласилась.
Так вот и получилось, что, заявив несколько ходатайств в течение получаса, я выиграл суд. Причем, не успев выйти из стадии заявления ходатайств, не дойдя до рассмотрения дела по существу. Я думаю, что эта методика подойдет многим.
Все страньше и страньше. Через три дня я пошел в суд уже с другой женщиной с Учебной, 15. Поскольку судья знал, что ООО «Жилремсервис» был зарегистрирован в 2007 году, а «собрание» «проведено» в 2005 году, то юрист ООО «Жилремсервис» представил суду новые доказательства. Что одновременно существуют два ООО «Жилремсервис» с одним директором и с идентичными печатями (за исключением стоящих на них цифр в ИНН). Интересно, как зарегистрировали второй – не иначе, как за взятку. Тем самым ООО «Жилремсервис» документально подтвердило, что пыталось обмануть суд и ответчицу, выдавая в своем исковом заявлении два ООО «Жилремсервис» за один.
Юрист ООО «Жилремсервис» говорил, что у первого ООО «Жилремсервис» три учредителя, а у второго – только Урманчеев. Я предполагаю, что причиной регистрации второго ООО «Жилремсервис» было желание Урманчеева «кинуть» других учредителей, в том числе потерявшего пост директора томского департамента ЖКХ и находящегося под следствием Валитова. Фокус в том, что после проведения настоящих или поддельных собраний мэрия издает постановления о передаче домов управляющей кампании. Поэтому идентичность двух управляющих кампаний нужна была не только для обмана жильцов, но и для соответствия имеющемуся в документах мэрии названию.
Суду были предъявлены и другие, столь же странные документы. Будто бы в 2007 году было собрание жильцов, сменивших первый ООО «Жилремсервис» на второй. И прочая безграмотная чушь. Я попросил дать несколько дней на изучение документов. И в следующем судебном заседании заявил о подложности новых доказательств и попросив вынести частное определение об обнаружении признаков состава новых преступлений.
При этом я заявил, что ООО «Жилремсервис» «попытался обмануть судью и ответчика, попытавшись выдать два ООО «Жилремсервис» за один», но вследствие обнаруженного в другом деле факте регистрации ООО «Жилремсервис» в 2007 году, что «существенно ограничило возможности истца обманывать судью», был вынужден предоставить новые доказательства. Столь же подложные. Факт подложности документов о собрании в 2007 году, в частности, доказывается исковым заявлением истца, поскольку попытка обмануть ответчицу была основано на незнании жильцами дома о существовании двух ООО «Жилремсервис». О чем бы они знали, если бы было собрание, сменившее один на другой. Я вовсю потоптался на «попытке путем обмана суда использовать его как орудие преступления» (ст. 159 УК РФ «Мошенничество»), на «типичных ошибках при безграмотной фальсификации документов», и на многом другом. А закончил, скромно обратив внимание суда «с целью пресечения дальнейших попыток истца обмануть суд», что агентский договор от 2007 года подписан вовсе не истцом, что видно из ИНН на печати. Разумеется, я сразу выиграл суд.
Откуда доказательства? После суда с ООО «Жилремсервис» у меня был разговор с одним из адвокатов, чья контора расположена рядом с мировым судом. Постоянно общаясь с мировыми судьями и зная, что «ходатайства о вынесении частных определений об обнаружении признаков состава преступлений» и «ходатайства о выдаче талонов» являются моими коронными приемами, он поинтересовался, как я достаю доказательства совершения преступлений. И рассчитывал, что я скажу, что меня ими снабжают чиновники, милиция, ФСБ, прокуратура или еще кто-то в этом роде.
Я ответил, что я использую те, что предоставляет другая сторона. «Ты хочешь сказать, что используешь только доказательства другой стороны?» - спросил адвокат, недоверчиво глядя на меня. Оснований для недоверия у него были – ведь он знал, что я делаю это постоянно, из суда в суд. Я объяснил, что если я начну предоставлять доказательства сам, то встанет вопрос о том, получены ли они судом в законном порядке. А когда я беру доказательства другой стороны, сомнений в их подлинности у суда не возникает. Я беру их, анализирую, понимаю смысл, обнаруживаю фальшивки, делаю выводы. Всегда что-то находится – у нас все ЖКХ такое.
«Они что, идиоты?» - спросил он у меня. А что я мог ответить?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments