drandin (drandin) wrote in namarsh_ru,
drandin
drandin
namarsh_ru

2 марта. Про то, что называют выборы

В день выборов я вместе с Зубковым Сергеем и Украинскими коллегами из «Национального альянса» ездил по избирательным участкам расположенных в районах Черёмушки и Котловка, следил за работой своих наблюдателей и ходом процесса который у нас называют выборы.

Рано утром 2 марта за полчаса до открытия избирательных участков, я вместе с одним из 7 своих наблюдателей направленных контролировать процесс, пришёл в УИК № 2306. Объяснив охраннику, перегородившему мне вход, что я кандидат в депутаты и имею право находится на избирательном участке в любой момент, я вошёл в помещение школы, разыскал председателя комиссии и передал документ подтверждающий назначение наблюдателя, сотрудники комиссии как и положено по закону опечатывали урны. Казалось, что всё идет, так как и должно, но вдруг председатель заявила, что помимо 2 больших стационарных урн и 2-x переносных будет ещё и специальная.

Работники УИКа из обувной коробки сделали мини-урну, обклеив картонную коробку бумагой и прорезав в ней отверстие. Специальную урну они намеривались носить на первый этаж для того что бы все кто не хочет подниматься на второй этаж могли проголосовать на первом. Бред! Я поинтересовался на основании, каких статей закона комиссия умудрилась додуматься до этого. Члены УИКа глупо похлопали глазами мне в ответ. В результате, угрозы приглашения СМИ на участок и составления жалоб в вышестоящую инстанцию не позволили состояться мегакреативу с обувной коробкой.

Спустя пару часов, я заехал посмотреть, как идёт голосование на соседнем участке № 2307. Удачно заехал! Как раз в этот момент сотрудники милиции под руководством зам. начальника ОВД со скандалом выгоняли двух наблюдателей, которые попросили показать им списки избирателей (это законная просьба!). Члены УИК сочли законную просьбу наблюдателей наглостью и вызвали милицию, заявив, что наблюдатели мешают их работе. Ещё через час оставшиеся на этом участке наблюдатели, перепуганные произошедшим инцидентом, рассказали мне, что неизвестные молодые люди пытались спровоцировать драку и загораживали им обзор. В результате провокация не удалась, но наблюдатели боялись писать жалобы и реагировать на нарушения.

На других участках на которых я побывал в течение дня ситуация была похожая, до 18:00 выгнали ещё 5 активных наблюдателей. Основных способов удаления неугодных наблюдателей было два. Первый – составлялся акт о том, что наблюдатель мешает работать комиссии, второй - неизвестный звонил в УИК и жаловался на наблюдателя, аноним утверждал, что наблюдатель агитировал его за некого кандидата, после чего наблюдателя выгоняли.

Наблюдатели от КПРФ для контроля явки и количества реально опущенных в урну бюллетеней фиксировали на специально подготовленных листах факт помещения бюллетеней в урну. Мне известны данные с 3-x участков, где наблюдателям считающим явку удалось продержаться до окончания голосования. Цифры УИКов и наблюдателей разошлись, и разброс оказался огромен, УИКи вынимали из урн на 200 – 500 бюллетеней больше, чем их должно было быть. Я понимаю, что тут возможна ошибка наблюдателей, но их погрешность, может составлять лишь 50 – 60 бюллетеней не больше.

Самое интересное началось после закрытия участков. На участке 2300, выгнали силой и избили моего наблюдателя Якова Шлейхера, который специально приехал в Россию из Германии, что бы проследить за явлением «выборы». Он в соответствие с законом начал видеосъемку процедуры подсчёта голосов, сразу после этого его попросили уйти как можно дальше от стола, на котором должен был производиться подсчёт бюллетеней, через несколько минут председатель потребовала прекратить съёмку, Яков, разумеется, отказался, сославшись на закон который это делать позволяет. После этого наблюдателя выгнали с участка, составив акт нарушения.
Мне по телефону председатель комиссии 3200 объяснила из-за чего, Якова выгнали, звучало это сюрреалистично - «Ваш наблюдатель ввёл в панику избирательную комиссию». После составления акта Якова вывели из помещения, а на улице некие люди, отправленные предположительно председателем УИКа вслед за ним, ударили тяжёлым предметом Якова по голове, очнулся он в автобусе, в который его в бессознательном сознании затащили нападавшие. Неизвестные видимо хотели отобрать видеокассету. Но кассету с видеозаписью нарушений Яков успел незаметно передать наблюдателю от КПРФ. Мне удалось забрать видеокассету, она уже передана журналистам.

Во время подсчёта голосов я находился на участке № 2301, пришёл туда за полчаса до закрытия. Работники комиссии заметно нервничали. Наблюдатели от КПРФ рассказали мне о вбросах, которые были зафиксированы утром. В течение почти полутора часов члены комиссии подсчитывали явку в своих журналах и что-то рассчитывали на калькуляторе. Затем вывалили на стол бюллетени из стационарных урн и в общую кучу вытряхнули содержимое переносных урн, затем стали разбирать бюллетени по кучкам. Такая последовательность действий нарушает закон. Через 30 минут, начался подсчёт итогов голосования за президента. Подсчитали минут за 40, быстро, но результат подсчёта члены УИК не сообщили. Еще примерно час сводили числа в протоколе, что-то подгоняли. Заполнив протокол, оглашать его содержимое не стали, я так и не узнал, сколько избирателей проголосовало за нового президента России, это для меня осталось тайной.

Сразу после составления протокола, на лицах членов комиссии появились улыбки, и они стали пить чай и шутить. Жалобы председатель принимать наотрез отказалась. Наблюдатели от КПРФ, не выдержали такой наглости, и ушли с участка. Я же остался, решив дождаться начала подсчёта результатов муниципальных выборов. Минут через 30-40, с явной не охотой комиссия начала считать муниципальные бюллетени, к этому времени я уже знал неутешительные результаты с других участков района, поэтому ничего оптимистичного не ждал. В большинстве бюллетеней стояли галочки напротив фамилий кандидатов от Единой России, это было уже не новостью. Самое интересное это часто встречающаяся последовательность бюллетеней с галочками за нужных кандидатов, нарисованных одинаковым образом. Я несколько раз говорил об этом странном совпадении членам УИК, но они цинично предлагали мне произвести экспертизу почерка.

В этот момент я узнал об избиении своего наблюдателя, и решил, что важнее забрать кассету у наблюдателя от компартии, так я и поступил. Участок № 2300 находился в той же школе, но в другой её части. Зайдя на участок № 2300 меня сразу стали выгонять, я процитировал 23 статью избирательного Кодекса Москвы, но председатель стала звать милицию, чтобы избавится от меня, я успел попросить наблюдателя от КПРФ, у которого была кассета, выйти в коридор. В целях конспирации передача видеокассеты происходила в туалете. Забрав кассету, я попросил Зубкова Сергея, подъехать к участку на машине, в противном случае я рисковал повторить судьбу Якова Шлейхера, которого час назад избили. Копию протокола я не забрал, уехал до окончания подсчёта голосов на участках № 2300 и № 2301. Поздно ночью выяснил, что некоторым моим наблюдателям протоколы выдавать отказались, ссылаясь на отсутствие копировального аппарата и пустых бланков.

Лишь на нескольких избирательных участках мне удалось потеснить Единую Россию и набрать достаточное количество голосов, именно на этих участках находились опытные активные наблюдатели. Но этого недостаточно. Для фальсификации итогов муниципальных выборов достаточно исказить результаты на 2-3 избирательных участках.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments